Sputnik.RU Advertising Network









Краткое содержание

Начиналась новая эра в истории человечества, минуло десять лет после войны Земли с Минбаром.

Проект Вавилон стал воплощением мечты о Галактике без войн. Его цель - создание центра, где различные цивилизации смогут решать спорные вопросы мирным путем. Станция стала местом встречи и домом для дипломатов, авантюристов, дельцов, путешественников. Тысячи людей и инопланетян на двух с половиной миллионах тонн вращающегося металла среди бездны космоса...

Порой здесь не безопасно, но это наша последняя надежда на прочный мир. Вот история последней станции серии Вавилон.

Время действия - 2258 год. Место - Вавилон 5.


Президент Сантьяго решил посетить Вавилон 5, чтобы подарить станции звено новых истребителей (хотя многие считали, что истинной целью визита было получение общественной поддержки его новой политики инопланетной торговли и иммиграции, которая встретила серьезное противодействие в Сенате).


Иванова и Гарибальди готовятся к прибытию президента. Иванова говорит Майклу, что президент и его окружение не информировали командный состав Вавилона 5 о своем маршруте и расписании визита, поскольку президент полагает, что путешествие будет безопаснее, если о плане узнают лишь в последнюю минуту. Гарибальди шутит, что если командование Вавилона 5 не будет поставлено в известность о расписании визита, именно его обвинят во всех возможных неприятностях.

Майкл считает, что визит президента - напрасная трата времени и денег, а Иванова замечает, что они, по крайней мере, получат новое звено истребителей. Но Гарибальди все равно недоволен - эти истребители давным-давно должны были быть на Вавилоне. Иванова согласна с ним: ведь теперь Вавилону 5 придется восстанавливать отсеки Доков, которые долгое время не функционировали, и использовать при этом необученный персонал - и все за счет станции. Когда Гарибальди заявляет, что больше не удивляется ничему, что бы ни сделало правительство, Иванова делает ему комплимент: у него "чисто русский" взгляд на вещи.

Внезапно в отсеке происходит взрыв. Гарибальди и Иванова почти не пострадали, но находящийся в Наблюдательном куполе Синклер замечает человека в скафандре, который удаляется от станции.


В Медотсеке Франклин осматривает этого человека - он покинул станцию до того, как отсек был загерметизирован. Когда Синклер интересуется, может ли пациент говорить, Франклин отвечает, что любая попытка привести его в чувство может убить его. Гарибальди заканчивает приблизительную оценку произошедших разрушений. Он не знает причин взрыва, но полагает, что он произошел вследствие небрежности или усталости рабочих. Синклер интересуется, возможен ли саботаж, но хотя Гарибальди заявляет, что не исключает и такой возможности, он полагает, что всему виной неопытность и усталость рабочих.


Иванова сообщает, что прибыла майор Лиана Кеммер, представитель службы безопасности президента. Кеммер требует немедленно созвать брифинг по поводу взрыва. Услышав имя Лианы, Гарибальди глубоко задумывается. Он говорит Синклеру, что знал Лиану семнадцать лет тому назад (ее отец был его близким другом).


Однако встреча Лианы и Гарибальди проходит очень холодно. Лиана совершенно игнорирует Майкла и сама представляется Синклеру. Командор говорит, что Гарибальди ознакомит ее с ситуацией, однако Лиана требует, чтобы расследованием занимались ее сотрудники. Синклер против, но Лиана обладает достаточными полномочиями, чтобы взять это дело под свой контроль. Кеммер требует, чтобы Гарибальди передал ей сведения о взрыве, Синклер соглашается с ее требованиями, а разгневанный Майкл уходит.


Синклер идет к Гарибальди и спрашивает, что происходит между ним и Лианой. Тот не хочет отвечать, но Синклер настаивает - ведь их отношения могут повлиять на обстановку на станции.

Но их разговор прерывается Г'Каром: у нарна возникли проблемы с тем, кто где будет сидеть во время банкета.

Гарибальди, который немного отстал от Синклера и Г'Кара, поймал вора, пытавшегося что-то украсть. За последний месяц он уже несколько раз ловил его и потому начинает сердито кричать. Но вор затевает драку. Синклер обрывает разговор с Г'Каром, чтобы разнять дерущихся.


