www.reklama.ru. the banner network.





И все мои мечты, разорванные в клочья

Содержание

Комната Деленн

Шеридан спит. Случайно повернувшись во сне, он обнаруживает, что Деленн нет рядом. Поднявшись с постели, он видит ее в соседней комнате, сидящую перед горящей свечей. Он спрашивает, все ли с ней в порядке. Деленн лишь слабо кивает. Шеридан говорит, что ей нужно поспать, ведь им предстоит тяжелый день, но она молчит, не отрывая взгляда от свечи. Поняв, что она хочет побыть в одиночестве, Шеридан снова идет спать.

Утром Деленн все еще сидит на том же месте, на полу. Свеча еще не догорела. Из ванной комнаты, вытирая голову полотенцем, выходит Шеридан и говорит, что ванная в ее полном распоряжении. Она смотрит на него так, будто видит впервые в жизни. Обстановка становится угнетающей. Шеридан возвращается в ванную, чтобы обуться. Он одевает один тапочек и берет другой, но рука его застывает в воздухе. Секунду он тупо глядит на свою руку, а потом роняет его на пол.

Мы слышим звук молотка и голос Шеридана, обращающегося к членам содружества, и в то же время видим, как Деленн входит в ванную комнату и садится рядом с ним. В их глазах можно прочитать предчувствие грядущего. Они склоняются друг к другу, словно ища поддержки.

Ш е р и д а н: В жизни каждого наступает момент, когда он должен делать то, что охотнее не делал бы, и
когда он знает то, что охотнее не знал бы. Сейчас именно такой момент.

Зеленый сектор

За дверями Зала Совещаний выставлена охрана. Зак и двое охранников в полном боевом вооружении закрывают путь подошедшим Лондо и Виру. Лондо знает, что в зале идет совет, и хочет войти. Зак отвечает, что это закрытое заседание и что он не может впустить его. Лондо напоминает, что он все еще член консультативного совета и имеет полное право там находиться, но Зак ничем не может ему помочь. Это не его решение. Когда совет решит, они сами позовут Лондо.

Лондо оскорблен. Неужели они продали его, неужели они продали весь его народ? Даже не дав ему шанса защититься, опровергнуть обвинение? Это несправедливо!

Зак пытается урезонить его, но Лондо выходит из себя и этим только ухудшает ситуацию. Хуже? Что может быть еще хуже?


И так оно начинается...
(К о ш, "Кризалис")

В твоем разуме дыра...
(М и н б а р е ц, "Встречи")

Что вы хотите?
(С и н к л е р, "И небо, полное звезд")

Никто не является таким, каким представляется...
(Г' К а р, "Поле битвы - разум")

Ничто не осталось прежним...
(С и н к л е р, "Кризалис")

Командор Синклер... был отозван...
(Г е н е р а л  Х е й г, "Врата в вечность")

Почему же вы не уничтожите весь Нарн, целиком?
(Л о н д о, "Откровения")

Я вижу руку, протягивающуюся со звезд...
(Э л р и к, "Геометрия Теней")

Кто ты?
(С е б а с т ь я н, "Инквизитор")

Сегодня президент Кларк подписал указ о введении чрезвычайного положения...
(д и к т о р  "М е ж з в е з д н ы х   н о в о с т е й", "Вести с Земли")

Эти приказы вынудили нас объявить о своей независимости...
(Ш е р и д а н, "Несбывшиеся надежды")

Компоненты вооружений...
(Б е с т е р, "Корабль скорби")

Если только вы не вылезете из своих скафандров и не сделаете хоть что-нибудь...
(Ш е р и д а н, "Интерлюдии к испытаниям")

Ты тот, кто был...
(З а т р а с, ""Война без конца", ч.2")

Если ты полетишь на За'ха'дум, ты умрешь...
(К о ш, ""В тени За'ха'дума"")

Зачем ты здесь?
(Л о р и е н, "Что же случилось с мистером Гарибальди?")

Есть ли у тебя что-нибудь, ради чего стоило бы жить?
(Л о р и е н, "Что же случилось с мистером Гарибальди?")

Я думаю о моем прекрасном городе, объятом пламенем...
(Д е л е н н, "Слухи, сделки и ложь")

Гиганты на детской площадке...
(Ш е р и д а н, "Долгая ночь")

Убирайтесь из нашей Галактики!
(Ш е р и д а н, "В самое пламя")

Мы здесь, чтобы арестовать президента Кларка...
(Ш е р и д а н,"Эндшпиль").

Зал совещаний

Деленн и Шеридан обращаются к совету.

Д е л е н н: Мы надеялись, что нам никогда не придется начинать этот разговор. За последние шесть месяцев вы все подверглись нападениям на торговых трассах. Мы потеряли много людей, были уничтожены грузы на сумму в сотни миллионов кредитов. Но невозможно измерить боль тех, кто потерял свои семьи и своих друзей.

