Гэрет Уильямс. Темное, кривое зеркало.
 
Превращения.
 
Фаза 1, Глава 7, части 3-4.
 
"A Dark, Distorted Mirror" (c) 1997-1999 by Gareth D. Williams, LWA97GDW@sheffield.ac.uk  

Перевод (c) 1999, Александр Краснянский, kavtig@advent.avtlg.ru

 
 
      В наши цепи мы заковываем себя сами. 
      Маркус не знал, кто сказал эту фразу раньше всех. Но звучало очень по-диккенсовски. Расхаживая взад и вперед по комнате, нежданно-негаданно ставшей его тюрьмой, Маркус чувствовал себя отягощенным оковами, в точности, как дух Марли, явившийся Скруджу, чтобы предостеречь его от чрезмерного эгоизма. 
      Если бы у Маркуса был свой Марли, может быть, он и не оказался бы тут. Его свободу не ограничивали никакие физические оковы, но его духовных пут ненависти было достаточно, чтобы сковать целую армию. И в этом почти никто не был виноват, кроме него самого. 
      Ненависть к своему брату Джозефу, который всю жизнь был для Маркуса недосягаемым идеалом. Ненависть к жене Джозефа, Кэтрин, первой и самой большой любви в его жизни. Ненависть к самому себе, за то, что так ни разу и не сказал ей об этом. Снова ненависть к самому себе, за то, что посмел выжить в катастрофе, в которой они оба погибли. Ненависть к пьянству, которое, чуть было, не погубило его, и опять к себе, за то, что он смог допустить такое. Ненависть к Теням, которые испепелили его родину. Ненависть к нарнам, не сумевшим остановить их. Ненависть к минбарцам, из-за которых его планета досталась нарнам. 
      Ненависть к капитану Шеридану, который спас Маркуса. Ненависть к Сатаи Деленн, которая не спасла его. Ненависть к советнице На'Тод и Ха'Кормар'А Г'Кару, которые знали о Тенях и не делали ничего, а также за то, что и та, и другой рассказали ему о них, и теперь он стал частью их игры. 
      Ненависть к Лите, посмевшей влюбиться в него. Ненависть к себе за то, что позволил ей это. Ненависть к Сьюзен, которая повернула все дело так, что теперь охотником была она, а жертвой - он. Ненависть к себе, за собственную бестолковость. Ненависть к капитану Шеридану, который отправил его сюда. Ненависть к себе, за то, что не оправдал доверия капитана. 
      Ненависть, ненависть, и каждый ее объект - еще одно звено в тяготящей его цепи. И каждое звено тянет за собой еще большую ненависть к себе самому. 
      Маркус не знал, что же такое было на уме у Сьюзен, из-за чего она сочла необходимым запереть его тут. Но он четко понимал, что не он был главной ее мишенью. Просто, он был помехой у нее на пути. 
      К счастью, Маркус был подготовлен к такого рода неожиданностям. Сьюзен сорвала коммуникатор с его руки, перед тем, как швырнуть его сюда, но у него был другой, надежно спрятанный в складках одежды. Он достал его и попытался выйти на связь с Шериданом, но ответа не получил, - индикатор даже не показывал, что вызов дошел до него. Маркус подумал, не капитан ли был центральным пунктом планов Сьюзен. Попытка вызова командора Корвина провалилась точно таким же образом. После еще нескольких попыток, он понял, что не может выйти на связь ни с кем на "Вавилоне". Было несколько возможных объяснений этому факту: коммуникатор сломан, в этой комнате коммуникатор не мог соединиться с системой, всякая связь с "Вавилоном" была прервана, или... или на борту корабля были одни лишь трупы. 
      Ни один из вариантов не предвещал ничего хорошего. Он не был уверен, сможет ли он войти в контакт хоть с кем-нибудь на поверхности Проксимы, но сейчас здесь был лишь один человек, которому, вернее, которой, он доверял полностью, но... с ней он не станет разговаривать ни за что, - стыд и груз ненависти не давали ему сделать этого. 
      Лита Александер была лишь одним из звеньев в его цепях ненависти, и он смертельно боялся дать ей понять это. Он полагал, что если она узнает об этом, если увидит его истинное лицо, то непременно отвернется от него, и он потеряет единственный свет своей жизни. 
      Поэтому он предпочел ждать. Маркус терпеть не мог ждать, но больше всего его грызла злость на себя за то, что он имел глупость попасть в такую ситуацию. 
      Еще одно звено в бесконечной цепи. 
* * *
      - Добро пожаловать в наш мир, Сатаи Деленн. Из Тьмы, - к Свету. 
      Сьюзен ощущала на себе взгляд Деленн. Эти глаза могли сиять как звезды, невиданной яростью или страстью невероятной силы, но сейчас на нее смотрели пустые, бессмысленные глаза младенца. 
      Сьюзен не имела представления о том, что Кризалис делал с Деленн, - было ли это полным генетическим преобразованием, или же лишь изменением внешнего вида. Стала ли бы она неотличимой от человека, или каким-нибудь получеловеком, или чем-нибудь еще? И к чему привело то, что Сьюзен вскрыла Кризалис преждевременно? 
      Она не знала, но это совершенно не интересовало ее. Все, что Сьюзен оставалось сделать - это убить Деленн, и все ее проблемы, наконец-то, отпадут. Та сила, что толкала Шеридана против Теней, исчезнет, а счастье, которое он вновь обретет вместе с Анной, затмит собой его желание продолжать борьбу. Но когда Сьюзен подняла посох - тот самый посох, что когда-то принадлежал Деленн, - она вдруг заколебалась. 
      Деленн лежала на полу полностью обнаженная, явно мучимая болью, беспомощная как ребенок, и взгляд ее говорил о том, что в психическом смысле она стала именно ребенком. 
      Сьюзен рассмотрела ее повнимательнее. Костяной гребень на голове Деленн был на месте, лишь стал чуть меньше, но ниже его середины теперь проходила щель, из которой струились длинные черные волосы. Уши Деленн остались там, где они располагаются у минбарцев - ниже, чем у землян, но гребень над ними был приподнят выше. Голова и тело Деленн стали меньше и тоньше, и выглядели почти по-земному, но ее глаза... такими глазами мог смотреть только ребенок. 
      Деленн мигнула и прошептала одно слово. Это прозвучало отчасти как смутное воспоминание о чем-то из далекого прошлого, отчасти так, будто она говорила о новой игрушке. 
      - Тени. 
      Двое Теней за спиной Сьюзен, очевидно, решили, что раз их агент бездействует, то действовать должны они. Они ринулись вперед, к Деленн. Сьюзен отступила назад и застыла в предвкушении зрелища. 
      Ощущала ли Деленн то же самое, когда ее флот бомбил Землю? Получала ли она тогда удовольствие, глядя на то, как нашалившего ребенка убивали насмерть умные и всезнающие взрослые? 
      Деленн глядела на то, что двигалось к ней, и ее глаза расширились как у любопытного ребенка, но вдруг... что-то проснулось в ее памяти, и она встрепенулась. 
      Деленн откатилась по полу в сторону от нападавших Теней и ухватилась за край разбитого Кризалиса. Казалось, это прикосновение вдохнуло в нее жизнь, пусть даже и ненадолго. 
      Сьюзен внезапно выгнулась дугой и рухнула на пол, мысленно крича от дикой боли, ворвавшейся в ее черепную коробку. 
      - О, нет, - прошептала она. - Нет, только не это. Не... это. 
      Где-то рядом был телепат, она поняла это мгновенно. 
      Казалось, что это ощутила и Деленн. Она медленно, нерешительно подняла голову. Что двигало ею - любопытство, надежда, или она тоже чувствовала боль? 
      - У нас нет... времени... - прохрипела Сьюзен, крепко обхватив ладонями голову. - Убейте ее... сейчас же. 
      Тени и сами были того же мнения. 
* * *
      Трех слов оказалось достаточно, чтобы Лита Александер ощутила опасность. Эти слова были сказаны в тот момент, когда, - хотя Лита и не знала этого, - Сьюзен Иванова зашла в челнок, отправлявшийся на "Вавилон". Их произнес голос внутри нее, имя которому было Кош. 
      - Ты ей нужна. 
      Лита не нуждалась в уточнении, кому она нужна. Уже многие месяцы она чувствовала незримую связь с Сатаи Деленн - с того самого момента, когда она в первый раз просканировала ее. Что-то очень важное протянулось между ними тогда. Чувство взаимопонимания и близости. И еще был Кош. 
      Неизъяснимый страх преследовал Литу весь этот день. Она не видела Маркуса уже пять дней, хотя она редко думала о ком-то другом. Ей снились кошмарные сны, - в них черное облако окутывало Проксиму, а Сьюзен Иванова торжествующе смотрела на то, как происходит. Целый день Лита чувствовала себя раздраженной, напуганной и уставшей. 
      А теперь еще это. 
      Она немедленно попыталась связаться с кем-нибудь на "Вавилоне". Ей вдруг стало неприятно при мысли о разговоре с Шериданом, так что первым делом она вызвала командора Корвина. Он вежливо выслушал ее и сообщил, что Деленн находится под охраной двоих самых ответственных сотрудников местной Службы Безопасности, которым дан приказ не впускать никого до возвращения капитана. Нельзя сказать, чтобы он совершенно не воспринял ее опасения всерьез, просто он был очень занят. Где был сам Шеридан, у Литы не было ни малейшего представления, но ей не так уж и хотелось узнать об этом. 
      Ей оставалось только связаться с шефом Службы Безопасности "Вавилона", который также очень вежливо выслушал ее, и заверил, что займется этим вопросом лично. 
      По идее, после этого она должна была успокоиться. В конце концов, "Вавилон" ведь был их епархией, а не ее. Она и была-то там всего один раз. Но, тем не менее... Присутствие Коша неотступно ощущалось в ее сознании, и она направилась к стартовой площадке челноков. 
      Для нее, так же, как и для Сьюзен, попасть на челнок, идущий на "Вавилон", оказалось просто. Пусть Лита и не была такой важной персоной, как Сьюзен, но зато она смогла получить прямое разрешение командора Корвина, чтобы попасть на корабль. В причальном отсеке ее встретил мистер Аллан. Он начал говорить ей, что все в порядке, что он только что проверял ту комнату, и что в нее никто не входил и никто не выходил оттуда. 
      Возможно, Лита и поверила бы ему, но голос Коша внезапно перешел в крик: 
      - Это Тьма! 