Позднее Синклер и Гарибальди обедают вместе. Синклер спрашивает Майкла, что случилось. Тот объясняет, что семнадцать лет тому назад он работал офицером службы безопасности на Европе.

Тут Гарибальди встретил Фрэнка Кеммера, отца Лианы, который был пилотом челноков. Когда становилось совсем невмоготу, Майкл приходил к ним домой. Он подружился с Лианой, которая называла его "дядюшка Майк".

Но как только Гарибальди достиг некоторых успехов в наведении порядка, у него сразу же появились новые враги. Майкл знал, что кое-кто пытался убить его, но ему казалось, что он сам справится с этими проблемами. К несчастью, противники не стали действовать напрямик: они взорвали один из челноков Кеммера. При взрыве погиб Фрэнк, а Гарибальди был обвинен в халатности. Поскольку правительство не хотело раздувания скандала, случай "замяли", а самого Гарибальди уволили.

Неожиданно разговор Синклера и Гарибальди прерывает вызов из Медотсека - Франклин просит командора прийти к нему.


В Медотсеке Лиана и ее сотрудники пытаются привести пострадавшего в сознание, чтобы допросить, несмотря на протесты Франклина. Когда появляется Синклер, пострадавший уже в сознании. Он заявляет, что взрыв был не случаен - в отсек подложили бомбу. Синклер приказывает Кеммер оставить пациента в покое, поскольку Франклин предупреждал, что попытка привести его в чувство его может закончиться плачевно, но Лиана отказывается. Перед смертью пострадавший называет им человека, который подложил бомбу:


Майор Кеммер назначает разбирательство по делу Гарибальди. Сам Майкл не может поверить, что Кеммер и остальные сотрудники службы безопасности президента придают столь большое значение обвинениям жертвы взрыва. Он заявляет, что пострадавший просто мстил: он подставил Гарибальди за то, что тот арестовал его несколько месяцев тому назад. Майкл утверждает, что первоначальные разрушения не свидетельствовали о заложенной бомбе, но Кеммер заявляет, что взрыв мог уничтожить все следы.

Лейтенант Каттер, подчиненный Лианы, добавляет, что бомбу не обнаружили лишь потому, что Гарибальди не "захотел" этого. Это обвинение выводит Гарибальди из себя, но, как кажется, Лиана даже не замечает этого. Она просит Синклера освободить Гарибальди от исполнения обязанностей шефа службы безопасности в связи с возможным участием в преступлении. Хотя Синклер против, Кеммер приказывает ему сделать это. Командор, у которого нет выбора, - он обязан подчиниться приказу Кеммер, - вынужден освободить Гарибальди от его обязанностей. Место шефа службы безопасности станции временно занимает майор Кеммер.


Вернувшись к своей комнате, Гарибальди сердито спорит с офицером службы безопасности, который отказывается пропустить Майкла внутрь. Появляются Кеммер и Каттер, Гарибальди умоляет Лиану поговорить с ним. Когда он пытается подойти к ней, офицер резко отталкивает его в сторону. Кеммер приказывает Каттеру узнать, что обнаружили криминалисты, отпускает охранника и остается наедине с Майклом.


Гарибальди пытается объяснить ей, что он любил Фрэнка как собственного брата. Но Лиана гневно говорит, что ее отец погиб потому, что Гарибальди заботился лишь о том, как защитить себя самого. Майкл отрицает это, он признает, что совершил ошибку, но заявляет, что никогда бы не пожертвовал Фрэнком для того, чтобы спасти себя. Он умоляет Лиану поверить ему, но она отвечает, что слишком поздно:

Возвращается Каттер. Он сообщает Лиане, что взрыв действительно произошел из-за подложенной бомбы, поскольку ожоги жертвы свидетельствут о наличии взрывчатых веществ. Каттер так же говорит, что в комнате Гарибальди обнаружены подробный план отсека и большое количество центаврианской валюты. Майкл пытается образумить Лиану:

Она приказывает арестовать Гарибальди. Но Майкл в бешенстве бросается бежать. Ему удается скрыться от Каттера. Лиана приказывает своим сотрудникам выследить Гарибальди и объявить тревогу по всей станции.