Ш е р и д а н: Вскоре после начала атак мы начали собирать информацию, чтобы найти виновных. За ваше терпение и сотрудничество мы обещали, что назовем вам их, когда будем полностью уверены в их вине. И тогда вы сможете поступить с ними как угодно. Кто бы они ни были. Деленн: Теперь мы способны доказать, что ответственность за нападения лежит на Республике
Центавр.

Зал наполняется удивленными (и не очень) возгласами.

Ш е р и д а н: Мы обещали, что Содружество поддержит любые ваши действия. Теперь, когда мы знаем, что
ответственность за нападения несет Центавр, это обещание… легло на нас тяжким грузом. Но мы
обязаны исполнить его. И исполним… какова бы ни была цена.

Комната Деленн

Свеча, на которую всю ночь смотрела Деленн, погасла.

Комната Лондо

Франклин задерживается ровно на столько, чтобы отдать Лондо копию свидетельских показаний.

Зал совещаний

Первым показания дает доктор Франклин. Он объясняет, в чем различие между оружием рас, и какие ранения наносит каждое из них. У боеприпасов, которые используют члены Содружества, большинство свойств одинаковы. Но есть и различия. К примеру, из соображений безопасности, большинство их кораблей построено на верфях их родных планет. В постройке используются местные материалы для фокусирующих линз, центрального компонента всего энергетического вооружения. Особенность этих материалов в том, что они способны изменить спектры света в луче, сделав их уникальными для каждого из миров.

Шеридан спрашивает у Франклина, как он распознает эти различия. Франклин говорит, что для этого достаточно осмотреть одно или два тела с места нападения. Нужно провести аутопсию, чтобы установить, оружие какого типа было использовано. Деленн просит поподробнее рассказать об этом методе. Франклин объясняет, что сильное излучение при соприкосновении с кожей обесцвечивает ее. То же самое происходит с палочками и колбочками, воспринимающими черный, белый и другие цвета и расположенными на дне глазного яблока. Им требуется одно мгновение, чтобы восстановиться после таких ярких цветов. Именно поэтому мы видим зеленые пятна после того, как посмотрим на красный свет, или же желтые, если смотреть на ярко-голубой. Это обязательное правило. И удивительно точное.

Из-за того, что смерть наступает через несколько секунд после взрыва, палочки и колбочки не восстанавливаются. Анализируя их состояние, а также состояние поврежденной кожи, можно установить частоту спектра, используемого в оружии. Она совпадает со спектром центаврианского оружия. Добавлю, что центавриане чаще используют снаряды, охотнее взрывая корабли, чем разрезая лучом. На всех телах обнаружены одинаковые ожоги и ранения, которые могло нанести только центаврианское оружие.

Комната Лондо

Лондо заканчивает читать показания Франклина, когда к нему подходит Гарибальди со своим
докладом. Они оба сконфужены. Ведь когда-то они были друзьями.

Зал совещаний

Следующим выступает Гарибальди. Он повторяет слова Франклина о том, центавриане используют снаряды, а не лучи. Анализ обломков подтверждает, что энергетическое оружие использовалось именно таким образом. К тому же, тактика засады, которая проводилась при нападениях на грузовые корабли, является обязательной частью тренировок на Центавре.

Шеридан прерывает его, говоря, что это не доказательство. Он спрашивает, есть ли у Гарибальди какие-нибудь более объективные улики. Да, есть. Он показывает присутствующим пуговицу, которую он сорвал с одного из нападавших на планету дрази (Зазубренное лезвие). Тогда они убили единственного свидетеля своего нападения. Экспертиза показала, что пуговица принадлежит центаврианскому военному из дворцовой стражи. Нападение имело место вслед за утечкой информации
о его миссии на планете Дрази. Это произошло после того, как Лондо узнал об их планах на регулярном заседании. С тех пор они старались держать Лондо в неведении. Утечек информации больше не наблюдалось.

Деленн спрашивает, правда ли, что за последние три месяца был атакован всего один центаврианский корабль. Гарибальди отвечает, что это правда, но то был старый грузовой корабль, подлежащий разборке и распродаже по частям. В обломках не было обнаружено ни убитых, ни ценного груза. Он может только предположить, что корабль был нужен, чтобы запутать их и заставить думать, что это нападение на центаврианский торговый путь.

Комната Лондо

Лондо открывает дверь и встречает Г'Кара. Лондо выглядит очень расстроенным. Он интересуется, зачем тот пришел. Неужели чтобы, как остальные, дать показания и рассказать все, что он слышал и видел, пока выдавал себя за его телохранителя? Но Г'Кар возражает ему, что ни за кого себя не выдавал. Он приехал на Приму Центавра как его гость, защитник и, возможно, как совесть Лондо. Он никогда ни на кого не работал и не следил за ним и, тем более, он не собирается выступать
перед советом. Но он был там и видел, как Лондо волнует приближение войны. Особенно то, что военные корабли, которыми раньше мог пользоваться каждый министр, теперь засекречены. Ведь Лондо догадывался, что что-то происходит, но не был уверен в этом.