      Теоретически, телепат способен заставить человека думать по-другому. Лите доводилось видеть такое пару раз, когда она служила в интернатуре Пси-корпуса. Подмена мыслей, внутренних ориентиров и даже памяти человека была любимым средством в арсенале агентов Пси-корпуса. Но Лита ни разу не осмеливалась проделать нечто подобное сама. Если, конечно, не считать маленьких, безобидных экспериментов, которые она обычно ставила, когда ей надо было чего-нибудь добиться - пройти мимо охранников Службы Безопасности к Маркусу, например. Но теперь, ясно осознавая, что ставка очень высока, она рискнула и вторглась в сознание Зака. 
      - О да, конечно, - сказал он. - Пойдемте, я провожу вас туда. 
      И он повел ее к комнате, где находилась Деленн. Лита не имела возможности и не стала заменять его личность, - Зак должен был стать прежним максимум через несколько минут, но пока она удерживала его, и сердце ее билось все быстрее и быстрее. Она ощущала страх Деленн, но было в ее мысленной ауре что-то необычное. Лита не понимала, что же случилось с Деленн, но она чувствовала, что ей больно. 
      Первое, что она увидела у дверей комнаты Деленн, это тела убитых охранников. Все вокруг было залито кровью, - у одного грудная клетка была выворочена наружу, другая лежала, разрубленная чем-то почти пополам. Зак молча уставился на это, а Лита содрогнулась от ужаса, потеряв телепатический контроль над ним. Но это уже не имело значения. Она видела кровь, она видела трупы, и она чувствовала поблизости Теней. 
      Лита ворвалась в комнату, и одного взгляда на эту ужасную сцену ей оказалось достаточно, чтобы понять, что происходит. Съежившаяся Деленн, стоящая рядом с ней Сьюзен и... двое существ, будто выползших из невероятно жуткого сна. Сьюзен вздрогнула и отступила назад, на ее лице была паника, граничащая со смертельным ужасом. Эти... существа (при их виде голос Коша загрохотал в ее сознании с невиданной силой) тоже повернулись и двинулись прочь. Деленн нерешительно подняла голову. 
      Сьюзен отчаянно ринулась вперед, целясь посохом в Литу, которая скользнула вбок, уходя из-под удара. Действуя под властью инстинкта, - или, может быть, ворлонца, - Лита ответила ударом на удар. Всплеск боли захлестнул Сьюзен, и та издала ужасный крик, гораздо более протяжный и громкий, чем можно было ожидать после такого короткого импульса, и, оттолкнув Литу, бросилась прочь из комнаты. Лита обернулась, чтобы посмотреть на двух паукообразных существ, но те исчезли, как будто их никогда здесь и не было. Она отчаянно вперилась в комнату своим внутренним взором, и внезапно ощутила присутствие чего-то невероятно древнего, чуждого, устрашающе властного, что заставило ее мысленно отпрянуть прочь. Она вдруг почувствовала себя маленькой, слабой и бессильной. Ей захотелось рухнуть на колени. 
      Но ощущение быстро прошло, и Лита двинулась вперед, к Деленн, которая по-прежнему лежала на полу, свернувшись калачиком. Лита прикоснулась к ней, повернула ее голову, и ее глаза встретились с сияющими бриллиантами глаз Деленн. 
      Которые теперь были мутными и пустыми. 
      - Кто... ты? - прошептала Деленн. - Кто... я... такая? 
      Лита ничего не сказала. В мыслях у нее сквозила пустота. Она положила голову Деленн на свои колени и позвала Зака. Шеф Службы Безопасности осторожно заглянул в комнату. Бледность его лица и другие признаки говорили о том, что ему очень нехорошо. 
      - В чем...? - язык не слушался его. - Что...? 
      - Найди ее, - рявкнула Лита, отдавая приказ так, будто всю жизнь только этим и занималась. - Нельзя, чтобы она ушла. 
      Зак сделал над собой усилие, чтобы воспринять ее слова. 
      - Слушаюсь, мадам, - ответил он. - Э... может быть, мне также лучше будет вызвать доктора Кайла? 
      Доктора? Лита поглядела на Деленн. Да, конечно же, ей нужен врач. 
      - Да, и еще вызовите командора Корвина или... капитана Шеридана. 
      - В этом нет необходимости, - произнес знакомый голос. 
      Взглянув в сторону двери, Лита увидела, как вошел Корвин в сопровождении двоих охранников. 
      - Тем двоим был дан приказ каждые полчаса докладывать, что все в порядке. Когда они не вышли на связь, я понял, что дело неладно, и пришел. Что здесь произошло? 
      - Она умирает, - почти выкрикнула Лита. - Позовите доктора. 
      Корвин посмотрел на нее, потом опустил взгляд на Деленн. Он включил свой коммуникатор. 
      - Доктор Кайл, требуется медбригада в комнате 99, блок Бета, уровень 35, срочно. Мистер Аллан, мне кажется, вам есть, чем заняться. 
      Зак вытянулся в струнку. 
      - Да, сэр. 
      Он еще раз поглядел на Литу и вышел, забрав с собой двух охранников, приведенных Корвином. 
      - Так вы расскажете мне, что же здесь произошло? - спросил Корвин Литу. - Или я должен обо всем догадаться сам? 
      Лита поглядела на него. 
      - Я... я точно не знаю, что тут произошло. 
      - Похоже, что ваши подозрения оправдались. Можете вы сказать мне, отчего они возникли? 
      - Это было... чувство. Сложно объяснить. Я просто знала. 
      - Вот и жди нормального ответа от телепата, - пробормотал он. - А что... с ней? 
      Он внимательнее поглядел на Деленн, и выпучил глаза от изумления. Лита осторожно перетащила ее на кровать, наклоненную по минбарскому обычаю, и прикрыла ее простыней, которая лежала там совершенно по-земному. Деленн слегка поежилась, но ничего не сказала. 
      - Господи Боже, что с ней? 
      - Я не... я не могу объяснить это, я сама точно не знаю. 
      - Смешно. Обычно я так всем говорю. Итак, полагаю, ваши чувства не могут подсказать, где сейчас находится капитан? 
      - Нет, и меня это совершенно не интересует. 
      - А меня - да. Я не видел его со вчерашнего дня. И мне это не нравится. Совершенно не нравится. 
* * *
      А в это время капитан спал. Первый раз за долгие годы спал тихим, мирным сном без сновидений. 
      На этот раз он не бодрствовал допоздна, вонзая взгляд в темноту, и забивая сон эрзац-кофе. Перед его мысленным взором не вставала Земля, такой, какой он видел ее в последний раз. Его не мучили нескончаемые кошмары, в которых минбарцы наступали и наступали, а он был не в силах остановить их, а миллиарды голосов выкрикивали его имя. 
      Ничего этого не было, а был тихий, мирный сон без сновидений. Сон человека, который, наконец-то, обрел свое счастье. 
      Анна смотрела на своего спящего мужа и улыбалась. Она протянула руку и погладила его волосы. Он невнятно пробормотал что-то и повернулся на бок. Она тихо поднялась с кровати и еще раз поглядела на него, продолжая улыбаться. 
      Она глядела на него уже много часов. Ей никак не удавалось заснуть - годы безудержного пьянства брали свое. Ей было трудно засыпать, ничего не выпив, но она не желала возвращаться к прежним привычкам. То и дело ее охватывало сильное желание, но сейчас она ни за что не станет потакать ему. 
      Уже целых два года - с момента смерти их дочери Элизабет во время нападения минбарцев на Орион 3, Анна и Джон жили в сумеречном, призрачном мире. Она залезла в бутылку, а он залез в "Вавилон". И никто из них за все это время ни разу не покидал своего избранного убежища. Даже если они и встречались, их мысли были там же, где обычно. 
      Наконец-то, в эту ночь, они повстречались по-настоящему. 
      Анне и раньше приходилось видеть своего мужа спящим. Так было несколько раз в то время, когда они только поженились, и она не могла заснуть. Их постоянно преследовала разлука, но, при каждой своей встрече, они старались насладиться друг другом на месяцы вперед. Она много раз видела, как маска злобы, беспокойства и опасений спадала с лица Джона, когда он засыпал. Во сне он как будто вновь становился таким же юным и восторженным, как в тот раз, когда Элизабет впервые познакомила их больше десяти лет тому назад. 
      Она помнила, как они сидели вдвоем в саду его отца. Они смотрели вокруг и... были просто счастливы. И аромат апельсинового цвета был так прекрасен тогда. Она часто разбрызгивала по комнате духи с этим запахом. Главным образом, для того, чтобы отбить запах нарнского вина, но также и в память о том времени. Страшнее и печальнее всего было то, что она уже никогда не сможет погулять с маленькой Элизабет в том саду. И Элизабет, и тот сад теперь перестали существовать. Навсегда, оставшись лишь в их памяти... 
      И во снах. 
      Анна посмотрела на коммуникатор Джона, лежавший там же, где тот оставил его. Слишком часто в прошлом дела мешали им побыть вдвоем. Теперь этого не случится. 
      Он продолжал спокойно спать, когда Анна отключила коммуникатор. 
      Пусть хоть весь мир рушится, но она не позволит ему прервать их краткий миг счастья. Наконец-то, Джон и Анна Шеридан были вместе, и только это имело значение. 
      Миру просто придется пожить некоторое время без них двоих. 
* * *
      - Для них же лучше, если это окажется действительно чем-то важным, - бормотал себе под нос лорд Рифа, устраиваясь в конференц-зале. Здесь собрались все члены Правительства Сопротивления, за исключением президента Крэйн, которая была по-прежнему больна. Рифа стал оглядывать участников этого непредвиденного ночного совещания. 
      Вице-президент Кларк смотрел затуманенным взглядом, как будто только что проснулся. Он часто помаргивал и широко зевал, и приставал с разговорами ко всякому, кто готов был его слушать, но благодарных собеседников не находил. 
      Какое-то замечание генерала Такашимы привлекло внимание Кларка. Они начали говорить о чем-то, касающемся не то лейтенанта, не то посла Ивановой, о которой Рифа много слышал, но с кем ему так до сих пор и не удалось встретиться. То, что он слышал, представляло интерес, и Рифа размышлял насчет того, как вся эта информация понравится Синевалу. К сожалению, эти двое разговаривали слишком тихо, и Рифа был вынужден обратить свое внимание на других людей. 
      Мистер Уэллс был как огурчик. Похоже, ему не пришлось просыпаться среди ночи, так как он вообще не ложился спать. Он наблюдал за окружающей обстановкой, и выглядел очень заинтересованным. Рифа почувствовал в нем человека своего сорта, всегда внешне спокойного и молчаливого. Многие недооценивали таких людей. Но не Рифа. За Уэллсом нужен глаз да глаз. 