В Наблюдательном куполе Иванова и Синклер с удивлением узнают об объявленной тревоге. Синклер приказывает Ивановой отменить тревогу, но Кеммер, которая появляется в куполе, заявляет, что он не может этого сделать, - появились веские доказательства саботажа со стороны Гарибальди. Но Синклер очень рассержен:

Он говорит, что ему очень надоели попытки Кеммер отомстить Гарибальди. Он вновь приказывает Ивановой отменить тревогу, и та с радостью выполняет его распоряжение. Кеммер заявляет, что если Синклер собирается и дальше игнорировать ее приказы, у нее не останется иного выбора, как воспользоваться президентскими полномочиями. Но командор говорит, что он устал от "президентских полномочий".

Он приказывает Ивановой вывести Кеммер из Наблюдательного купола. Это распоряжение Сьюзан выполняет с не меньшей радостью.

После ухода Лианы Иванова предупреждает Синклера, что Кеммер может связаться с правительством Земли. Командор отвечает, что знает об этом, но задержка позволит ему найти Гарибальди до того, как это сделают люди Лианы. Внезапно у Ивановой возникает идея: она приказывает командному составу станции начать "техническую проверку 6 уровня" всех внешних каналов - связь с Землей будет прервана на несколько часов.


Гарибальди оказывается в Зокало, где обнаруживает Лондо. Он говорит ему, что нуждается в сведениях о взрыве в отсеке. Его пытаются обвинить в подготовке взрыва из-за того, что в его комнате нашли большую сумму в центаврианских купюрах. Лондо с недоверием смотрит на Майкла:


Кеммер гневно разговаривает с Ивановой. Она требует ответа, почему не функционируют все каналы связи. Иванова отвечает, что проводится проверка - они не хотят, чтобы по прибытии на Вавилон 5 президент лишился связи. Кеммер приказывает Ивановой открыть канал связи с Землей, но та прогоняет ее:

Когда Кеммер делает запрос, Иванова просто отклоняет его.


Кеммер заявляет Каттеру, что Иванова и Синклер делают все возможное, чтобы защитить Гарибальди, но лейтенант не удивлен: его данные свидетельствуют, что Иванова и Синклер - настоящие друзья Гарибальди, не то что Лондо Моллари.

Кеммер посылает Каттера допросить Лондо, а еще одного своего сотрудника - на свой корабль, чтобы попытаться наладить связь со "Звездолетом-1" - кораблем президента Сантьяго. Она хочет поговорить с генералом Неттером - по ее мнению, "Звездолет-1" должен быть уже достаточно близко к станции.


Лондо объясняет Гарибальди, почему Г'Кар мог быть среди тех, кто пытается очернить Майкла. Лондо утверждает, что во время нарнской оккупации Рагеша 3 с планеты "исчезли" важные научные материалы, а нарны заявили, что вновь отыскали их и готовы вернуть - только за соответствующую плату. Таким образом, Г'Кар, возможно, обладает доступом к деньгам Центавра, и именно он мог подложить купюры в комнату Гарибальди. Майкл говорит, что хочет увидеть Г'Кара.

Однако теперь Гарибальди вряд ли сможет получить доступ в дипломатическое крыло, где расположены апартаменты посла Нарна. Поэтому Майкл просит у Лондо взаймы немного денег - тогда он сможет проникнуть в дипломатическое крыло.

Лондо отмечает иронию ситуации - на время он и Гарибальди поменялись ролями, но дает "своему доброму и дорогому другу" большую сумму. Моллари говорит, что видит определенную параллель между собой и Гарибальди. Ему кажется, что Майкл, как и сам Лондо, в некотором роде "белая ворона". Ему даже приятно помочь Гарибальди в час нужды - тем более, что центаврианская богиня удачи, с которой у него "давние и более чем сомнительные отношения", недавно улыбнулась ему, так что теперь у него есть деньги.