Лондо никогда не любил выслушивать, что он знает и чего не знает. Тем не менее, он благодарен Г'Кару за его заботу. Но если он пришел не затем, чтобы дать показания, то зачем? Г'Кар отвечает, что он должен передать ему, что совет готов его видеть.

Зал совещаний

Лондо обращается к совету, говоря, что теперь у него есть возможность снять с себя обвинения. Сначала он просто сердится, затем, разойдясь, он разрывает рапорт на куски. Раздается перешептывание и Г'Кар вскакивает со своего кресла. Лондо в ярости обращается к Шеридану, Деленн и Г'Кару.

Л о н д о: Это всего лишь шутка. Да, жестокая. Да, уничижительная, но, тем не менее, только шутка. Неопровержимые доказательства… Искаженная истина! Полуправда! Ваших необоснованных доказательств хватит, чтобы три раза обернуть вокруг станции и на бантик завязать!

Д е л е н н: Вы не можете отрицать, что оружие сделано центаврианами.

Л о н д о: Да, сходство определенно есть, но мы много раз поставляли наше оружие инопланетянам, включая многих из вас. (Он обводит рукой совет.) И не только. На Нарне после нас осталось много нашего оружия и кораблей. Правительство Нарна могло использовать его, чтобы обвинить нас. Ваши слова можно обернуть против любого из вас. У вас нет ни одного решающего доказательства.

Ш е р и д а н: Значит, Вы опровергаете обвинения.

Л о н д о: Насколько я понимаю, здесь нечего опровергать. Мне больше нечего сказать.

Лондо уже готов уйти, но Деленн останавливает его. Есть еще кое-что, что он должен увидеть. Шеридан, Деленн и Г'Кар хотят, чтобы он узнал об этом одновременно с представителями других миров. Деленн вызывает Ленньера, который должен объяснить суть своей миссии на Белой Звезде 27 (Размышления над бездной). Патрулируя границы Центавра, он засек сигнал. Взяв истребитель, он обнаружил источник сигнала. Ленньер включает запись того, как флот Центавра уничтожает корабли
бракири. (Сошествие мрака)


Ленньер говорит, что маркировка на центаврианских кораблях не соответствует объявленной. Его истребитель был атакован одним из этих кораблей во время гиперпрыжка. Во время просмотра записи комната наполняется шепотом, но все замолкают, как только просмотр завершается. Все ждут реакции Лондо. Тот в шоке. Он смотрит на Ленньера, который выглядит так, словно извиняется за то, что показал им запись. Шеридан спрашивает Лондо, хочет ли тот что-нибудь сказать. Нет, не хочет, пока не посоветуется со своим правительством. Шеридан просит его заодно передать правительству Центавра сообщение. Они сами напали на остальных членов Содружества, они переступили закон, и на это может быть только один верный ответ. Они вынуждены будут изолировать центавриан от остальных миров Содружества. Все товары, направленные в Центавр или идущие оттуда, будут остановлены в любой зоне перехода и отправлены в миры Содружества. Каждый центаврианский корабль, не важно, прилетевший или улетающий, будет остановлен, взят под конвой и отправлен назад. В случае сопротивления он будет конфискован.
Это будет продолжаться, пока правительство Центавра не признается, не возьмет на себя вину за нападения и не выплатит все долги. До тех пор Республика Центавр будет изолирована.

Комната Лондо

Лондо выглядит очень обеспокоенным. Он отослал своему правительству копии всех показаний, и они должны были вернуть их ему несколько часов назад. Меньше, чем через час, состоится новый совет. Почему же они тянут? Вир предполагает, что они не отвечают потому, что все обвинения - правда. Лондо отказывается этому верить. Если бы что-то подобное и происходило, он бы знал об этом. Кроме того, республика Центавр за последние 500 лет ни разу не нападала на гражданские объекты. Вир напоминает ему о нарнах. Нет, нет, нет, это совсем другое дело. Это были оккупационные войны. На войне всегда так. Но сейчас не война, и они не станут стрелять первыми, и уж естественно не станут нападать на транспортники как пираты или варвары. Вир спрашивает, как же тогда объяснить запись, но прежде чем Лондо успевает ответить, приходит сообщение с Примы Центавра.

Министр говорит Лондо, что он был у регента, который только что закончил читать показания. Регент сказал, что это самая правдоподобная ложь, из всех, что он слышал. Министр согласен с ним. Он говорит, что существуют только две возможности:
1. Все показания заранее сфабрикованы.

Лондо отказывается верить в это. Он знает Ленньера и если тот говорит, что что-то видел, то это так и есть. Но остается еще один вариант.
2. Все было запланировано так, чтобы обмануть его

Для этого были использованы корабли и материалы, оставшиеся на Нарне. Они проверяли их наличие и…

Вир прерывает министра. Они все смотрели запись и видели множество кораблей, больше, чем могло остаться на Нарне. Министр отвечает, что нет ничего проще, чем взять несколько поврежденных в войне корпусов центаврианских кораблей и использовать их как оболочку для кораблей Нарна. Лондо все еще сомневается. Нападение, которое они видели, не могло быть подстроено. Министр соглашается, что все выглядело вполне правдоподобно, но ведь нарны для достижения своей цели способны на любую жертву. Они могли намеренно послать сигнал рейнджеру Ленньеру, чтобы он последовал за ними и увидел то, что они хотели показать ему. Чтобы он сообщил об этом на В5. У него безупречная репутация и поэтому он больше других подходит на эту роль.