      Но это ни в коей мере не относилось к генералу Хейгу. Его лицо было осунувшимся и изможденным. Он тоже явно не спал этой ночью, но, в отличие от Уэллса, его усталость была совершенно очевидна. Хейг, фигурально выражаясь, стоял на краю обрыва, а упадет он с него, или полетит ввысь, Рифу совершенно не волновало. 
      И все же, он не был так уж сильно зол, что его вытащили ночью из постели. Рифа торчал на этом пустыре вот уже пять дней, и лишь пару ему сквозь зубы было сказано что-то о Сатаи Деленн. А ведь он прилетел сюда именно из-за нее. Синевал, как и весь остальной Серый Совет, желал знать, что тут с ней происходит. Любую информацию, которую он сможет добыть, можно будет с легкостью использовать так, чтобы это принесло выгоду Синевалу, равно как и самому Рифе, но, для начала, эту самую информацию следовало получить. А все, что ему было известно на данный момент, это то, что минбарка находится на борту "Вавилона", корабля Шеридана. Меньше, чем ничего. 
      И, как будто этого было недостаточно, куда-то запропастился Вир. Тупорылый кретин! Его никогда не было, когда он был нужен. Когда Рифа, окруженный славой и почетом, возвратится на Приму Центавра, и воссядет на императорский трон, у него будут гораздо более смышленые и расторопные слуги, уж это-то наверняка. 
      Дверь зала открылась, и Рифа с интересом посмотрел на вошедшую женщину. Она выглядела слегка растрепанной и прихрамывала, но ее властность и сила сразу бросалась в глаза. Он решил, что ее можно счесть вполне красивой, но его нелегкий опыт отношений с собственной женой (у которой было много отвратительных качеств, но к внешности сказанное ничуть не относилось), заставлял его относиться к красивым женщинам с предубеждением. Им нельзя доверять. В общем-то, то же самое можно сказать и про уродливых женщинх. 
      - Посол Иванова, - заговорил Кларк. - Что происходит? Это вы пожелали, чтобы мы собрались здесь в такой час? 
      - Да, господин вице-президент, - задыхаясь, ответила она. - Я прошу прощения, если это доставило кому-то неудобства, но это очень важно. 
      Она замолчала, чтобы отдышаться. 
      - Сатаи Деленн... только что... 
      Ей снова перехватило дыхание, но было сразу видно, что она заметила, как Рифа весь обратился в слух. Сатаи Деленн? Рифа заметил, как на него тут же взглянули некоторые из присутствующих, и понял, что им не хотелось бы, чтобы он услышал то, что будет сейчас сказано. 
      - Она... я не знаю, как лучше выразиться. Вот. Взгляните на эти снимки. Я думаю, что это доказывает все. 
      Она положила на стол маленький аппарат и включила его. Рифа узнал в нем примитивное голографическое устройство для записи и воспроизведения изображений. Необходимая вещь в арсенале политика. 
      Даже он вздрогнул, когда увидел появившуюся перед ним голограмму. Двое мертвых землян. Везде вокруг была кровь. Вообще говоря, чистоплотных убийств не бывает. Но даже Рифа, настоящий мастер политических убийств, был поражен чудовищностью этой расправы. С другой стороны, может, в этом-то и была вся соль. 
      - Это сделала Сатаи Деленн, - твердо заявила Иванова. - Этим людям было поручено охранять ее. 
      - Где сейчас находится Деленн? - спросил Кларк. 
      - И как вам удалось получить это? - добавила Такашима. 
      - Полагаю, что сейчас она на "Вавилоне". Я не думаю, что она убила их с целью совершить побег. 
      - Тогда для чего? - задал вопрос Кларк. 
      - Вот для чего. 
      Иванова сделала что-то с аппаратом, и изображение сменилось другим. Теперь перед ними была женщина, похожая на минбарку и на землянку в одно и то же время. Рифа поразился увиденному. Он и не думал, что такое возможно. И тут ему в голову пришла другая мысль. 
      Что Синевал скажет об этом? 
      - Она взяла у них образцы ДНК, - сказала Иванова. - Она попыталась превратить себя в человека. Зачем, я не знаю, но, по всей видимости, это оказалось не так просто, как она думала. Она убила двоих охранников, забрала их ДНК и сумела адаптировать ее к своей собственной, или что-то в этом роде. 
      - Если минбарцы смогут превращаться в людей, - заговорил Хейг, - подумайте, чем это может кончиться. Неужели они достигли такого высокого технологического уровня? 
      На его лице смешались потрясение и страх. 
      - Очевидно, что так, - сказал Кларк. - И она все еще на "Вавилоне"? 
      - Я полагаю, что да. 
      - Могу я спросить, как вам удалось узнать об этом? - неожиданно вмешался Уэллс. 
      - Я... отправилась на "Вавилон", чтобы обсудить некоторые вещи с капитаном Шериданом, - начала отвечать Сьюзен. - Его не было в рубке, так что, я подумала, что он, должно быть, у Сатаи Деленн. Он в последнее время очень часто бывал у нее. Я пришла к ее камере и увидела то, что я только что показала вам. 
      - И вы отыскали капитана Шеридана? 
      - Нет. 
      - А командора Корвина? 
      - Тоже нет. 
      - Тогда у нас возникает несколько очень интересных вопросов, - пробормотал Кларк. - Знали ли об этом заранее Шеридан и его старший офицер, и где они находятся сейчас? Мистер Уэллс, прошу вас доставить их обоих сюда, чтобы мы смогли обсудить с ними этот вопрос. И пошлите кого-нибудь из ваших людей на "Вавилон". Войдите в контакт с тамошним начальником Службы Безопасности и выясните все, что можно выяснить. Столь существенное нарушение безопасности в такое время чревато грозными последствиями. Даже если бы это было следствием простой некомпетентности, это было бы уже очень плохо. Я боюсь даже думать о том, что за этим может стоять что-то более серьезное. Ваша задача ясна, мистер Уэллс? 
      - Так точно, господин вице-президент. 
      - Простите, сэр, - вмешалась Такашима. - Должны ли мы поставить в известность президента? 
      - В этом нет необходимости, генерал. Она слишком больна, чтобы с нашей стороны было удобно беспокоить ее подобными вещами. 
      Рифа еще раз оглядел всех, кто окружал его. Он полагал, что сообщение с просьбой прийти сюда ему послала Иванова. Но почему она сделала это? Когда он посмотрел на нее, она почувствовала его взгляд, и обернулась. Он ответил ей легкой улыбкой. 
      Да, никаких сомнений. Она хороша. Очень хороша. Не настолько, как центаврианка, но, в конце концов, она всего лишь земная женщина. 
* * *
      - Итак, доктор, что можно сказать? 
      Доктор Кайл оторвался от той, что спала на койке в Медлабе. 
      - Я не знаю, что можно сказать, командор, - медленно проговорил он. - Ее ДНК не похоже ни на что из того, что мне приходилось видеть. Смесь земной и минбарской. И смесь не очень хорошая. 
      - Она не закончена, - прошептала Лита, стоявшая рядом с Деленн. 
      - Что? - удивился Корвин. - Что вы можете знать об этом? 
      - Я не знаю. Я просто принимаю ее разрозненные мысли. Слово "Кризалис" и чувство... незавершенности. Что бы она ни делала, ей не удалось закончить этого. 
      - Хорошо, так что же вам удалось узнать, изучив тот кусок этого... Кризалиса, который мы принесли вам? 
      - Боюсь, что ничего, командор. 
      - Ничего? 
      - Он распался еще до того, как я приступил к его изучению. Он просто растаял. 
      - О, Господи! Ну почему я проснулся этим утром? И почему я не стал мусорщиком, как хотела моя мама? 
      - Командор, - сказал Кайл, и Корвин тут же замолчал. 
      Было в этом чернокожем враче что-то от школьного учителя. Корвину хотелось пробормотать что-нибудь вроде "простите, сэр", пойти к доске и написать на ней в наказание сто строчек. 
      - Что касается Деленн, я не могу привести объяснения того, что произошло с ней. Ее ДНК в данный момент, по всей видимости, стабильна, но химические процессы в ее теле очень плохо согласованы. Она может в любой момент потерять сознание, или перестать дышать, или у нее случится остановка сердца. 
      - Чудесно. А как насчет ее... умственных способностей? 
      - Как у маленького ребенка, - сказал Кайл. - По крайней мере, в данный момент. С тех пор, как ее доставили сюда, она не сказала ни слова. Данные ее мозга... очень странные, если не сказать сильнее. Я не имею понятия, временное это состояние, постоянное, естественное или какое-нибудь еще. Ни один вид анализа не применим к ней, командор. 
      - Вы можете просканировать ее? - обратился Корвин к Лите. - Попытаться найти там... что-нибудь? 
      - Нет, - ответила она. - Сканирование без разрешения запрещено законом. 
      - Раньше это вас не останавливало. 
      У Литы на счету было несколько выговоров за неадекватное использование телепатических способностей. 
      - Нам нужно узнать, что с ней случилось. 
      - Кризалис. Это все, что я могу сказать вам. Командор, я не буду сканировать ее, и вы не сможете меня заставить делать это. 
      Корвин устало потер глаза. Он был совершенно измотан, выжат, и вообще, управлять всем и вся на космическом корабле было не его работой. Где же, черт возьми, капитан? 
      Его коммуникатор пискнул. 
      - Корвин слушает. Это вы, капитан? 
      - Боюсь, нет, сэр, - раздался голос Зака. - От него пока ни слуху, ни духу. Тут кое-что другое. 
      - Вы нашли Сьюзен? 
      - Нет, сэр, все совершенно иначе. Мистер Уэллс прилетел сюда со своими собственными сотрудниками. Правительство знает о том, что произошло. Они дали ему приказ взять Сатаи Деленн под стражу и перевезти ее на поверхность планеты, и еще, они желают, чтобы вы с капитаном сами доложили Правительству... э-э-э, ситуацию. 
      Корвин закрыл глаза. А он-то осмелился понадеяться, что хуже уже не будет. 
* * *
      - Что? 
      - Вы слышали, что я сказал, командор Корвин. Правительство Сопротивления желает видеть вас, капитана Шеридана и находящуюся в вашем распоряжении заключенную. Немедленно. 
      - А если минбарцы явятся, пока Правительство Сопротивления будет смотреть на нас, тогда что? Мистер Уэллс, их что, совсем не беспокоит минбарская угроза? 
      - У меня есть инструкции, командор Корвин. Как я понимаю, мистер Аллан занялся расследованием произошедшего здесь инцидента? 