Гарибальди успешно попадает в дипломатическое крыло и заходит в апартаменты Г'Кара. К его изумлению, нарн ждет его:

Г'Кар объясняет, что камеры ненадолго перестали функционировать, так что Гарибальди может не беспокоиться о том, что сотрудники службы безопасности отыщут его здесь (особенно если учесть, что посол сообщил службе, что Гарибальди видели на другом уровне). Г'Кар уверен, что Лондо обвинил в сложившейся ситуации нарнов, однако он отрицает свое участие во взрыве (хотя признает, что не считает эту идею плохой). Он предлагает Гарибальди покинуть станцию и обещает помочь: по его словам, таланты и опыт Майкла будут очень кстати на Нарне. Если же у него возникнет тоска по родине, нарны смогут договориться о его возвращении - в качестве шпиона.

Гарибальди немедленно отклоняет предложение Г'Кара и отказывается даже думать о предательстве. Тогда нарн советует ему прекратить "рассуждать, используя абсолютные категории":

Однако Гарибальди по-прежнему отказывается принять его предложение.

Он уходит.


Иванова инструктирует пилотов только что прилетевших новых истребителей. В инопланетном секторе Гарибальди пытается купить карту допуска у Н'грата, но тот отказывает Майклу, потому что он "все еще полиция", несмотря на все случившееся. Н'грат выгоняет Гарибальди, и Майкл, выброшенный из номера Н'грата, оказывается перед сотрудниками Кеммер.

Ему едва удается сбежать. Он возвращается в сектор, где живут люди, и тут на него нападают несколько разъяренных инопланетян. Когда становится очевидно, что Гарибальди не удастся спастись, появляется Синклер (который следил по мониторам за Майклом) и помогает ему расправиться с инопланетянами. Синклер предлагает Гарибальди отправиться в Медотсек, но тот отказывается, потому что хочет вначале выяснить, кто подставил его.

Тут Иванова вызывает Синклера и сообщает, что по Золотому Каналу с командором хочет говорить генерал Неттер. Когда Синклер на мгновение отворачивается для того, чтобы переговорить с Ивановой, Гарибальди бросается бежать. Синклер поворачивается, но Майкла нигде нет.


Генерал Неттер приказывает Синклеру во всем помогать Кеммер. После окончания сеанса связи Синклер говорит Лиане, что так же сильно хочет найти Гарибальди, как и она сама.

Сразу же после его слов с Кеммер связывается Каттер, который сообщает, что его сотрудники видели Гарибальди и заметили, что он расплачивается центаврианскими купюрами. Лиана убеждена, что найденные в комнате Майкла деньги - лишь аванс, и приказывает поймать Гарибальди. После ее ухода Синклер связывается с офицером, который охранял комнату Гарибальди в то время, когда Майкл впервые узнал об этом.


Гарибальди заходит в клуб. Он садится и неожиданно замечает, что следом за ним заходит охранник. Он хватает шляпу одного инопланетянина и пытается остаться незамеченным - и ему это пока удается. Охранник уходит, а Гарибальди возвращает шляпу.

Уходя, инопланетянин ставит перед ним бутылку. Гарибальди пытается бороться с собой, но последние несколько часов были настолько трудными, что он не выдерживает - алкоголь поможет ему забыть обо всех проблемах.

Гарибальди сильно напивается. Он с трудом встает, обменивается улыбками с инопланетянами...


Однако один из посетителей ресторана сообщил о Гарибальди службе безопасности, поэтому Кеммер, Каттер и их сотрудники ждут его.

Гарибальди вспоминает, как часто семнадцать лет тому назад юная Лиана говорила подобное. Сотрудники Кеммер арестовывают Майкла, а Каттер сообщает Лиане, что звено новых истребителей уже пришвартовываются к станции, так что ему нужно еще раз проверить Доки.


Лиана допрашивает Гарибальди, пытаясь получить от него признание. В какой-то момент она спрашивает его:

Гарибальди думал, что изменился, но... Он пытается еще раз образумить Лиану. Он спрашивает ее, неужели она действительно хочет разбить его жизнь только потому, что ей кажется, что семнадцать лет тому назад он разбил ее.