Даже допуская, что министр прав, что Лондо должен ответить совету? Они ждут. Министр говорит Лондо, что регент сейчас думает над ответом.

Зал совещаний

Лондо читает ответ регента совету.

Л о н д о: Пункт 1: Республика Центавр категорически отрицает свою причастность к нападениям. Мы - жертвы тщательно разработанного плана. Кем он разработан, мы узнаем, когда у нас будет больше информации. Пункт 2: Республика Центавр не станет никого бояться, тем более тех, кто раньше назывался нашими друзьями. Мы немедленно выходим из Содружества. И, наконец, пункт 3: Республика не признает законность вашего решения о блокаде, и, следовательно, не станет ему подчиняться. С этого момента все центаврианские корабли, входящие на территорию миров Содружества, будут сопровождать наши лучшие военные корабли. Первое же нападение на наш транспорт будет расценено
как объявление войны, и наш ответ придет незамедлительно.

Шеридан хочет было возразить, но Лондо обрывает его. Ему больше нечего сказать. Он на первом же транспорте отправится на Центавр для дальнейшего обсуждения сложившейся ситуации на В5. Шеридан отвечает, что совет уверен в причастности правительства Центавра к нападениям, и он не может просто забыть об этом. Если Лондо уедет сейчас, то он не сможет позволить ему вернуться, пока ситуация не стабилизируется… или никогда. Что ж, если Шеридан хочет этого, он не вернется. Лондо еще раз напоминает - любая атака может стать началом войны. Лондо и Вир покидают зал совещаний под оскорбленное перешептывание.

Уже в коридоре Лондо говорит Виру, чтобы тот заказал ему билеты на первый же корабль, летящий на Центавр. Он должен быть дома как можно раньше. Но Вир считает наоборот. Они оба слышали слова Шеридана…возможно, это была правда. Лондо понимает, что Шеридан говорил серьезно, но ведь и он тоже. Если он докажет, что центавриане невиновны, то совет признает свою ошибку. Но для этого он должен вернуться на родину. Вир хочет ехать с ним, но Лондо говорит, что он принесет больше пользы, оставаясь на В5, чтобы представлять Центавр в его отсутствии.

Комната Г'Кара

Деленн встречается с Г'Каром по его просьбе. Он сообщает ей, что поедет на Приму Центавра вместе с Лондо. Деленн удивлена, зачем ему это нужно. Он отвечает, что она была права, когда говорила, что Лондо необходима защита. (Странная связь) Если Лондо действительно не знает о том, что нападения планировало его правительство, если они намеренно держат его в неведении, ему будет грозить серьезная опасность, когда он вернется на Центавр. Лондо не тот, кто отступит. Рано или поздно он докопается до истины и попытается все изменить. Он единственный, кто способен это сделать. Поэтому ему необходима защита.

Деленн интересуется, сообщил ли он об этом Лондо. Еще нет. Он хочет сделать ему сюрприз. Он зарезервировал себе соседнее место на корабле, чтобы они смогли поговорить во время полета. Деленн вспоминает, что Лондо однажды сказал ей, что ненавидит разговоры во время полета. Он бы охотнее поспал. Г'Кар начинает хихикать в ответ на это.

Г'Кар начинает собираться. Перед тем, как уйти, Деленн хочет убедиться, что он понимает, что, если начнется война, он окажется в ловушке, и они ничем не смогут помочь ему. Г'Кар понимает это. Он отдает ей последние главы своей книги. Если все будет складываться плохо, он бы попросил ее убедиться, что эти главы попадут на Нарн.

Д е л е н н: Я сделаю это.

Г' К а р: Спасибо. Прощайте, Деленн.

Д е л е н н: Г'Кар, я когда-нибудь говорила Вам, что Вы один из лучших писателей, которых я знаю и что я считаю за честь работать с Вами в Содружестве.

Г' К а р: В том, что я потерял глаз, есть одно преимущество - начинаешь пристальнее всматриваться в глаза других. В Ваших глазах я нашел благодарность, в которой только мог нуждаться.

Он поклонился ей по нарнскому этикету. Деленн, не скрывая слез, прижала свою руку к его груди - знак, означающий вечную дружбу и родство между ними.

Синий сектор

Столкнувшись в коридоре с Заком, Шеридан спрашивает его, связался ли он с Гарибальди. Зак отвечает, что пытается сделать это в течение последнего часа, но линия молчит. Шеридан хочет, чтобы Зак нашел Гарибальди и сказал, чтобы тот зашел к нему.

