www.reklama.ru. The Banner Network.




# 120
"Глас вопиющего в пустыне I"
("A Voice in the Wilderness I")


Краткое содержание

Пожилой минбарец прилетает на станцию и просит провести его к послу Деленн. Неожиданно на планете Эпсилон 3, вокруг которой вращается Вавилон 5, происходит сильное землетрясение. Иванова и Синклер разрешают геологу доктору Тасаки, подлететь на шаттле к планете и собрать данные о случившемся.


Идя на переговоры, Синклер встречает Талию Винтерс, которая ждет лифт. Однако она стоит немного в стороне. Синклер интересуется, не боится ли она лифтов.

Тут раскрывается дверь лифта, в котором стоит улыбающийся Гарибальди. Талия и Синклер медлят, и двери лифта закрываются.


Когда шаттл доктора Тасаки приближается к поверхности планеты, неожиданно из-под земли появляется мощный энергетический луч. В результате шаттл лишается управления. Он несется к поверхности планеты...


Начиналась новая эра в истории человечества, минуло десять лет после войны Земли с Минбаром.

Проект Вавилон стал воплощением мечты о Галактике без войн. Его цель - создание центра, где различные цивилизации смогут решать спорные вопросы мирным путем. Станция стала местом встречи и домом для дипломатов, авантюристов, дельцов, путешественников. Тысячи людей и инопланетян на двух с половиной миллионах тонн вращающегося металла среди бездны космоса...

Порой здесь не безопасно, но это наша последняя надежда на прочный мир. Вот история последней станции серии Вавилон.

Время действия - 2258 год. Место - Вавилон 5.


Действие первое

Иванова приказывает двум истребителям вернуть шаттл на станцию. Оказавшись на станции, Тасаки хочет спуститься на планету на следующий день, взяв с собой побольше приборов, - он хочет выяснить, что стало причиной энергетической вспышки.


Синклер присутствует на переговорах между Деленн и Лондо о транспортных маршрутах. Он вынужден прерваться на минуту - Иванова вызывает его, чтобы доложить о случившемся с Тасаки. Услышав, о чем идет речь, Лондо замечает:

Но Синклер предлагает вернуться к обсуждению транспортных маршрутов.


Тасаки хочет вновь полететь на планету. Иванова пытается узнать что-нибудь от него, но он и сам ничего не знает.

Переговоры идут очень хорошо - Лондо связывает этот факт с отсутствием Г'Кара. Деленн говорит, что гнев Г'Кара со временем утихнет, но Лондо настаивает на своем.

И, поскольку действие равно противодействию, центавриане ненавидят нарнов...

Моллари уходит, а Синклер грустно замечает:


Позднее Иванова сообщает Синклеру, что луч - это некий сигнал, скорее всего, используемый в качестве радиомаяка, хотя никто не в состоянии расшифровать последовательность импульсов. Она замечает также, что в сводке новостей ничего не сказано о марсианской колонии, что очень необычно - о ней упоминают каждый день.


Деленн возвращается в свои апартаменты, у которых ее ждет минбарец, прилетевший на станцию. Выясняется, что Драал - так его зовут - был в прошлом учителем Деленн: вместо приветствия он спрашивает ее о Третьем принципе законе просветленной жизни (по мнению минбарцев, это Способность к самопожертвованию: сознательная способность пренебресь инстинктом самосохранения ради дружбы и любви). Деленн приглашает Драала к себе.


Синклер готовится ложиться и смотрит последний выпуск Межзвездных Новостей. Но программа прерывается специальным репортажем с Марса: там началось вооруженное восстание. Журналист сообщает о серьезных столкновениях, но через несколько мгновений связь обрывается. Синклер выключает экран. Он очень встревожен.

Но тут в его комнате появляется мерцающее изображение странного инопланетянина, который просит Синклера о помощи.


Действие второе

На следующее утро за завтраком командор и Иванова обсуждают ситуацию на Марсианской колонии. Синклер родился и долго жил на Марсе, хотя теперь там у него не осталось ни друзей, ни родных. Но вот Гарибальди, по словам Ивановой, воспринял весть о восстании очень тяжело.