В этот момент в комнату входит офицер, с которым разговаривал Синклер. Он объясняет, что командор приказал ему обыскать номер человека, погибшего при взрыве. При обыске офицер нашел детонатор и несколько памфлетов "Земной Гвардии", - некоторое время тому назад на станции возникли волнения, спровоцированные "Земной Гвардией", и Гарибальди помогал арестовать ее членов. Майкл говорит, что служба безопасности давно подозревала пострадавшего в сотрудничестве с "Земной Гвардией", но не могла доказать это.

Гарибальди полагает, что пострадавший погиб из-за бомбы, которую сам заложил в отсек. Однако ему было неизвестно об использовании плазменных генераторов, расположенных в отсеке. Подобные устройства создают вибрацию, достаточную для случайного взрыва. Когда Лиана спрашивает его о возможных мотивах преступления, Гарибальди заявляет, что президент собирался заявить о новой политики в отношении инопланетян, против которой резко возражает "Земная Гвардия".


Каттер вызывает Кеммер и сообщает ей, что очень скоро президент прибудет на станцию и проведет церемонию передачи новых истребителей. Лиана приказывает Каттеру удостовериться, что в отсеке все в порядке.


Кеммер признает, что ей хотелось бы поверить Гарибальди, но она не может понять, как центаврианские купюры и детальный план отсека оказались в его комнате. Она утверждает, что никто не знал об обвинениях пострадавшего, кроме нее, Гарибальди, Франклина и Синклера.

Лиана настроена скептически - она утверждает, что Каттер - один из ее лучших агентов. Гарибальди замечает, что, возможно, "Земная Гвардия" именно на это и рассчитывает: если первая бомба не сработает, Каттер завершит дело. Майкл советует Кеммер проверит отсек самой - просто для страховки.

"Звездолет-1" приближается к Вавилону 5, и Кеммер сообщает Каттеру, что проверит отсек сама. Однако в этот же момент Каттер бьет ее по голове и наставляет оружие на Гарибальди. Но когда он нагибается, Гарибальди выбивает оружие из его руки. Начинается схватка, но Гарибальди удается включить переговорное устройство и сообщить Ивановой, что она должна прекратить швартовку.


В Медотсеке Франклин говорит Гарибальди, что с ним все будет в порядке, хотя сам Майкл так не считает:

С Лианой тоже все будет хорошо. Синклер сообщает Гарибальди, что в Доках обнаружена взрывчатка, - она должна была взорваться при открывании шлюзов. При взрыве были бы уничтожены новые истребители и примерно половина всей станции. Синклер проверил данные о Каттере - кто-то положил на его счет большую сумму денег через час после того, как пострадавший назвал имя Гарибальди. Каттер получил эти деньги уже на станции, но в центаврианских купюрах, и подложил их в комнату Майкла. Синклер поздравляет Гарибальди и восстанавливает его в должности.

Но сам Майкл расстроен - ему кажется, что он проиграл схватку с самим собой.

Однако Синклер полагает, что ему не стоит расстраиваться - он сумел протрезветь и спасти всю станцию. Майкл полагает, что на этот раз ему повезло - а что будет в следующий? Синклер надеется, что "следующего раза" не будет, однако если подобное все-таки случится, не надо бороться в одиночку.


Президент Сантьяго проводит прием. В обращении к присутствующим он призывает инопланетные правительства как можно теснее сотрудничать с Землей.


Гарибальди встречается с Лианой перед самым отлетом. Она благодарит его за благоприятный отчет о происшедшем. Лиана признает, что ошиблась, и извиняется перед ним. Она говорит, что Синклер был прав - она хотела не справедливости, а крови. Однако Майкл заявляет, что ей не нужно извиняться. Люди не машины, и потому, когда они разгневаны, могут ошибиться.

Лиана говорит на прощание, что президент Сантьяго "влюбился в Вавилон 5". Гарибальди с иронией замечает, что ей надо постараться как можно лучше охранять его, - ведь Вавилону нужны все сторонники, которых он сможет приобрести.

Лиана уходит, а Гарибальди задумчиво смотрит ей вслед. Он так и не изменился за эти семнадцать лет. Если запить так легко, то как же он может быть уверен, что это не случится вновь?