Комната Гарибальди

Гарибальди спит прямо в кресле. На столе перед ним стоит недопитый стакан спиртного. Его будит звонок в дверь. Это Зак. Гарибальди медлит открывать, чтобы успеть спрятать стакан и взять себя в руки. Когда он наконец открывает и впускает Зака, тот спрашивает, где он был. Шеридан ищет его уже больше часа. В течении всего разговора Гарибальди стоит настолько далеко от Зака, насколько это возможно. Он не слишком убедительно отвечает, что устал и прилег отдохнуть. Когда Зак говорит, что это очень важно, Гарибальди начинает бессвязно бормотать: Важно? А когда это не было важно? Пусть Зак ему скажет, когда это не было важно! Зак может подождать. У него нет времени…все важно.

Зак, улыбаясь, глядит на него, видимо, начиная о чем-то догадываться. Он спрашивает Гарибальди, все ли у него в порядке. Он очень странный сегодня. Зак берет апельсин и интересуется, нет ли у Гарибальди авитаминоза. Тот отвечает, что ни в чьей заботе не нуждается и просит оставить его в покое. Зак отвечает, что всего лишь хотел узнать, может ему не хватает витамина C? Он бросает апельсин Гарибальди и тому не удается поймать его. Он повторяет это и Гарибальди снова роняет
апельсин.

З а к: Да у тебя нарушена координация!

Г а р и б а л ь д и: Я же говорил, что только что проснулся.

З а к: Ты пьян.

Г а р и б а л ь д и: Чушь.

З а к: Да неужели? Подойди поближе, чтобы я мог чувствовать твое дыхание, и скажи мне это еще раз.

Г а р и б а л ь д и: Я никому ничего не обязан доказывать, ясно?

З а к: Ты слишком часто напиваешься.

Г а р и б а л ь д и: У тебя нет никаких прав упрекать меня. Ты последний на этой станции, к кому я обращусь за советом. У тебя у самого были проблемы до того, как ты пришел сюда…и, знаешь, что мне известно? Что у тебя были проблемы и после. Но разве я что-нибудь говорил тебе об этом? Нет. Хочешь знать, почему? Потому что я знаю…знаю, что ты сам способен с ними справиться. Ты даже не представляешь, через что я прохожу каждый день! Ссоры, драки, бесконечные проблемы, давление со всех сторон. Да на хрена я должен перед тобой оправдываться! Перед тобой! Нет. У тебя нет никакого права читать мне мораль. Никакого права!

Зак выглядит обиженным. Он вынимает ППЖ и бросает на стол перед собой. Гарибальди спрашивает, зачем он это сделал. Зак говорит, что если Гарибальди хочет оскорбить его, то можно сделать это намного проще. Может стоит и для себя сделать то же? Черт возьми, есть же куда более простой путь сделать это, прихватив с собой еще несколько человек. Гарибальди кажется, что Зак стал несколько мелодраматичен.

З а к: Ты алкоголик, Майкл. Ты уже не можешь выпить немного и остановиться. Ты не сможешь ни оправдаться, ни объяснить этого. Тебе не удастся поиграть в игру «я больше не буду» и «вы ничем не лучше меня». Я кричу на тебя, потому что я твой друг, и потому что знаю, что ты чувствуешь. Я тоже прошел через это и не хочу, чтобы ты сдался.

Гарибальди молчит, пытаясь осознать слова Зака. Наконец он спрашивает, станет ли он увольнять его. Зак не знает, что ему делать. Что ж, если так, то почему бы ему не подождать с этим немного? Если остальные узнают, что он пьет, он может попрощаться со своей карьерой до того, как он успеет что-либо изменить. Все, что ему нужно, это немного времени. Зак соглашается на его просьбу.

Гиперпространство

Центаврианские корабли летят в сопровождении военных крейсеров. Недалеко от них движется Белая Звезда.

Комната Шеридана

Шеридан коротко рассказывает Гарибальди, что произошло. Все центаврианские корабли дальнего следования сопровождаются военными судами. Крейсеры миров Содружества постоянно находятся у зон перехода, готовые атаковать любой центаврианский корабль. Это как пороховая бочка, каждую минуту готовая взорваться. Что они должны с этим делать? Шеридан говорит, что Центавриане могут заблуждаться, считая себя центром Вселенной, но они далеко не глупы. Если на выходе из
гиперпространства они увидят корабли дрази или бракири, поджидающие их, они откроют огонь. И возможно, победят. У них совсем неплохое вооружение. Но даже они задумаются, прежде, чем стрелять, если увидят дюжину Белых Звезд, готовых отразить нападение. Вот тут-то и нужен Гарибальди.

Рейнджеры Шеридана следят за кораблями Центавра. Они должны будут передавать информацию Гарибальди, который должен сделать эту информацию достоянием всех рас Содружества. Как только Гарибальди узнает, что центавриане должны выйти из гиперпространства, он должен передать это Шеридану, который затем вызывает все Белые Звезды, находящиеся поблизости, к зоне перехода. Таким образом, они создадут буферную зону, поставив блокаду и, вернув корабли Центавра назад, не позволив членам Содружества сделать первый выстрел.