Драал вновь приходит к Деленн. Поблагодарив ее за внимание к нему, он рассказывает ей о тех, кто остался на Минбаре. Однако Деленн спрашивает Драала, почему он здесь.

Деленн очень расстроена, она пытается отговорить Драала, но безрезультатно.


Гарибальди пытается получить канал связи с Марсом, но безрезультатно - правительство установило информационную блокаду планеты.


Иванова дает инструкции доктору Тасаки и его группе. Она напоминает, что "Звездные фурии" не способны передвигаться в атмосфере и потому не смогут помочь Тасаки, если он начнет приближаться к поверхности планеты. Тасаки обещает не делать этого, и его шаттл улетает.


Лондо идет с Синклером по коридору, когда командора вызывают из рубки.


"Звездные фурии" улетают следом за шаттлом Тасаки.


Гарибальди приходит к Талии.

Но Майкл просит ее о помощи. Во время работы на Марсе он познакомился и влюбился в женщину, которую зовут Лиз Хэмптон. Их отношения были довольно серьезными, но, когда Синклер предложил Майклу должность начальника службы безопасности на Вавилоне 5, Гарибальди и Лиз расстались. С тех пор они не общались, но теперь Майкл очень сильно беспокоится за нее.

Он просит Талию предоставить ему канал связи с тайной базой Пси-Корпуса на Сирийском Плато, поскольку подразделения Корпуса прибыли туда на учения. Талия удивлена тем, что ему известно о таких вещах, но соглашается сделать все возможное.


Несмотря на приказ Ивановой, Тасаки входит в верхние слои атмосферы, чтобы получить более точные данные. Внезапно с поверхности планеты поднимаются несколько ракет.


Действие третье

Одна из них задевает шаттл, но из командной рубки Иванова приказывает истребителям открыть огонь, чтобы рассеять ракеты, и Тасаки удается вернуться на станцию.


Очутившись на Вавилоне 5, Тасаки показывает Синклеру и Ивановой снимок, который он сделал сразу же после появления ракет. На снимке видно, что ракеты вылетели из глубокой расселины - расчеты показывают, что они стартовали с глубины восемь километров. Синклеру не составляет труда уговорить Иванову взять шаттл и отправиться с ним к планете, поскольку нельзя исключать возможности "первого контакта".


Гарибальди сидит у стойки бара в Зокало, он очень несчастен. К нему подходит Лондо и, пытаясь подбодрить Майкла, рассказывает ему одну историю. Однажды, когда ему было очень плохо, он пришел в ночной клуб, а одна танцовщица сказала ему: "что бы ни случилось, все не настолько плохо", и поцеловала в лоб.

Лондо женился на этой танцовщице и пожалел об этом уже на следующее утро. Гарибальди становится легче и, довольный собой, Лондо уходит.

Гарибальди тоже собирается уходить, но официантка останавливает его - и Майклу приходится оплатить заказ Лондо. Гарибальди мрачно смотрит вслед уходящему центаврианину.


Возвращаясь в свои апартаменты, Моллари видит изображение инопланетянина, молящего о помощи.


Синклер и Иванова под прикрытием "Звездных фурий", огонь которых заставляет ракеты отклониться от намеченного курса, начинают спускаться. Однако шаттл слишком быстро входит в атмосферу - температура резко возрастает сразу на 200 градусов.

Синклеру удается добраться до расселины, но шаттл набирает слишком высокую скорость - для торможения нужно по меньшей мере три километра.


Действие четвертое

К счастью, прогнозы Тасаки оказываются верными, и на глубине в восемь километров Синклер обнаруживает шлюз с посадочной площадкой. Шаттл опускается на платформу, а Синклер и Иванова, надев кислородные маски, заходят в туннель.


Талия беседует с женщиной, членом Пси-Корпуса, которая находится на марсианской базе. Женщина отказывается предоставить канал Гарибальди - подобные действия доказали бы существование на Марсе секретной лаборатории Корпуса. Однако она согласна провести поиски Лиз Хэмптон самостоятельно. Бои идут в пятисот метрах от базы: кажется, движение "Свободный Марс" организовано и вооружено значительно лучше, чем кто-нибудь мог предположить.