Ключевые моменты

До работы на Вавилоне 5 Гарибальди служил пилотом шаттла на Марсе.


Какие вопросы остались без ответа?


Анализ

Нежелание Ивановой отложить запуск истребителей выглядит подозрительно. Возможно, у нее есть причины хотеть, чтобы запуск произошел, она может знать о том, что должно случиться.

Каждый из знавших Гарибальди считает его алкоголиком. Почему же Синклер пригласил его к себе на станцию?


Говорит Стражинский

"В отношении сценариев, которые вы передаете другим писателям, - вы создаете "ментальное описание" эпизода? Если так, как это влияет на процесс создания сценария - на ваши отношения с другим писателем во время написания текста?"

Нет, вы уже перешли к тому, когда вы собираетесь сесть и переписать все заново. Речь идет о том, чтобы найти внештатного сценариста и (учитывая, что она/он не принесут мне историю, созданную без моего участия, что случилось лишь 4-5 раз за все время) сказать: "Ладно, в этом эпизоде гигантские голубые пингвины с Ригеля 4 украдут туфли Ивановой" или передать ему несколько страниц с детальными замечаниями о сюжете. Затем писатель уходит.

Первая "ментальная картинка" формируется у меня, когда писатель приносит набросок, сделанный на основе этих заметок. Это первый черновик сценария, и мне всегда приходится тяжело, потому что персонажи очень редко говорят, как наши. Они фальшивят, не всегда ведут соответствующим образом, появляются намеки на их прошлое, которые противоречат тому, что уже сказано..., - все это необходимо исправить. Так что сценарий похож на размытое изображение, и ваша работа заключается в том, чтобы сфокусировать его.

Это неизбежный аспект работы, связанный с приглашением посторонних писателей. У вас просто нет времени узнать о сериале все, что нужно, до того, как вы начнете писать: вы вынуждены войти в работу, сделать все очень быстро и затем отправиться выполнять следующий договор, если хотите заработать на жизнь. Такова жизнь внештатного сценариста. Я ненавижу эту жизнь. Мне нравится осмотреться, познакомиться с персонажами, проникнуть в их головы и узнать, что там. Сценарии внештатных писателей почти всегда крутятся вокруг персонажей, роли которых исполняют приглашенные звезды; если же вы взглянете на мои тексты, большинство из них не акцентируются на таких персонажах - за исключением нескольких знаменательных случаев. Я считаю, что наши главные персонажи значительно интереснее.

В ситуации с внештатными сценаристами самое забавное то, что вы часто слышите: "Стражинскому следовало бы приглашать больше внештатных писателей, они открывают перспективы, которые он сам не видит". Они цитируют "момент совершенной красоты" из сценария Питера ("Вопрос чести"), фразу Лондо "мои ботинки жмут, и я забыл, как танцевать" ("Молитва войны"), сцену в суде из "Грааля", замечание Несущей смерть о том, что же станет памятником ей ("Несущая смерть")... все это сцены, написанные мною и вставленные в сценарии других людей. (Одна из моих лучших фраз для Г'Кара вставлена мною в сценарий Зайкри: "Во Вселенной воедино сплетаются три элемента: энергия, материя и просвещенный эгоизм". Я действительно видел несколько писем, где замечалось, что JMS никогда бы не смог написать что-нибудь столь же емкое и точное. Ну что ж... я смог.)


Мы уже работаем над этим и даже кое-что сделали. Мы уже начали интегрировать виртуальные ряды в реальные декорации. В качестве примера... в следующем эпизоде "Выжившие" кто-то будет входит в корабль, стоящий в Доках. Единственный реально существующий объект в этой сцене (кроме самого актера) - это лестница. Все остальное - смоделированные компьютером объекты (CGI)... но вы не отличите их.

В "Выживших" мы попытались сделать вид из окна в виде составного компьютерного кадра с CGI - он выглядит действительно очень эффектно. Этот кадр виден в прологе. Мы будем работать над такими вещами и в будущем.