      - Да, и, на мой взгляд, он отлично с этим справляется. Мы не нуждаемся... 
      - В чем вы нуждаетесь или не нуждаетесь, значения не имеет. Я и мои люди собираемся помочь мистеру Аллану с этим вопросом. 
      - Вы не имеете права на это. 
      - Командор Корвин. Действия высшего офицерского состава этого корабля были следствием, в лучшем случае, некомпетентности, а в худшем - измены. И не только в отношении этого инцидента, а уже долгое время. 
      - Мы управляем этим кораблем так, как считаем нужным... 
      - Это вы будете объяснять Правительству Сопротивления. Я уверен, что если то, что вы утверждаете, - правда, то вам не о чем беспокоиться, командор. 
      - А кто же будет отвечать за корабль, пока я буду находиться на планете? 
      - Экипаж вполне способен справиться со своей работой в течение нескольких часов. 
      - Но... 
      - У меня есть прямой приказ Правительства Сопротивления, командор. Вы, капитан Шеридан и минбарка должны быть доставлены на специальное заседание Правительства немедленно. 
      - Деленн не может двигаться. Состояние ее здоровья... 
      - Не имеет значения. Вы будете поступать согласно приказам высшего командования. Вам это ясно, командор? 
      - Так точно. 
      - Вот и хорошо. К чему тогда этот ваш враждебный тон? И, тем не менее, у меня остался к вам один вопрос. Где капитан Шеридан? 
* * *
      Капитан Шеридан медленно просыпался. Он потянулся и открыл глаза. На один краткий миг он изумился. Это была не его каюта на "Вавилоне". Он находился в своей квартире в Главном Куполе. Точнее, в квартире Анны. Это она жила тут. Он не мог припомнить, чтобы ему самому приходилось проводить тут больше пятнадцати минут за один раз. 
      Анна сидела рядом с ним на кровати. Она улыбалась. 
      - Доброе утро, - сказала она. 
      - Анна, - промямлил он в удивлении. 
      Она была... она была прекрасна. Она была счастлива. 
      - Анна... 
      - Если бы ты произнес какое-нибудь другое имя, я бы страшно разозлилась, - сказала она, смешливо повращав глазами. - Я люблю тебя, Джон. 
      Пелена сна постепенно спадала с него, и он вспомнил прошлый вечер. Она подошла к нему после того совещания Правительства, где был лорд Рифа. Она... она была в точности, как та, прежняя Анна. Она приготовила ему что-то поесть, - немного, еды на Проксиме вообще было мало, но вот если бы он взялся за готовку, вкус бы получился просто ужасным. Они долго говорили друг с другом, - о прошлом, о будущем, об Элизабет. Шеридан не чувствовал себя виноватым. Его коммуникатор был при нем, и, если бы что-то случилось, Дэвид непременно вызвал бы его. Пока они ели, он чувствовал себя совершенно необыкновенно, почти как во сне. Несколько лет назад он сказал себе, что ни ему, ни Анне уже никогда не стать такими, какими они были прежде. Война, смерть Элизабет, гибель Земли... всего этого было просто слишком много для них. Джон наблюдал, как Анна все дальше и дальше уходит в собственный мир, и он не мог, - или не хотел, - остановить ее. Он знал, что и сам страдает абсолютно тем же самым недугом. Он не перестал любить ее, но вера в то, что они смогут быть счастливы снова, давно покинула его. 
      Эта ночь стала чудесным потрясением для него. Целых несколько часов, он был, наконец-то, счастлив. Они оба были счастливы. 
      - И я люблю тебя, - прошептал он, глядя, как улыбка озаряет ее лицо. Она была так прекрасна. 
      Внезапно он моргнул. 
      - Который час? 
      - Шесть, или около того, - сказала она. - Ты всегда встаешь так рано. 
      - Но... о, Боже, а как же корабль, Де... - он чуть было не произнес имя Деленн, но вовремя спохватился. Так много изменилось за одну ночь, и теперь он не хотел рисковать. Он огляделся в поисках своего коммуникатора, и увидел его, лежавшим на столе. 
      - Джон, неужели они не могли обойтись без тебя всего одну ночь? 
      - Есть еще минбарцы, есть... - (Кризалис). 
      - За это время могло случиться все, что угодно. 
      Он взял коммуникатор и с ужасом увидел, что тот был выключен. Он метнул взгляд на Анну. 
      - Я просто хотела, чтобы мы были одни, - прошептала она. - Я... я не хотела потерять тебя снова. 
      Ее улыбка пропала, и Джон вдруг ощутил необыкновенную нежность. Он перебрался через постель и прижал ее к своей груди. Она положила свою голову ему на плечо. Он чувствовал прикосновение ее волос к своей щеке. Он любил ее. Он всегда любил ее. 
      Не торопясь, он включил коммуникатор, и вызвал на связь Корвина. 
      - Есть что-нибудь новенькое, Дэвид? - спросил он. 
      - Капитан, да где же вас черти носят!? 
      И, запоздалое: 
      - Сэр. 
      - По постели, - медленно ответил Шеридан, услышав смешок Анны. - Я прошу прощения. Там, наверху, все в порядке? Ничего... необычного? 
      - Единственное, что тут осталось из обычного, это то, что все летит к чертям. Нас обоих требует к себе Правительство Сопротивления. Это очень серьезно. И еще им нужна Сатаи Деленн. 
      - Деленн? Но... - (Она ведь еще в Кризалисе, так ведь? Она не собиралась выходить оттуда так рано. Я сказал ей, что буду рядом с ней. Я обещал ей, что буду рядом!) 
      - Боже мой, Дэвид, что случилось? 
      - О, Господи. Капитан, Правительство приказало нам явиться всем троим, как штык. Они все объяснят. И вам это не понравится. 
      - Я... все ясно. Я буду в конференц-зале. Отбой. 
      Шеридан обернулся, чтобы посмотреть на Анну. 
      - Я слышала, - вздохнула она. - Всегда что-нибудь случается, правда? 
      - Да. Прости меня. 
      - Не нужно. Это твоя работа... Я тут, наверное, займусь чем-нибудь, пока тебя не будет. Но... пожалуйста, возвращайся ко мне, Джон. Мы так долго не были вместе. 
      - Обязательно. 
      Он поцеловал ее и еще раз прижал к себе, как бы боясь, что, если отпустит, то потеряет уже навсегда. Он вдруг вспомнил свое видение на Вавилоне 4. Многое из того, что случилось тогда, уже подернулось туманной дымкой забвения, но этого он никогда не сможет забыть. Тело Анны, ломающееся и падающее на пол, после того, как он выстрелил в нее. 
      - Этого никогда не случится, - сказал он себе. - Никогда. 
      До сих пор он боялся, что это может произойти. Теперь же он знал наверняка, что это невозможно. 
      - Я люблю тебя, - сказал он, отстранившись от нее. 
      - Я тоже люблю тебя, - ответила она ему. - Только возвращайся ко мне... Ах да, и не забудь, перед тем, как уходить, одеться. Так будет лучше. 
      Он улыбнулся в ей ответ. 
* * *
      - Ну, командор, - заговорил Кларк. - И как же вы собираетесь объяснять нам все это? 
      - Прошу прощения, господин вице-президент, но я был бы благодарен, если бы мне дали понять, в чем меня обвиняют, перед тем, как требовать у меня каких-либо объяснений. 
      Корвин глядел на четверых людей, сидевших прямо перед ним, и еле удерживался от того, чтобы нервно сглотнуть. Рядом с ним была Деленн. Она стояла так же прямо, как и он сам, но не ответила ни на один из заданных ей вопросов. Само ее присутствие здесь и появившиеся у нее человеческие черты были проклятием для нее самой, для Корвина и для капитана. 
      - Черт тебя подери! - взорвался Хейг. - Двое ваших секьюрити убиты, и ты стоишь тут рядом с этой... этим чудовищем! Да как ты вообще можешь смотреть кому-либо в глаза? Почему ты позволил, чтобы дело дошло до этого? Ты же должен был что-то знать? Зачем вы разрешили ей пойти на это? 
      - Превращение Сатаи Деленн не имеет никакого отношения к гибели двух офицеров Службы Безопасности, - твердо сказал Корвин. - У меня есть основания полагать, что они были убиты... - у него перехватило голос, он был не в силах произнести ее имя без того, чтобы испытать чувство, близкое к разрыву сердца. - Лейтенантом Ивановой. 
      - Что? - воскликнул Кларк. - Молодой человек, это... 
      - Это абсурд! - закончил за него Хейг. 
      - Извините, командор, - вмешалась Такашима. - Вы хотите сказать, что посол Иванова совершила убийство двух сотрудников Безопасности на борту "Вавилона"? 
      - Да, генерал. 
      Сказать это было невероятно тяжело. И еще тяжелее было осознавать, что Сьюзен уже не была той женщиной, которую он знал когда-то, - которую он любил когда-то. 
      - У вас есть предположения насчет ее возможных мотивов, или же вы эту сказку придумываете для нас на ходу? 
      - Мисс Александер и я видели, как она пыталась убить Сатаи Деленн. Охранникам было приказано не пускать к Сатаи Деленн никого, кроме меня и капитана Шеридана. По всей видимости, она убила их, чтобы проникнуть в комнату к Сатаи Деленн. 
      - Тогда у меня к вам другой вопрос, командор. Что произошло с Сатаи Деленн? 
      - Она... изменилась, генерал. 
      - Мы это видим и без вас, - оборвал его Кларк. - Вы говорите нам, что знали о том, что это происходит? 
      Корвин сделал глубокий вздох. 
      - Да, господин вице-президент. 
      - Тогда почему же вы позволили, чтобы это случилось? И, кстати говоря, каким образом ей удалось сделать это? 
      - Это какая-то минбарская технология. Я не имею информации обо всех деталях. Я полагаю, что процесс трансформации был прерван преждевременно, вероятно... послом Ивановой. Что же касается причин, то... дело в том, что у минбарцев имеется некое древнее предсказание, в котором говорится, что подобное превращение должно произойти. Она полагает, что этот процесс может послужить средством прекращения войны. 
      - Так почему же она не скажет нам все это сама? 
      - Дело в том, что... преждевременное прерывание процесса оказало на нее еще не вполне понятное нам воздействие. Ее умственные способности, вероятно, пострадали из-за этого. 
      - Вы, вообще, хоть что-нибудь знаете о том, как она изменилась, командор? 
      - Немногое, сэр. 