Синклер и Иванова двигаются по небольшим пересекающимся туннелям. Они обнаруживают мертвого инопланетянина и чуть было не попадают в ловушку. Но Синклер вовремя обнаруживает ее и придумывает способ пробраться через нее невредимыми. И тут они оказываются на огромном мосту, пронзающим гигантский полый сердечник колоссальной машины в несколько миль высотой.


Деленн и Драал приходят к Лондо, который жалуется, что он не в состоянии понять землян.

Деленн говорит, что они не хотят мешать его работе, но Лондо просит их остаться и уходит, чтобы приготовить джаллу.


Гарибальди пытается связаться с Синклером, но безуспешно. Талия приходит в рубку и сообщает Гарибальди, что Лиз Хэмптон нет в списках уцелевших. Майкл отказывается верить тому, что с ней что-то случилось... В этот момент Синклер вызывает рубку - он начинает рассказывать об обнаруженной гигантской машине, но тут оператор сообщает о резком всплеске сейсмической активности. Гарибальди пытается предупредить Синклера...


В результате внезапного толчка обрушивается свод туннеля позади Синклера и Ивановой. Они продолжают идти вперед, и неожиданно видят еще одно изображение инопланетянина, который уже появлялся перед командором на станции. Завернув за угол, они обнаруживают самого инопланетянина, помещенного в ядро огромной машины.


Эпилог

Синклер предлагает вытащить его, но Иванова говорит, что кислорода не хватит. Она боится, что им не удастся найти выхода, но Синклер не хочет бросать инопланетянина в таком состоянии.

Синклер и Иванова помогают ему покинуть машину и несут его к шаттлу. Под прикрытием истребителей они на полной скорости направляются к станции. Синклер связывается с Гарибальди и приказывает ему держать наготове медицинскую группу.


Гарибальди рад узнать, что они возвращаются, но тут же появляются новые проблемы: офицер сообщает, что в зону перехода вошел корабль - это очень большой корабль. Гарибальди смотрит на дисплей.

Продолжение следует...


Ключевые моменты


Какие вопросы остались без ответов ?


Пробуем решить загадки


Говорит Стражинский

Мы наполовину отсняли двухсерийный эпизод "Голос в пустыне", который получается очень интересным. С точки зрения CGI (образов, смоделированных на компьютере) и виртуальных декораций, это самый сложный и наиболее амбициозный эпизод из всех отснятых к данному моменту.

В этом эпизоде Кристофер Франк превзошел самого себя и выдал нам несколько лучших мелодий всего сезона... потрясающий материал, уступающий только разве что "Небу" или "Кризалису".


У Деленн было очень мало моментов, когда она смеется, но при этом она всегда выглядит очень горделиво и величественно: это очень странное, но и чрезвычайно трогательное сочетание. (А здесь есть сцена, где все сыграно настолько серьезно, но все это вызывает сильный смех.)


Этот эпизод с самого начала предполагалось разбить на две части. Основания: двухчасовой пилот прекрасно распространяется на кассете за пределами США. В других странах у прессы нет многочисленных предрассудков, которые приводят появлению у нас многочисленных проблем (кассеты прекрасно расходятся в Германии и Англии, а лазерные диски - в Японии). Так что нас спросили, можем ли мы снять двухсерийный эпизод, который можно было бы продать за границу.


Немного о тривиальном: в разгар прошлой зимы я подцепил жуткий грипп. Температура была настолько высокой, что я почти бредил, но отказался ехать в больницу (я не люблю врачей, и был в цейтноте, так что не мог позволить себе терять время, потенциально пригодное для работы). Как раз в это время я писал "Цену милосердия" - я даже не могу вспомнить, что написал этот сценарий. Я знал, что он есть, что он написан достаточно интеллектуально, но сам процесс... он ушел из памяти, унесенный гриппом.