Все кажется Гарибальди очень неприятным. Шеридан делает все, что в его силах, чтобы исправить ситуацию и отвести их всех от края. Деленн говорила с Серым Советом, надеясь, что они смогут повлиять на Центавр. Но он не разделяет ее надежд. Единственный путь преодоления войны - ввести Белые Звезды, поэтому так важно, чтобы Гарибальди передал Шеридану информацию так быстро, как только возможно. Гарибальди обещает сделать все, что в его в силах. Он может на него положиться.

Прима Центавра

Г'Кар и Лондо прибывают в королевский дворец. Над ними военные корабли разрывают сияющее голубое небо. Лондо начинает ощущать беспокойство. Для Г'Кара же это слишком явный знак.

Во дворце министр приветствует Лондо. Он считает, что Лондо вовремя вернулся, иначе бы он оказался прямо на линии огня. Лондо надеется, что этого вообще не случится. Министр спрашивает, зачем он привез с собой «это», имея в виду Г'Кара. Г'Кар делает шаг вперед и министр замолкает. Г'Кар выглядит так, будто он готов разорвать его на куски.

Л о н д о: Нет. Он все еще мой телохранитель, вот и все. Куда я, туда и он.

М и н и с т р: Мои соболезнования.

Г' К а р: Спасибо. Это тяжелое бремя, но я готов нести его.

Лондо говорит, что хочет видеть регента. Министр говорит, что регент занят и не может встретиться с ним. Лондо хочет возразить, но министр говорит, что не может пропустить его. Он уверяет Лондо, что ему ни в чем не отказывают. Просто для всего существует свое время. Когда придет время, регент встретится с ним. Тем временем, Лондо не помешало бы отдохнуть.

Лондо интересуется, почему во дворце увеличилось количество стражи. Министр отвечает, что для этого есть очевидные причины. А раз уж они вынуждены терпеть присутствие Г'Кара по прихоти Лондо, то пусть он знает, что если Г'Кара увидят одного, то незамедлительно застрелят.


Гиперпространство

Белая Звезда продолжает следовать за транспортником с Центавра.

Комната Гарибальди

С Белой Звезды 43 приходит срочное сообщение. Это информация о передвижениях центаврианского корабля. Гарибальди не отвечает. Капитан повторяет сообщение. Опять никакого ответа.

Гарибальди не отвечает. Он пьян.


Сектор Дрази

Из точки перехода появляются центаврианские корабли. Их встречает военный флот дрази. Дрази предупреждают, чтобы центавриане повернули назад, или они откроют огонь. Центавриане не отвечают и не разворачиваются. Дрази больше не собираются ждать и готовятся напасть.

Белая Звезда 43 выходит в обычное пространство и открывает огонь, но уже слишком поздно. Центавриане начинают стрелять. Многие корабли с обеих сторон уничтожены.

Комната Шеридана

Шеридан и Деленн в постели. Раздается звонок и Шеридан поднимается, чтобы открыть дверь. Деленн видит, как Зак рассказывает Шеридану о том, что произошло. Время подниматься.

Комната Лондо

Вир пытается связаться с Лондо, но министр отвечает ему так же, как раньше он отвечал Моллари - он занят, попытайтесь еще раз позже. Вир настаивает, что это важно. Министр отвечает, что это не в его власти и он сможет поговорить с Лондо позже, и прерывает связь.

Вир настолько беспокоится за Лондо, что берет небольшую вазу и готовится швырнуть ее в стену. Но звонок в дверь останавливает его. Это Франклин. Он пришел, чтобы проводить Вира в более безопасное место. Это приказ Шеридана. Другие расы уже знают о битве и вне себя от ярости. Они будут искать козла отпущения. Шеридан послал Франклина, а не службу безопасности, чтобы они не привлекали внимания. Вир боится, что он может пропустить послание от Лондо, но Франклин
успокаивает его, обещая, что все звонки будут пересылаться в новую комнату Вира.


Синий сектор

Франклин и Вир быстро идут по коридору. Повернув за угол, они оказываются в окружении бракири. Те приказывают Франклину убираться. Франклин отказывается сделать это. Они еще раз предлагают ему уйти по-хорошему, чтобы сохранить свою жизнь. Вир совсем другое дело. Центавриане убили более ста бракири, и раз они не могут отомстить тем, кто сделал это, они отыграются на Вире. Франклин отвечает, что Вир представляет на станции Центавр и у него дипломатическая
неприкосновенность. Им наплевать на это, они не занимаются политикой. Что ж, раз им нужен Вир, им сначала придется убить Франклина. Бракири направляются к ним. Франклин говорит, что Лондо несет большую ответственность, чем Вир, и его слова заставляют их на мгновение остановиться. Это позволяет Франклину первому нанести удар кулаком. С помощью Вира они прорываются сквозь бракири.