      - Так почему же, я вас спрашиваю, вы допустили, чтобы она начала свое превращение, не спросив на это нашей санкции, и даже не зная всех последствий этого шага? 
      - При всем моем уважении, сэр, - вмешалась Такашима. 
      Корвин посмотрел на нее. Ему не нравилось выражение ее лица. 
      - Мне кажется, что вы излишне сильно давите на него. В конце концов, командор Корвин лишь заместитель командира "Вавилона". Возможно, что тот, на кого мы должны возложить основную тяжесть обвинения - это сам капитан. 
      - Ах, да, конечно. И какую же роль сыграл капитан Шеридан во всей этой игре, а? 
      Как по волшебству, именно в этот момент открылась дверь, и в нее вошел Шеридан в сопровождении Уэллса. В выражении лица капитана не было и тени положительных эмоций. Мистер Уэллс был столь же мрачен, но он-то был мрачен всегда. 
      - Что происходит? - спросил Шеридан. - Я... Деленн! 
      Она повернулась на его голос, и Корвин успел заметить выражение его лица в тот момент, когда он увидел ее. Шок, удивление, испуг, беспокойство за нее... смесь всех этих чувств сразу. Он медленно подошел к ней. Она слегка повернула голову, следя за его движением. 
      - Джон, - шепнула она. - Джон. 
      Она шагнула вперед и упала в его объятия. Он крепко держал ее, глядя то на Корвина, то на Кларка. Он выглядел... оглушенным. 
      - Что случилось? - проговорил он. 
      - Мы поговорим с вами чуть позже, капитан, - сказал Кларк. - Что вы выяснили нового, мистер Уэллс? 
      - Один из охранников был убит единственным ударом в грудь. Это привело к перелому большого числа ребер и поражению сердца. Другой сотрудник, женщина, погибла в результате нанесения глубоко проникающего ранения с извлечением внутренних органов. Убийства были совершены совершенно разными орудиями. Я имею основания полагать, что их совершили разные лица. 
      - Хм-м, - казалось, это озадачило Кларка. - Что-нибудь еще? 
      - Аппарат неизвестного назначения, найденный в комнате. Он не кажется похожим на оружие, но я не могу с полной уверенностью утверждать ни этого, ни обратного. Осмотр позволяет предположить его минбарское происхождение. 
      - Она могла использовать его для того, чтобы убить охранников? 
      - Не исключено, господин вице-президент. 
      - Пусть ваши подчиненные продолжают заниматься этим, мистер Уэллс. Ну, капитан, и что же вы скажете в свое оправдание? 
      - В чем именно я обвиняюсь, сэр? 
      - Некомпетентность и халатность, по меньшей мере. Есть подозрение в измене. Вы знали о готовящемся превращении Сатаи Деленн? 
      - Да, я знал. 
      - Вы дали ей разрешение на эту... акцию? 
      - Да. 
      - Почему? 
      - Она полагала, что таким образом сможет положить конец этой войне. Предотвратить нападение минбарцев на нас. 
      - Мы ожидаем нападения минбарцев на эту планету с большим нетерпением, капитан Шеридан. Располагая возможностями наших новых союзников, мы собираемся полностью уничтожить их. Им я доверяю полностью. А вот вам... Прошло уже больше года с тех пор, как вы начали нарушать субординацию, действовать опрометчиво и безрассудно, не выполнять приказов командования. Вы не справились с порученным вам заданием овладеть технологическими средствами Эпсилона 3. Вы помешали мистеру Уэллсу довести до конца допрос Сатаи Деленн. Вы раз за разом ставите свои личные мотивы выше интересов Человечества. 
      В данный момент нам еще предстоит выяснить, действительно ли вы являетесь изменником, или же вас искусно ввели в заблуждение, но, так или иначе, я считаю необходимым, в целях обеспечения безопасности, отстранить вас от командования. Да, капитан Шеридан, с этого момента, вы отстранены от командования по подозрению в измене. Вас будут держать под стражей до тех пор, пока эти подозрения не будут подтверждены или опровергнуты. 
      Корвин видел, как Шеридан выпрямился во весь рост и подтянулся. Почти непроизвольно. Деленн все еще прижималась к нему, но выражение его лица было абсолютно бесстрастным. 
      - Я полагаю, что лучшей кандидатурой на пост командира "Вавилона" в ваше отсутствие будет генерал Такашима. Вы желаете еще что-нибудь сказать нам до того, как окажетесь за решеткой? 
      - Да, - медленно проговорил он. - Я сражаюсь с минбарцами не потому, что я ненавижу их, а во имя защиты Человечества. Я ношу эту форму, потому что верю в то, что она символизирует. Я служу людям, потому что понимаю, что мое место по праву принадлежит мне. 
      И я боюсь, что мы приобретаем слишком большое сходство с нашими врагами. Минбарцы напали на нас, ведомые слепой яростью и горем, а сейчас мы попали под влияние тех же самых сил. Если эта война не будет остановлена, то мы станем их подобием. И вот тогда, господин вице-президент, для нас уже перестанет существовать всякая надежда. 
      - Посмотрим, мистер Шеридан. Посмотрим. Мистер Уэллс. Прикажите начальнику Службы Безопасности "Вавилона" продолжать расследование на борту корабля. Вашей основной задачей с этого момента становится допрос Сатаи Деленн. Вытащите из нее все, что только возможно. Используйте способности мисс Александер, а также любые другие средства из своего арсенала. Делайте с Сатаи Деленн все, что необходимо для того, чтобы получить нужную нам информацию. Бывший капитан Шеридан и бывший командор Корвин должны находиться под арестом до тех пор, пока вы не установите степень их виновности в произошедших событиях. Прошу вас не останавливаться, пока не выясните все до мельчайших подробностей, мистер Уэллс. 
      - Нет необходимости напоминать мне об этом, - ледяным тоном ответил он. 
      - Так вот, что тут, оказывается, происходит, - раздался вдруг сардонический голос. 
      Лорд Рифа. Оказывается, он все это время прятался в сумраке помещения, слушая и запоминая происходящее. 
      - По всей видимости, союз с вашей расой не может принести нам никаких явных выгод. 
      - Это довольно поспешный вывод, лорд Рифа, - быстро вмешался Кларк. - Вам не следует придавать этому... неприятному инциденту излишне большое значение в формировании вашего мнения о нашем народе. 
      - Посмотрим, - сказал он. - Посмотрим. 
      - Мистер Уэллс, уведите этих троих. 
      Корвин жестко взглянул в глаза Кларку, повернулся, и понуро двинулся к выходу из комнаты. Он поймал взгляд Шеридана, когда тот осторожно отпустил Деленн, и два офицера поняли друг друга лучше, чем могли бы понять при помощи слов. 
      Отныне Человечество проклято. 
 

      - Я не позволю причинять зло маленьким, здесь, в моем великом храме. 
      - Более ценна для меня. 
      - Добро пожаловать в наш мир, Сатаи Деленн. Из Тьмы, - к Свету. 
      Мысли, воспоминания, чувства, слова... бессмысленные, ничего на значащие слова, запертые в глубине ее разума. Может быть, уже навсегда. 
      Она вышла из Кризалиса слишком рано. Ее превращение не было окончено. То, чем она стала теперь... это загадка. Телом она стала странной помесью землянки и минбарки. Генетически ее организм был нестабилен. Умственно она оказалась... поймана в западню. 
      С того момента, как Деленн была исторгнута из Кризалиса, она произнесла лишь несколько слов. В ней не было намека на ту женщину, которой она была раньше. Единственное, что смог сделать врач "Вавилона" Кайл, это дать ей определение "ребенок". 
      Мистер Уэллс знал о Валене немногое, еще меньше - о его пророчестве, и почти ничего - о Тьме, о Великой войне и о роли Деленн в ней. Для него все это было лишено практического смысла. А имело практический смысл постоянное служение Человечеству на пределе его незаурядных возможностей. Он сочетал в себе идеалиста и прагматика, мечтателя и деятеля, милитариста и пацифиста. Мистер Уэллс был клубком противоречий, почти в такой же степени, как и женщина, сидящая перед ним. Об иронии этой ситуации он не подозревал, и даже не думал о чем-либо подобном. 
      Его задачей было стоять на страже интересов Человечества, а все остальное не имело значения. 
      Последние события показывали, что ситуация угрожающе быстро выходит из-под контроля. Двое сотрудников Безопасности, зверски убитые на "Вавилоне"; капитан Шеридан и его заместитель, обвиненные в халатности и вероятной измене; таинственное превращение Сатаи Деленн; обмен взаимными обвинениями между капитаном Шериданом и лейтенантом Ивановой. И, ко всему прочему, еще и минбарская угроза. 
      По мнению мистера Уэллса, информация - самая ценная валюта, но вот, если говорить о Сатаи Деленн, то банк, если так можно выразиться, был явно закрыт. 
      Дверь открылась, и Каттер ввел в камеру Литу Александер, обладательницу телепатической лицензии P5. Уэллс замечал, какие похотливые взгляды он кидал на мисс Александер, и его еще больший интерес к Деленн, но предпочитал не обращать на это внимания. Каттер был хорошим человеком, опытным и лояльным сотрудником. Уэллс же не знал ни одного человека, у которого бы не было хоть одной слабости. 
      - Мисс Александер, благодарю вас за то, что вы согласились прийти. Я полагаю, вам уже известны последние события? 
      - Да, - ответила она, и Уэллс убедился, что она не лжет. 
      Она ведь была на "Вавилоне" в то самое время, когда Сатаи Деленн таинственным образом изменила свой облик, и были убиты охранники. Как она там оказалась, рационально объяснить было невозможно. 
      - Разумеется. Моя работа заключается в том, чтобы находить жемчужины истины в навозных кучах лжи, мисс Александер. Сатаи Деленн отказывается сотрудничать со мной, и я не могу сказать, упрямство тому виной, или неожиданно поразившее ее слабоумие. Для этого я вас и позвал. Вам уже приходилось несколько раз сканировать ее память. Мне бы хотелось, чтобы вы проделали то же самое еще раз. 
      - Боюсь, что я не смогу сделать этого. 
      Кто-нибудь другой на его месте, быть может, и дал бы волю кулакам, но Уэллс лишь изумленно вскинул бровь. 
      - Почему? 
      - Я имею право отказаться, не объясняя причин. Я не служу в Вооруженных Силах Земли, и вы не имеете права отдавать мне приказы. 
      - Вообще-то, согласно положениям Акта о Военном Положении от 2247 года, любой служащий Вооруженных Сил или связанных с ними организаций, имеет право потребовать предоставления любых услуг от любого гражданского лица, если он или она полагает, что это отвечает жизненно важным интересам Земли и Человечества. Этот акт никто не отменял, мисс Александер. 