Так же примерно в это время - не то в начале, не то в конце гриппа, не могу вспомнить, - я написал "Голос". И здесь есть немного тривиального: это был совсем другой эпизод. Моя голова пришла в негодность, я написал полный сценарий двухсерийного эпизода. Распечатал его и отдал Дугу и Джону. Но еще до получения их ответа перечитал его и решил, что так не пойдет. Так что я выкинул весь сценарий. Мы все ближе подходили к съемкам, а мне становилось все хуже и хуже... Но под конец я заперся в кабинете, проглотил гигантскую дозу витаминов (сколько смог выдержать мой желудок), пил кофе и писал по 12 часов в течение почти шести дней, за которые черновик был закончен. Я перечитал его, пригладил кое-какие шероховатости, но эпизод был снят практически по тому варианту сценария. В этом случае я вспоминаю кое-что: единственное, что помогало мне сосредоточиться, - стерео музыка на полную мощность, но в случае "Цены милосердия" не помогло даже это...


Я пытался разработать основные структуры языков каждой расы на Вавилоне 5. Существует определенное сходство в составе имен. Я начал с приставок и суффиксов и придумал значения для них - как для самих имен. Например, у Ратенна (о котором говорит Деленн в "Голосе") и Деленн тот же самый суффикс, который имеет определенное значение. Вы можете разделять имена: Нер-ун ("Наследие прошлого"), Дел-енн, Рат-енн и т.д. Различные части имеют разный смысл, но я приберегу его для себя.


Я не пытаюсь расхваливать сериал до тех пор, пока я абсолютно точно не уверен, что все сделано здорово. Мне очень нравится "Голос": именно здесь мы начали ускорять и закручивать сюжет, устремляясь к "Кризалису". Думаю, CGI просто фантастичны, Кристофер Франк написал изумительную музыку, актеры играют очень хорошо. Он мне очень нравится. Я не говорил об этом прежде, потому что обычно я пишу быстро и напористо. К третьему действию вы уже завлечены. В этом случае все несколько иначе, и часть моего разума во время просмотра первой серии продолжает твердить "скорее, скорее", потому что я привык к иному ритму, ритму часовых эпизодов.

В любом случае, я считаю, что это отличный эпизод с массой виртуальных рядов и составных декораций.


Острота насчет лифта... Мы все время идем с неким опережением. Первый раз в лифте Гарибальди сказал Талии о второй любимейшей вещи во вселенной. Второй раз - в эпизоде "Поле битвы - разум" - она услышала его эмоции и ударила локтем. А теперь - фраза, что "он всегда там".

Одна очень милая вещь в этом сериале: мы не должны запихивать в эпизод остроты, связанные непосредственно с этим эпизодом: мы можем вставлять их с расчетом на недели вперед...


Ситуация Первого Контакта не похожа на остальные: вы не захотите, чтобы младшие офицеры "наломали дров". Помните, что Война между Землей и Минбаром началась с недоразумения во время Первого Контакта. Политика Земного Содружества такова - лучше рискнуть жизнями двух людей, нежели получить настоящую войну, а эти люди должны входить в командный состав станции. Солдатов убивают - это часто случается. Да, вы можете оставить кого-то в шаттле... но что если именно он сможет установить контакт? У вас нет выбора. Иванова и Синклер обучены, как вести себя в подобных ситуациях: в "Охотнике за душами" Синклер говорил о правилах Протокола Первого Контакта. Если хотите, я поделюсь с вам кое-чем в одном из будущих эпизодов.

Насчет полета командора и Ивановой... не забывайте, речь идет о ситуации Первого Контакта, когда в соответствии с нормами Земного Содружества требуется присутствие как минимум одного старшего офицера. Предпочтительно двоих. Вы же не хотите, чтобы младшие офицеры спровоцировали конфликт. Не забывайте, что последняя важная ситуация Первого Контакта - это встреча с минбарцам, которая начала развиваться в неверном направлении и привела к Войне между Землей и Минбаром. Земное Содружество предпочло бы потерять двух легко заменяемых офицеров, чем вступить в еще одну войну из-за недопонимания или неверного шага. Это часть Протокола Первого Контакта, упомянутого в "Охотнике за душами".