Зал совещаний

Шеридан злится на Гарибальди. Как он мог допустить то, что произошло. Гарибальди отвечает, что не знает. Центавриане сумели преодолеть блокаду. Деленн спрашивает, кто стрелял первым. Несмотря на различные слухи, они уверены, что первый выстрел произвел Центавр. Ленньер надеется, что им удастся переговорить с ними. Зак отвечает, что остальные уже устали от слов.

Прервав его, в комнату врываются члены совета во главе с дрази. Они хотят знать, где были Белые Звезды. Они же обещали поддержать любое действие совета, а когда пришло время, ничего не сделали. Деленн отвечает, что Белые Звезды не получили приказа к действиям. Члены совета хотят знать, почему. Хаос нарастает. Зак и Ленньер пытаются успокоить их.

Шеридан выходит из себя. Он выглядит так, словно готов уничтожить любого. Он срывается на крик.

Ш е р и д а н: Прекратить. Хватит! Да, мы дали обещание и мы связаны им. Будь вы прокляты за то, что
взяли его с нас! И будь мы прокляты, что согласились! И будь мы все прокляты! Пусть мы сгорим в
Аду, потому что скоро он будет вокруг! Мы говорим о мире. Но вам не нужен мир! Мы говорим о
содружестве. Но вам не оно не нужно! Вы хотите войны! Так? Хотите войны? Так получите войну!

Прима Центавра

Ночь. Лондо и Г'Кар спят, когда раздается стук в дверь. Входит министр в сопровождении двух стражей. Он пришел, чтобы сказать, что началась война. Теперь Республика Центавр находится в состоянии войны с мирами Содружества. Кажется, министр доволен этому.

Лондо хочет связаться с В5, чтобы попытаться хоть что-то сделать, но министр отвечает ему, что вся связь с В5 прервана по причинам безопасности. По тем же причинам они должны заключить Г'Кара под стражу. Он является членом консультативного совета и его присутствие представляет угрозу. Он обещает, что Г'Кара будут держать в одной из лучших камер, пока война не закончится. Лондо отказывается подчиниться. Министр настаивает. Это приказ регента и неподчинение ему означает смерть. Г'Кар согласен идти со стражей, но Лондо продолжает отказываться. Куда пойдет Лондо, туда и Г'Кар, куда Г'Кар, туда и Лондо. Им остается только посадить в темницу премьер-министра.

Дворцовые темницы

Лондо и Г'Кар заперты в камере. Глядя за окно, Лондо говорит Г'Кару, что иногда перестает понимать, что происходит.

Над ними Центаврианские корабли патрулируют ночное небо.

Комната Деленн

Деленн молится или медитирует на свече. Шеридан говорит, что хочет присоединиться к ней, и спустя несколько секунд спрашивает, что означает для нее свеча (Его интересует вся система минбарского символизма).

Д е л е н н: Жизнь.

Ш е р и д а н: Чью жизнь?

Д е л е н н: Любую жизнь, каждую жизнь. Мы все родились… молекулами, мельчайшими частицами в сердцах биллионов звезд. Слова «политика», «различия», «интриги» ничего не значили тогда. Но спустя тысячелетия мы забыли, кто мы и откуда пришли. В отчаянной попытке найти себя, мы придумали себе имена, начали бороться за территорию на карте, доказывая, что наше пламя самое сильное. Оно напоминает нам звезды, которые все еще горят в нас, каждая искра говорит нам «ты знаешь». Но мы должны помнить, что каждая жизнь бесценна, каждый огонь уникален. Потухая, он уходит навсегда и никогда не повторится. Столько свечей потухнет сегодня. Не знаю, сможем ли мы хоть что-нибудь увидеть.

Шеридан обнимает Деленн и она склоняет голову ему на плечо. Впереди долгая ночь.


Анализ

Комментарии

Говорит Стражинский

«Должен сказать, что это одна из лучших серий всего сериала. А дальше нас ждет еще и не то…»

Следующая серия еще более … а после нее, отнюдь не хуже. Затем мы дадим Вам небольшую передышку на эпизод или около того – однако, очень неплохую передышку, ну а потом – последние серии это нечто….

В: Как много из того напряжения, которое царит в начальной сцене, было привнесено режиссером?
О: Конечно же, серия снимается в соответствии с тем, что написано в сценарии, однако, в тоже время, режиссер должен оживить сценарий. Горан восхитительно сделал это.

Многие спрашивали меня, поэтому вот начало моего сценария этой серии. (К сожалению, на моем домашнем компьютере только первоначальная версия, затем на работе я внес некоторые изменения).


ВЫХОД ИЗ ЗАТЕМНЕНИЯ:

ВНЕШН. ВАВИЛОН 5: Новый кадр, ближе, подчеркивая темноту 
станции в затемнении.

ВНУТР. АПАРТАМЕНТЫ ДЕЛЕНН - СПАЛЬНЯ

Шеридан в постели, один, как вскоре становится видно.  Он 
переворачивается, волнуется, а затем камера идет к дверям, где 
через полупрозрачное стекло мы ВИДИМ одинокий мерцающий огонек. 
Он садится.