      - Я не буду делать этого. 
      - Кажется, раньше у вас не было никаких проблем. 
      Уэллс перевел взгляд на Деленн. Она явно реагировала на присутствие Литы. Деленн смотрела на телепатку неподвижным взглядом, слегка приоткрыв рот, как будто она узнала мисс Александер, но никак не могла вспомнить, где же она ее видела. 
      - Это неправильно, несправедливо. Я не стану делать этого. 
      Уэллс знал очень много разных вещей, но тот факт, что у мисс Александер в сознании поселился ворлонец, доставшийся ей во время телепатического сканирования от Деленн, а также то обстоятельство, что между Литой и Деленн существовала уникальная мысле-чувственная связь, оставались тайной для него. Тем не менее, он был очень опытным чтецом человеческих эмоций, а выражения лиц двоих женщин сказали бы много даже неспециалисту. 
      - Я... - сбилась, вдруг, на шепот мисс Александер. 
      В глазах Деленн была молчаливая мольба. 
      - Я сделаю это. 
      Как и прежде, Уэллс не понял, что причиной перемены ее решения стал таящийся у нее внутри ворлонец, но он знал наверняка, что подтолкнули ее к этому отнюдь не его уговоры. Он встал и уступил место ей. Она осторожно села в кресло и поглядела через стол на Деленн. Не спеша, Лита сняла перчатки и взяла Деленн за руки. 
      - Кризалис, - медленно проговорила мисс Александер. - Кризалис был путем перерождения. Средством окончания этой войны. Она должна была стать живой связью между двумя нашими народами, но... что-то пошло не так. 
      - Она убивала охранников? - задал вопрос Уэллс. 
      - Нет. Нет, она не делала этого. Она находилась внутри Кризалиса, когда они погибли. 
      - Тогда, кто же убил их? 
      - Лейтенант Иванова. 
      - Вы это прочитали в ее сознании, или это просто ваше личное мнение? 
      - Я... 
      - Мне нужны факты, мисс Александер. Точки зрения меня не интересуют. 
      - Да... Я... 
      Лита зажмурила глаза и откинула голову назад, как будто в судороге. Она отняла свои ладони от рук Деленн и выпрямилась в кресле. 
      - Вы обнаружили еще что-нибудь? 
      - Я... не уверена. Она вошла в Кризалис, чтобы измениться. Это соответствовало древнему предсказанию, известному ее народу. Она надеялась, что продемонстрирует результат своего превращения минбарским лидерам, и это заставило бы их прекратить войну. Но... что-то пошло не так. Она вышла из Кризалиса слишком рано. 
      Уэллс тщательно впитывал информацию, не упуская ни единого слова. Таков был его дар. 
      - Почему? Несчастливая случайность? 
      - Нет. Насилие. Лейтенант Иванова вырвала ее оттуда. Я... не знаю точно, как сказалось на ней преждевременное прерывание процесса, но такой результат не был запланирован. Лейтенант Иванова собиралась убить ее. 
      - И с какой же целью лейтенант Иванова убила двух охранников? Чтобы добраться до Сатаи Деленн? 
      - Да, хотя Иванова, возможно, желала еще взвалить ответственность за их смерти на Деленн. Чтобы в случае ее неудачи все получилась именно так, как получилось сейчас. 
      Ум Уэллса обрабатывал информацию, взвешивал на внутренних весах теории, связывал вместе разнородные события, собирал части головоломки. То, что получалось, выглядело чудовищно нелепо, но, все, что было сказано, связывалось воедино тонким колечком фактов. Пока что он предпочел продолжить выяснение истины. Если это была преднамеренная ложь, то факты, рано или поздно, докажут это, но если, как бы невероятно это ни было, это правда... 
      - С какой целью лейтенант Иванова пыталась убить Сатаи Деленн? - спросил он. - Все это выглядит так, будто за этим стоит что-то большее, чем простая месть. Особенно, если учесть, что лейтенанту Ивановой известно, что Деленн уже приговорена к смертной казни. 
      - Это не просто месть. Друзья Ивановой, эти... Тени, о которых мы уже говорили раньше... 
      Показалось ли Уэллсу, или мисс Александер действительно поежилась при упоминании новых союзников Человечества? 
      - Они раньше воевали с минбарцами. Тысячу лет назад. 
      Уэллс знал об этом. Лейтенант, - или посол, - Иванова сказала Правительству то же самое. Генерал Хейг подробно ввел Уэллса в курс дела в том, что касалось новых союзников. 
      - Мне кажется, что Иванова опасалась, что Деленн может... оказать определенное влияние на некоторых из нас... 
      Уэллс остановил ее, подняв руку. 
      - Позвольте мне. По всей видимости, у Теней давняя кровная вражда с минбарцами. Поскольку в данный момент лишь мы являемся противниками минбарцев, невзирая на нашу слабость, они решили заключить с нами союз в целях взаимопомощи. Но, если они столь сильны, как пытаются заставить думать нас, то к чему им наша помощь? Или это проявление сочувствия к тем, кто перенес примерно то же, что довелось пережить и им? Может быть, но этого мало. 
      Есть вероятность, что они преследуют свои собственные цели. И они никак не связаны собственно с минбарцами. Их интересуем мы сами. Никто до сих пор точно не знает, при каких обстоятельствах повстречались капитан Шеридан и лейтенант Иванова. Кто знает, может быть, их цель - изменить нашу философию, сделать так, чтобы мы, - по своей воле, - стали думать так же, как и они? Возможно, минбарцам известно об этом... возможно, Сатаи Деленн известно об этом, а лейтенант Иванова обеспокоена тем, что некоторые... наподобие капитана Шеридана... могут усомниться в правоте ее союзников. И, надо думать, она хотела убить Сатаи Деленн до того, как это произошло бы, и сделать это так, чтобы полностью разрушить все доверие, что та успела завоевать среди людей. 
      Ваши доводы правдоподобны, мисс Александер. Я бы даже сказал, слишком правдоподобны. Это очень заманчиво - заниматься поисками десяти правдоподобных объяснений там, где все отлично объясняет самое простейшее предположение. 
      Я отправляюсь на "Вавилон", чтобы проверить, как там дела у моих подчиненных. Может быть, им удалось что-то найти. Вы же, в свою очередь, не будете никуда уходить из своей квартиры. Вы можете мне снова понадобиться в любой момент. 
      - Постойте... мистер Уэллс! У меня к вам один вопрос. Вы знаете, где Маркус Коул? 
      - Ваш хахаль? 
      Уэллс с удовольствием лицезрел, как покраснела мисс Александер. Иногда очень полезно напоминать людям, насколько велика его власть над ними. 
      - Нет, не знаю. Я не заметил, чтобы он был с лейтенантом Ивановой во время сегодняшнего совещания Правительства. Может быть, она знает, где он. Или капитан Шеридан. Так или иначе, вашим личным делам придется подождать. Всего хорошего, мисс Александер. 
      Когда Уэллс вышел из камеры вместе с Литой, вновь погрузившись мыслями в интриги и заговоры, он передал пост, - вместе с заключенной, - под ответственность дежурного. 
      Это был Каттер. Он шагнул внутрь, закрыв за собой дверь. Уэллс был настолько занят своими мыслями, что не заметил полный вожделения взгляд Каттера, вспыхнувший, когда он понял, какой великолепный шанс дарит ему судьба. 
      Когда Сатаи Деленн взглянула на него, в ее глазах была такая невинность... Бывают же радостные моменты в жизни. 
* * *
      - Ага, так ты уже проснулся? - голос Рифы был переполнен ядовитым сарказмом, столь частым в речи знатных центавриан. - Ну, и куда же тебя нелегкая носила? По очень важному делу? Причем, до такой степени важному, что ты решил, что тебе нечего делать на совещании земного правительства? 
      Вир начал процесс формулирования ответа, в панике размышляя, как же объяснить свое отсутствие. Конечно, о том, чтобы сказать лорду Рифе правду, - что он пытался отыскать капитана Шеридана и предупредить его о том, зачем Рифа прилетел на Проксиму, - не было и речи. 
      К счастью, Вир был хорошо знаком с характером посла. После пяти минут: "Я, знаете ли... я тут отправился неподалеку... точнее сказать, не совсем в такого рода место, но... нечто в духе... ну, вы знаете, что я имею в виду..." Рифа велел ему заткнуться. 
      - Вир! Это был риторический вопрос. Иногда я начинаю думать, что ты послан сюда в качестве наказания для меня. 
      Вир что-то промямлил, соглашаясь, и ничего не упоминая о том, что на самом деле его послали к Рифе, конечно же, с целью шпионажа за ним, а, косвенно, и за Серым Советом. И что вся информация поступает, грубо говоря, к одному нарну. 
      - Так или иначе, - продолжил Рифа. - У нас есть более важные вопросы на повестке дня. Я полагаю, тебе известно, что произошло в последнее время. Да нет, что это я, ну откуда - тебе-то! 
      Рифа даже не дал Виру шанса вставить словечко. 
      - Итак, похоже, что капитан Шеридан и его старший офицер арестованы по обвинению... хм, в данный момент - в измене. Я не вполне хорошо знаком со всеми обстоятельствами дела, но не думаю, что с ними вообще кто-либо как следует знаком. Но, что гораздо более важно, я узнал то, что мне было нужно узнать. 
      - О Сатаи Деленн? 
      - Нет, Вир! О юпитерианском древесном черве! Сатаи Деленн - истинная причина нашего пребывания здесь. 
      Вир нервно огляделся вокруг. Рифа одарил его взглядом, полным глубочайшего презрения. Конечно же, в этой комнате не могло быть жучков. После их прибытия сюда он потратил не один час, разыскивая спрятанные микрофоны, и, если кто-то и умудрился бы спрятать жучок так, что он не нашел его, так это не мог быть никто иной, кроме самого Рифы. 
      - Она... погибла? 
      - Нет, все не настолько плохо. Она... да вот, посмотри сам. 
      Вир внимательно поглядел на предмет, который Рифа достал из кармана. Классический центаврианский аппарат для съемки. Достаточно маленький, чтобы его было легко спрятать, и достаточно мощный, чтобы получать мгновенные голографические снимки с превосходными характеристиками, удовлетворяющими кого угодно. 
      Рифа включил его, и Вир уставился на то, что появилось перед ним. 