Причина, по которой мы заставили Гарибальди пройти через все это перед тем, как вновь напиться, заключается в том, что сами по себе появление Лианы и унижение ею Гарибальди не казались нам достаточными основаниями. Я бы не купился на это. Мы хотели отнять у него все, что он имел, и оставить наедине с самим собой. Мы забрали его работу, репутацию, деньги, комнату, нейтрализовали, насколько это возможно, его друзей... это было осознанным и систематическим подведением его к тому, что есть сам Гарибальди, его "голой сущности". Заставить его опуститься на самый низ до того, как дать ему вновь подняться. Это более интересно с точки зрения драматургии. Это более логично, так как запить вновь после столь долгого воздержания - довольно сложно, для этого требуется нечто очень серьезное. Мне жаль, я не могу принять ваше предположение, что "гнев и обвинения" Лианы могут довести Гарибальди до крайности. Его уже обвинили, так что появление Лианы было бы недостаточно для того, чтобы заставить его запить. Жаль, но как продюсер и редактор сюжета я не воспринял бы всерьез подобную мотивацию, предложенную мне писателем. Особенно по отношению к столь волевому и упрямому персонажу как Гарибальди...


Что я знаю об алкоголиках, чтобы показывать их? Ну что же, если забыть о клинической психологии, я происхожу их семьи потомственных алкоголиков (причем в четвертом колене), и говорить об этом - тяжкая обязанность. Собственно говоря, я первый мужчина в моей ветви рода Стражинских, у которого нет подобной проблемы.

У меня значительно больший опыт в этой области, чем я могу показать... и, с этой точки зрения, у меня не было никаких проблем с Гарибальди.


Каттер начал преследовать Гарибальди лишь потому, что именно его имя назвал умирающий рабочий. (Рабочий не знал, что умирает, и хотел обвинить другого. Даже если бы он знал, что может быть лучше мести: придавить того, кто навредил ему раньше?). Каттер лишь воспользовался ситуацией.


Луис Сантьяго играет "на две стороны", позволяя развиваться торговле с инопланетянами и иммиграции и одновременно сохраняя земную культуру, - это совсем не то же самое, что торговое эмбарго.


Имя генерала Неттера - это намек на Дуга, это тукеризм (для тех, кто знает этот термин). Я уже кое-где делал подобные вещи, но теперь хочу прекратить эту практику... Я не хочу, чтобы она создавала помехи...

Думаю, назвать Кеммер именно так сценариста вдохновил актер из сериала "Звездный патруль"...


Дрази - очень свирепая и раздражительная раса. Впервые они были показаны в "Несущей смерть" - дрази в "Солнечном ястребе" угрожал станции; в "Молитве войны" они избивали одного парня, они появятся и в "Выживших". Будет эпизод о разновидности боевых искусств у инопланетян, в котором будет участвовать дрази... Если где-то начинается драка, вы очень часто можете найти дрази в центре ее или совсем близко.

Думаю, вы доводите сказанное мною до крайности: я не говорил, что дрази настолько свирепы и склонны к убийствам, я сказал лишь, что они склонны к буйствам и обычно довольно неуравновешенны. Не все великие мыслители должны сидеть в одеждах времен королевы Елизаветы, нюхать цветы и наблюдать за вращением небес. Агрессивные люди тоже могут быть хорошими мыслителями...


В финале "Выживших", где Кеммер заходит на свой корабль,... в реальности существовала лишь лестница. Корабль, стены, дверь, в которую она вошла, - все это виртуальные декорации, смоделированные на компьютере.

Перевод: Вячеслав Смирнов


Sputnik Advertising NetworkSputnik Advertising Network


Main Page


Top Page


Последний раз страница обновлялась: 10 ноября 1997 года.
Свои замечания и предложения пишите Сергею Шедову.

Название "Вавилон 5", логотип "Вавилон 5", все публикуемые фотографии и кадры из cерий являются интеллектуальной собственностью © и торговой маркой (TM) консорциума PTN.
© (TM) 1992-1997, PTN Consortium
Все публикуемые на этой странице материалы и рисунки являются интеллектуальной собственностью Российского Фан-клуба Вавилона 5.
© 1997, Российский Фан-клуб Вавилона 5