ВНУТР. АПАРТАМЕНТЫ ДЕЛЕНН - ПЕРЕДНЯЯ КОМНАТА

Камера двигается НАЗАД мимо Деленн к дверям спальни. Она сидит 
на полу, у свечи, горящей перед ней, прогоревшей до половины, 
молясь или медитируя в тот момент, когда дверь открывается и 
Шеридан появляется в проходе. Он говорит тихим голосом.

			ШЕРИДАН
	Деленн? С тобой все в порядке?

Оно молча кивает, не отводя глаз от свечи.

			ШЕРИДАН
	Тебе следует поспать. Скоро будет утро. Тебе 
	потребуется вся твоя сила.

Она снова кивает, но не двигается. Он делает ПАУЗУ, понимая 
что в она в том месте, где он ее никогда не достанет, затем 
возвращается в спальню, оставляя дверь открытой. Камера 
МЕДЛЕННО НАЕЗЖАЕТ на лицо Деленн.

РАЗРЫВ ВО ВРЕМЕНИ - ЕЕ АППАРТАМЕНТЫ - ПОЗЖЕ - НА СВЕЧУ

Хрупкое, угасающее пламя прошло уже три четверти своего пути 
вниз. Камера медленно ПЕРЕМЕЩАЕТСЯ на лицо Деленн, которая не 
двигалась все это время, и мы слышим ЗВУК работающего душа. 
Она не замечает его, пока он не прекращается. Затем, после 
ПАУЗЫ, она оборачивается.

ДРУГОЙ УГОЛ - СПАЛЬНЯ

Все еще в основом в темное, напоминаюшей предрассветную, свет 
в основом струится из прохода в ванную. Шеридан выходит в 
халате, вытирая полотенцем волосы. Его движения сдержаны, 
скорее даже замедлены. Он пытается действовать как обычно, но 
знает, что день будет трудный и полный событиями. Чем больше 
мы зададим здесь этот тон, тем лучше.

			ШЕРИДАН
	Душ... душ свободен.

Она кивает, отреченно. Камера берет более ОБЩИЙ ПЛАН, как он 
идет к кровати и садится. Он одевает один ботинок, опускает 
ногу и поднивает второй ботинок... и останавливается.  Он не 
хочет его одевать. Он не хочет чтобы этот день начинался. Он 
не хочет делать то, что он знает, что ему придется сделать. 
Ботинок качается на его пальцах. Деленн встает, подходит и 
садится рядом с ним, у обоих отрешенный и затравленный взгляд. 
Она прислоняется к его спине, и кладет голову на его плечо, 
оба ищут комфорт и силу в кратковременном прикосновении. 
Затем она встает и идет в ванную, халат спадает с ее плеч в 
тот момент, когда она выходит из кадра.

ПАУЗА, и Шеридан находит силы одеть второй ботинок... и 
продолжает сидеть, в то время как мы СЛЫШИМ ЗВУК СТУКА 
МОЛОТКА, и ЗВУК заседания совета, и одновременно с этим:

			ШЕРИДАН (ВНЕ КАДРА)
	В жизни каждого бывают моменты, когда приходится 
	делать то, чего ты предпочел бы не делать. Узнавать 
	то, чего предпочел бы не знать. Такой момент настал.

Он встает и выходит из кадра.

В: Почему Шеридан не предупредил Лондо о союзниках Теней, которые были на Приме Центавра, которых он видел в «Войне без конца»?
О: Ну, примите во внимание тот факт, что события в «Войне» были через 17 лет, поэтому союзники Теней могли прилететь туда в любой момент. Кроме того, Шеридан не осознал до конца, чем был этот Страж и еще, учтите, что в этой ситуации нет никакой причины подозревать что-либо. Знаете ли, люди могут начинать войны и без Стража, контролирующего их. Мы делаем это постоянно. Шеридан должен был иметь неоспоримые доказательства, и, кроме того, если бы он сказал это Лондо, то мог бы изменить временную последовательность, что могло бы иметь катастрофические последствия.

Перевод с английского: Сергей Шедов



Main Page

Top Page

Главная | О клубе | Ярмарка | Спонсоры | Вселенная | Энциклопедия | Хронология | География | Пророчества | Эпизоды | Книги
Неделя на В5 | Съёмки | Актеры | Галерея | Аудиархив | Видеоархив | Музыка | Спецэффекты | Конференция | Чат | Игра | Новости | Ресурсы


Все публикуемые на этой странице материалы являются интеллектуальной собственностью Российского Фан-клуба Вавилона 5. ї 1997-2000, Российский Фан-клуб Вавилона 5.
Название "Вавилон 5", логотип "Вавилон 5", все публикуемые фотографии и кадры из cерий являются интеллектуальной собственностью ї и торговой маркой (TM) консорциума PTN. ї (TM) 1992-2000, PTN Consortium.
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П.".


проект Сергея Шедова