      Он никогда раньше не видел Сатаи Деленн, но, даже если бы видел, то ни за что не узнал бы ее на том изображении, что он сейчас рассматривал. Женщина, выглядящая как странная помесь землянки и минбарки, стояла очень близко к человеку, который был ни кем иным, как капитаном Шериданом. Его Вир тоже никогда не встречался, но легендарного Старкиллера трудно было спутать с кем-либо еще. Они нежно обнимали друг друга, не как любовники, и даже не совсем как друзья, но... определенно, они были друг другу больше, чем просто союзники. 
      - Это просто идеально подойдет для нужд Синевала, - с энтузиазмом начал Рифа. - Мы получили доказательство, что Сатаи Деленн жива, и это подразумевает, что она находится здесь по доброй воле. Очевидно также то, что она стала частично землянкой, и тесно связана с капитаном Шериданом. Даже лорд Джарно смог бы использовать эту информацию в своих целях. Я просто содрогаюсь при мысли, что сумеет извлечь из этого Синевал. 
      - Но... ведь то, что вы сказали... это ведь неправда, так? 
      - Вир! Да с каких это пор политика имеет что-то общее с правдой? Да, мы знаем, что Сатаи Деленн держат здесь в заключении, и Серый Совет подозревает нечто подобное, но факт тот, что полученное нами свидетельство подразумевает, - нет, доказывает, - обратное. Это практически дает Синевалу гарантию, что ему достанется титул Великого, и он, конечно же, не останется внакладе перед тем, кто помог ему в этом деле. Я думаю, что мое изгнание на Минбаре близится к своему завершению, и, кто знает? Быть может, мне суждено уже через несколько лет стать императором. Иногда, Вир, случаются и гораздо более странные вещи. 
      Вир вдруг искренне обрадовался, что ему приходится иметь дело с лордом Рифой, а не с кем-нибудь наподобие самого Синевала. Рифу снедало желание кому-нибудь все объяснить, все рассказать, показать, какой он великолепный, умный и хитрый. Пусть даже его будет слушать всего лишь один человек. Деятель же, подобный Синевалу, не сказал бы ничего, а продолжил бы молча гнуть свою линию. Для Рифы это было просто немыслимо. 
      Вир был доволен. Это означало, что теперь он знал о его намерениях, и у него было достаточно времени, чтобы адекватно отреагировать на следующий ход. 
      Он даже осмелился предположить, что этот день не пропал даром. 
* * *
      Капитан Шеридан поднял голову, когда дверь его камеры открылась. Он не видел смысла в том, чтобы расхаживать по камере туда-сюда - это занятие в один прекрасный момент все равно смертельно ему надоест. У него отобрали коммуникатор, а Корвин находился в другой камере, так что он был изолирован полностью. 
      Он был здесь уже, по крайней мере, час. За целый час - ни единого звука из внешнего мира. Ничего не известно о Дэвиде. Ничего не известно о Деленн. Ничего не известно об Анне. И ничего не известно о том, чем сейчас занимается Иванова. 
      Шеридан так до сих пор и не узнал, что же именно произошло в его отсутствие на корабле. Деленн вышла из Кризалиса, причем на много дней раньше, чем предполагалось. Он вспомнил, какими глазами она глядела на него, как она обнимала его. Шеридан не мог с уверенностью сказать, чего она ожидала от своего превращения в Кризалисе, но был уверен, что не этого. 
      В деле была замешана Иванова. Так сказал Дэвид, а Шеридан доверял своему старшему офицеру в гораздо большей степени, чем Ивановой. Он мысленно обругал себя за то, что не был на "Вавилоне" этой ночью, как вдруг его поразила страшная догадка. 
      Что если это не было простым совпадением? Почему Анна за все два прошедших года выбрала для восстановления отношений с ним именно ту ночь, в которую Иванова перешла грань холодной войны, убив двух охранников Шеридана и попытавшись убить Деленн? 
      Видение с Вавилона 4 снова неотступно преследовало Шеридана. Его рука вздергивается вверх, пистолет в ней выстреливает, и тело Анны ломается и падает навзничь. Кажется, Анна нападала на него, хотя он никак не мог припомнить каких-либо еще деталей того видения. Стала ли Анна агентом Теней? Неужели, все, что произошло - результат козней Ивановой? Получается, что Иванова сделала из его семейного счастья точно такое же посмешище, как и из его надежд? 
      Вопросы без ответов. По крайней мере, без таких ответов, в которые ему хотелось бы верить. 
      Вошел генерал Хейг. Шеридан посмотрел на него и вытянулся по стойке смирно. Генерал медленно обошел вокруг него, но Шеридан смотрел прямо перед собой. Генерал выглядел очень уставшим. Шеридану показалось, что он почти не спит в последнее время. Сейчас вообще мало кто хорошо спал. 
      - Итак, капитан? - произнес Хейг. 
      - Да, генерал? - отозвался Шеридан абсолютно спокойным голосом. 
      Он знал, что ему нечего объяснять и не в чем оправдываться, что бы с ним ни происходило. 
      - Оставьте этот тон, когда разговариваете со мной! Я хочу знать, о чем вы думали там у себя, наверху! Если вы все время болтаетесь где-то вдалеке, это еще не означает, что вы не можете нести никакой ответственности! Что там у вас произошло, капитан? 
      Шеридан замешкался. 
      - Разрешите обратиться, сэр? 
      - Раньше вам не надо было никаких разрешений. 
      - Я не совершал ни одного поступка, за который мне необходимо оправдываться, генерал. Все, что я делал, я делал лишь для пользы Человечества. 
      - То же самое говорит и посол Иванова. 
      - Она лжет, сэр. 
      Посол? Это определенно не нравилось Шеридану. 
      - Зато она не капитан корабля с... чудовищем на борту. Чудовищем и двумя трупами. Я еще раз вас спрашиваю, что случилось? 
      - Сатаи Деленн вошла в Кризалис с моего ведома и согласия, сэр. Я полагал, что таким образом у нашего народа может появиться надежда на лучшее будущее. Я также считаю, что лейтенант Иванова, - Шеридан скорее откусит себе язык, чем назовет ее послом, - убила сотрудников Службы Безопасности при попытке покушения на жизнь Деленн. 
      - Почему вы не объяснили все об этом... Кризалисе членам Правительства? Почему вы решили обойтись без нашего ведома и согласия? 
      - Разрешите говорить открыто, сэр? 
      Хейг в злобном нетерпении кивнул головой. 
      - Я полагаю, что лейтенант Иванова склонила на свою сторону некоторых членов Правительства, сэр. Я также считаю, что она намеревается использовать Правительство Сопротивления, равно как и все Человечество, в своих собственных целях и в интересах ее союзников. Деленн шире осведомлена о Тенях, нежели я, и она полагает, что ее превращение помогло бы предотвратить расширение влияния этих Теней на нас, а также, что ей удастся убедить членов Серого Совета прекратить военные действия и отменить запланированное нападение на эту планету. 
      - А теперь позвольте мне изложить мою точку зрения на все это, капитан. Вы освободили из-под ареста и забрали на свой корабль заключенную, находившуюся под максимально усиленной охраной. Вы отказали нам в доступе к ней для продолжения допросов. Вы открыто выступаете против легитимных и всеми признанных союзников землян. Вы предоставили заключенной возможность произвести операцию над собой, о возможных последствиях которой вы не знаете даже сейчас, а все, что вы говорите, вы повторяете с ее слов. 
      Я не понимаю, какого дьявола вы вообще поверили хоть единому слову этой минбарской сучки? Вы лучше, чем кто-либо, должны быть осведомлены о том, насколько можно им доверять. А именно, ни на грош. И это после всего, что они сделали с Землей, с Марсом, с нашими кораблями на Рубеже, с Орионом... с вашей дочерью, в конце концов! И все, все, что вы говорите мне, капитан, вы говорите со слов минбарки. Я не тороплюсь произнести слово "измена", капитан, но мне страшно поверить, что вы могли попасться на удочку ее женских прелестей. Вы всегда казались мне достаточно умным, чтобы с вами не случилось подобного. Что, капитан? Что она предложила вам? 
      - Генерал, ваше предположение возмутительно. Все, что я совершил... 
      - Вы совершили по указке минбарки! Или это еще не все, что мы знаем? Может хоть кто-нибудь подтвердить ваши слова? Назовите их, и я поговорю с ними. Есть кто-нибудь, кто может сказать слово в вашу защиту? 
      Шеридан молчал. Конечно, был Г'Кар, но, упомянув его имя, он рисковал лишить покрова секретности всю его операцию и Великую Машину. Шеридан не во всем был согласен с Г'Каром, но он не собирался предавать нарна. Кроме того, из-за этого могли всплыть детали его собственного участия в этом деле. Его рапорт об инциденте на Эпсилоне 3 был настоящим шедевром в области дезинформации и напускания тумана. Если он откроет всю правду, это лишь повредит ему еще больше. 
      - Все понятно, - резко сказал Хейг. - В настоящий момент мистер Уэллс занят тем, что режет полоски из вашей минбарской суки, чтобы заставить ее выложить все, что она не успела рассказать раньше. Когда он закончит с этим, или когда ни у кого из нас уже не останется времени, ее казнят. При большом скоплении народа, самым грязным и неприятным способом, какой только может быть придуман. Если бы мы не испытывали проблем с кислородом, то сожгли бы ее на костре. И уже после этого, если хоть кто-нибудь из нас останется в живых после того, как придут минбарцы, вас будут судить военным судом и казнят как предателя человеческой расы. 
      Мне жаль, что дело дошло до этого, капитан, но вы не оставили нам возможности выбора. 
      - Она не оставила вам возможности выбора, - отозвался Шеридан. - Не слушайте ее, генерал. Она лжет. Она лгала обо всем, с самого начала. 
      - Я не слушаю то, что вы говорите. Я ухожу, капитан, но вам лучше поразмыслить над этим. Что скажет Анна, когда узнает правду? 
      Генерал вышел, и Шеридан уставился на закрывшуюся дверь. Что скажет Анна, когда узнает правду? Что скажет он, когда узнает правду о ней? 
      Неужели, она предала его? Ему не нравился этот вопрос, потому что ему не нравился единственно возможный ответ на него. 
* * *
      Мистер Уэллс размышлял, постоянно анализируя в памяти предположения и обвинения, которые выдвинула мисс Александер. Чем дольше он думал о них, тем более правдоподобными они казались ему. Он уже долгое время испытывал сомнения по поводу этих самых союзников, но относил их на счет своей собственной непрекращающейся паранойи, и лишь регулярно напоминал себе о необходимости приглядывать за мисс Ивановой, и стремился узнать о ее делах как можно больше. Когда он выяснил детали операции "Вавилон 2", на основании сведений, изложенных ему генералом Хейгом и почерпнутых из записей генерала Франклина, он отбросил свои подозрения прочь. Легенда мисс Ивановой подтвердилась, и он ощущал, - как и почти всякий человек, - своего рода эйфорию при мысли, что Человечество больше не было одиноко. 