Кадр на мосту... Нам принесли три кадра, которые мы могли использовать. Один из них - широкий кадр с поверхностью, утыканной кристаллами, на которой видна извилистая тропа, но этот кадр не соответствовал масштабам, которые я хотел увидеть. Другой отличался лишь ненамного. Третий был вид сверху, сделанный в расчете на откат камеры, и, хотя я знал, что многие закричат о "Forbidden Planet", я понял, что это отличный кадр, прекрасно подходящий к сцене, и выбрал именно его.

Рон Торнтон показал мне три варианта кадров с Великой Машиной. Поскольку речь идет о составном кадре, вы должны снимать либо под острым углом вниз, либо сбоку и в полный рост, поскольку вам придется помещать героев на другой фон. Это означает, что вы должны выбрать либо горизонтальный, либо вертикальный кадр.

Два кадра были горизонтальными: на одном наши персонажи были показаны издалека - они шли по извилистой тропе, вдоль которой выстроились кристаллы. Он был очень хорошо, но выглядел очень похоже на очередной кадр в туннеле, а мне хотелось показать нечто, не вызывающее клаустрофобию. Кроме того, наши возможности были ограничены движением камеры, и персонажи выглядели словно орешки. Не слишком драматично. Второй кадр не понравился мне, уже не помню, по какой причине. Третий казался наиболее эффектным... кадр под острым углом с высоты, в нем была глубина, он позволял нам показать персонажей и во время монтажа сделать "откат" камеры назад, - это было то, что надо.

Моей второй мыслью было: "Стоп, нас немедленно обвинят в копировании находки из "Forbidden Planet". Как бы то ни было, это отличный кадр по многим причинам, и мы выбрали именно его.


Как можно набрести на материал, подобный сцене с Лондо? Очень просто - вы пытаетесь поставить себя в положение инопланетянина, пытающегося понять нас, людей. И если вы задумаетесь на мгновение, у нас очень много странностей. Сказанное им о песне было совершенно верным, если исходить из ее смысла.

Мне нравится песня Лондо, вся эта сцена.


Режиссер хотел вырезать фразу Ивановой о "русской привычке", но мне казалось, что она нужна там, - она прекрасно соответствует ее русскому характеру, который имеет тенденцию к приобретению столь необычных связей с высшими силами. Я люблю юмор, связанный с персонажем, поскольку он становится очень мощным оружием, когда вы узнаете этого героев, - он может просто ослепить вас, когда все сделано правильно. Реакция Ивановой вблизи ядра Великой Машины была настолько реальна, словно все это произошло на самом деле, и очень забавно слышать, как она говорит это.


Лондо и Гарибальди - это действительно во многом две стороны одной медали. Между ними завязалась странная дружба - можно сказать, скупая дружба: стараясь приободрить Гарибальди, Лондо вряд выгадывал что-нибудь (возможно, лишь выпивку), но именно это и делают друзья.


Мне нравятся монологи. Они являются законной частью любой драмы.

Монолог, произнесенный правильно, не просто передает вам информацию, - он создает настроение, его слова рисуют целый картины... Да, я мог бы просто написать: "Нарны ненавидят нас, мы ненавидим их, это механика". Но это фраза не несет то же значения, как "так что мы... жертвы механики". Использование слова "жертвы" вызывает определенные ассоциации - это вовсе не моя ошибка. Да, предыдущий вариант короче, но вы утрачиваете ритм, ассоциации и само ощущение того, что имелось в виду. Вы могли бы сказать: "Нарны ненавидят нас". Но фраза: "Если бы нарны собрались вместе и принялись ненавидеть, их совокупная ярость преодолела бы десятки световых лет и испепелила бы наш мир." рисует определенную картину, вызывает эмоции...


Вы узнаете, как инопланетянин выучил английский во второй серии (намек: в конце концов, он долго находился там, в устройстве, обладающем высочайшими технологиями... подумайте, возможно, он мог отслеживать переговоры).


Не думаю, что Синклер или Иванова сразу же поверили ему, однако у них не было веских причин не верить ему. А если учесть, что все это катится в ад, эти содрогания... Он не был вооружен, он казался скорее больным, существом, которому нужна помощь... они содержали его в изоляции, но не было никакой причины не попытаться помочь ему.

Как вы узнали, что он хороший? Вы не узнали. Но он не был заключен в той штуке, словно в тюрьме: это была определенная система поддержки, свидетельством чему является тот факт, насколько легко Синклер и Иванова извлекли инопланетянина из стены. Это устройство, продлевающее жизнь.


Извлеченный из Машины, Вар смог отвести их назад к шаттлу. Это было не очень эффектно, я предполагал, что подобная вещь - достаточно логичный переход, так что не видел нужды в сцене, в которой Варн просто говорил бы: "Налево... теперь направо".

Фраза Ивановой "Мы не знаем, сможем ли мы найти путь назад" не означает, что все кончено. Так что показывать, как они бродят вокруг в поисках еще одного туннеля, - не слишком интересно с точки зрения драматургии: вы должны выбрать, что важно, а что нет, и что будет хорошо смотреться на экране. Если бы Иванова сказала: "отсюда нет другого выхода", вам пришлось бы показать все это. Но она не сказала. Кроме того, вы можете сказать, что инопланетянин показал им, какой путь ведет к шаттлу. В любом случае... все, что вы имеете, - это один час для того, чтобы рассказать свою историю. Вы не можете показать все на свете, вы вынуждены позволять своей публике догадываться до некоторых вещей самостоятельно.


Существует серьезное различие между компьютерной игрой и телевизионным сериалом. Речь идет не о "самой низшей категории", подразумевающая тупость сюжета: я имею в виду, что если вы покажете ракеты, летящие с настоящей скоростью, вы просто не увидите их вообще. И еще раз: поблизости нет ничего, что позволило бы ощутить, насколько быстро они движутся, - никаких особенностей рельефа, ничего, - так что это очень трудно осознать. Взгляните на космические съемки: челнок движется невероятно быстро... но, насколько мы можем судить, он выглядит почти неподвижным, поскольку нет никаких объектов, за которые можно было бы зацепиться взглядом.


Мы объяснили, почему "Звездные фурии" не могут войти в атмосферу. Иванова сказала, что они не предназначены для полетов в атмосфере. Я могу остановить сцену для долгих объяснений на тему аэродинамики летательных аппаратов с крыльями и "Фурий".


Мне кажется, что каждое поколение полагает, что все меняется, причем обычно в плохую сторону. Во многих случаях они бывают правы. История Вавилона 5 начинается в момент, когда все в напряжении и вот-вот готово взорваться. Колесо поворачивается. Каждый ощущает все возрастающую неопределенность.


Синклер и офицеры Вавилона 5 не впервые узнают о возрастании напряжения на Марсе: основная причина появления Бен Зайна на Вавилоне 5 в эпизоде "Глаза" - необходимость выявить симпатизирующих Свободному Марсу.

Ситуация в Марсианской колонии постепенно ухудшалась уже долгое время.


Расселина появилась не в результате землетрясений: Тасаки упомянул, что она имеет искусственную природу, и приоткрылась в результате сотрясений планеты.


Подобный шаттл, предназначенный для полетов в различных типах атмосфер и для эвакуации, имеет около семи стандартных или наиболее обычных атмосферных баллонов. В Медотсеке - то же самое, только в больших количествах.


Декорации не были переделаны из уже имеющихся: они были построены заново специально для этого эпизода: это заметнее во второй серии.



Main Page


Top Page


Последний раз страница обновлялась: 9 мая 1997 года.
Свои замечания и предложения пишите Сергею Шедову.

Название "Вавилон 5", логотип "Вавилон 5", все публикуемые фотографии и кадры из cерий являются интеллектуальной собственностью © и торговой маркой (TM) консорциума PTN.
© (TM) 1992-1997, PTN Consortium
Все публикуемые на этой странице материалы и рисунки являются интеллектуальной собственностью Российского Фан-клуба Вавилона 5.
© 1997, Российский Фан-клуб Вавилона 5