      Но этот последний инцидент снова разбудил в нем прежние подозрения. 
      Мисс Александер ушла, сказавшись усталой. Уэллс не поверил ей, но сейчас он хотел проверить кое-какие из своих идей на самой Сатаи Деленн. Если она или мисс Александер лгали, он скоро выяснит это. 
      Первый признак того, что не все было в порядке, он заметил, подходя к камере. Охранника снаружи не было. Обычно кто-то непременно был на посту - внутри или снаружи. Чаще всего, и там, и там. Уэллс слегка помешкал и, не торопясь, вытащил из кобуры пистолет. Он открыл дверь. 
      Он никогда не боялся вида крови - никто из выживших после нападения минбарцев на Марс не был особенно щепетильным, но то, что он увидел перед собой, повергло в шок даже его. 
      Каттер лежал на полу. Уэллс не мог определить причину смерти с первого взгляда, но ему показалось, что он был задушен. Его лицо рассекали глубокие царапины, а форма была измята и в нескольких местах порвана. 
      Подняв взгляд, он увидел Сатаи Деленн, мирно сидящую на своем стуле. Было совершенно очевидно, что она не совершала попытки к бегству. Впрочем, она бы все равно не смогла открыть дверь. На ее лице были ссадины и синяки, а ее одежда - старый медицинский халат - была порвана. Ее глаза окружала краснота, и, когда она поглядела на Уэллса, он заметил, что детская невинность, сквозившая в ее взгляде раньше, пропала. 
      - Ты, - прошептал он, впервые в своей жизни не находя нужных слов. - Ты... сделала это? 
      - Он хотел сделать мне больно, - сказала она. 
      Если бы расположение духа Уэллса было нормальным, он бы проанализировал каждый нюанс того, что она произнесла, ее тон, чтобы понять, разговаривает ли он с тем же самым ребенком, что и до того, или же он вновь имеет дело с той полной достоинства жрицей, которую он знал прежде. Но сейчас ему было все равно, потому что он чувствовал себя далеко не нормально. 
      - Он хотел сделать мне больно. 
      Уэллс был осведомлен об определенной... сексуальной неразборчивости Каттера, но он доверял этому человеку. Каттер всегда хорошо делал свою работу, всегда стоял на страже интересов Земли и Человечества, всегда был предан и трудолюбив. 
      И вот, теперь он стал еще одной жертвой минбарцев. 
      - Еще один, - прошептал Уэллс. - Еще один. 
      Не отводя взгляда от Деленн, он встал на одно колено и закрыл глаза Каттеру. На одном из них были глубокие отметины ногтей. 
      - Сколько же еще? - сказал он, задавая вопрос не столько женщине, сидящей перед ним, сколько самому себе. 
      - Ну, сколько же еще!? Господи Боже, когда же вы остановитесь? 
      Он не осознавал, что держит пистолет в руках, пока не обнаружил, что целится в нее. Руки трясла крупная дрожь, и всего лишь доля секунды отделяла его от выстрела. Выстрела, после которого она останется лежать холодным трупом, так же, как и Каттер, так же, как все те, кто остался на Земле, так же, как и все их мечты. 
      Она глядела на него, и в этот раз в ее глазах была невинность. Но то была не детская невинность, а невинность человека, мечты которого обратились в прах, но он продолжает верить. Невинность того, кто надеется на будущее, того, кто осмелился поверить в чудо и еще не пережил сокрушительного разочарования. 
      Невинность того, кто стоит перед лицом смерти, зная, что его жизнь имела смысл. 
      Невинность того, кто знает, что другой поднимет выпавшее из его рук знамя. 
      Уэллс смотрел в ее глаза и не видел ничего из этого. Первый раз в его сознательной жизни опыт подвел следователя. Он был слеп. 
* * *
      Сперва Рифа подумал, что в его комнату зашел Вир. Он дремал, надеясь отоспаться за последнюю бессонную ночь. Он пошевелился, когда раздался звук открывающейся двери. Одной из причин, по которой он был до сих пор жив, был его чуткий сон, но он не предполагал, что здесь может быть кто-то, кого всерьез следует опасаться. 
      Он был не прав, но понял это, лишь почувствовав прикосновение холодного металла к горлу. 
      - Это минбарский боевой посох, посол, - произнес женский голос. - Только пошевелитесь, и на месте вашей шеи будет большая дырка. 
      - Я боюсь, что вы принимаете меня за кого-то другого, - спокойно сказал Рифа. - Я не посол, а простой дипломат. 
      - Вы очень спокойны, посол. 
      - Милая леди, я пережил больше покушений на себя, чем у вас было мужчин. Разница между нами лишь в том, что я и в темноте могу отличить одного своего убийцу от другого. 
      Намеренное оскорбление. Она либо разозлится - и потеряет контроль над собой, либо начнет разговаривать с ним, и так он сумеет протянуть время, пока не изменит ситуацию в свою пользу. По крайней мере, так бывало раньше. 
      Но на этот раз все было иначе. Она лишь рассмеялась. 
      - Что вы, посол, моя цифра далеко не так высока. Вы не против, если мы перейдем к делу? 
      - Как вы, земляне, выражаетесь, я весь внимание. 
      - Ваше имя Форверд Рифа, вы старейшина своего рода. После небольшого... силового конфликта, имевшего место несколько лет тому назад, вас изгнали, назначив на унизительную и ничего не значащую должность представителя на Минбаре, что было вряд ли чем-то большим, чем шуткой со стороны ваших противников. Сюда вы, вероятно, прибыли по приказу Сатаи Синевала, члена Серого Совета. Если я что-то упустила, вы можете меня дополнить. 
      Рифа подумал, и решил не отвечать самым очевидным в этой ситуации образом, - опровергая все подряд. Он понял, что это не сработает. Эта женщина была слишком хорошо информирована. Он подумал, не пришло ли время вытащить козырь из рукава. 
      - У вас очень точная информация, посол Айванова, - сказал он. - Тем не менее, мне не совсем ясно, почему вы не поделились ей со своим правительством? 
      - Правильно говорить "Иванова", - поправила она его произношение. - И кто вам сказал, что я не сделала этого? Почему вы думаете, что я делаю это без его санкции? Это предупреждение, лорд Рифа. Можете говорить вашим друзьям в Сером Совете, что хотите, но если их флот явится сюда, им конец. Вы запомнили это? 
      - В точности, моя госпожа. 
      Рифа был слегка разочарован. Выходит, это всего лишь шантаж? 
      - Хорошо. 
      Она убрала от его шеи металлический предмет и исчезла. Рифа немного подождал перед тем, как подняться и приказать свету включиться. Потом он соскочил с постели и огляделся вокруг. Она точно ушла, но Вира так нигде и не было видно. Он сомневался, что она убила его. Не потому, что Рифе было бы жалко Вира, просто, если бы она поступила так, ей пришлось бы убить и его самого. 
      К счастью, у Рифы был - как там говорил Лондо? - еще один козырь в рукаве. Ах, Лондо, Лондо. Все, на что он способен - это играть в карты, пить и глазеть на женщин. У него никогда не было настоящих амбиций. 
      Рифа поглядел на свой "козырь". Его записывающее устройство, специально оставленное на столе, должно было сохранить их разговор. Оно работало при любом освещении и записывало звук так же хорошо, как и изображения. Стоило оно целое состояние, но каждый вложенный в него дукат окупился с лихвой. 
      Рифа все еще лениво размышлял о том, куда опять девался Вир, включив аппарат и вызывая из памяти записанное изображение. 
      Внезапно, с его уст сорвалось: 
      - Великий Создатель! 
* * *
      Лита Александер не находила себе места. Она думала о Маркусе. 
      Она не встречалась с ним уже много дней. Мистер Уэллс не знал, где тот находится, - а знать все обо всем было работой Уэллса. Иванова появлялась на публике без него. Ей было страшно. 
      Лита ни разу не пыталась четко сказать себе, какие чувства она испытывает по отношению к нему. Она не хотела признаваться себе в том, что любит его, потому что это шло вразрез с привычным укладом вещей. Любовь никогда не играла важной роли в ее жизни. В конце концов, Пси-корпус обязательно нашел бы ей генетически совместимого партнера. Эмоциональные аспекты отношения к делу не имели. 
      Когда Пси-корпус фактически закончил свое существование вместе с Землей, Лита попробовала вкус этой странной свободы. Она больше не была связана их правилами и установлениями. Она попыталась превратить свой дар, - который она до того расценивала как проклятие, - в благословение. Ей захотелось жить своей собственной жизнью. Если не считать контактов с Бестером, она была свободна, как птица небесная... 
      Ей понадобилось долгое время, чтобы понять, что и свобода должна иметь свои ограничения. Она потеряла нескольких любовников из-за неосторожного использования телепатии, а также из-за своего нового подхода к проблемам жизни. Она сомневалась в том, действительно ли испытывала сильные чувства к кому-то из тех, кто попадался ей на жизненном пути. 
      Но тут появился Маркус. Это было не просто физическое влечение, - хотя, конечно, и не без этого. Но она не была уверена, что это настоящая любовь. Проблема была в том, что Лита не понимала, что это такое. Она лишь желала, чтобы это чувство не кончалось. 
      Она знала, что Маркус был замешан в каком-то серьезном деле, и за всем этим определенно чувствовалась рука капитана Шеридана. Он ничего не говорил по этому поводу, и кто-то научил его прятать свои мысли за внутренним барьером, поэтому Лита не могла получить от него информацию. По крайней мере, без того, чтобы причинить ему боль. Ей не хотелось, чтобы Маркус имел дело с Шериданом. Лита не очень хорошо была знакома с капитаном, но она знала, что он человек того сорта, что способен посылать на смерть других, если это отвечает их целям. О, да, он мог приводить причины, для чего он делает это, объяснить и даже оправдать свои поступки, но мертвых уже не поднимешь, и никакие оправдания не в силах вернуть их живым. 
      Лита не хотела, чтобы так было и с Маркусом. Если бы она только могла сделать хоть что-то для того, чтобы этого не случилось. 
      Послышался осторожный стук в дверь. Лита вздрогнула и встала с постели. Стук? Он что, не знает, как пользоваться дверным сигналом? 
      - Открыть, - наконец, проговорила она. 
      В комнату вошел центаврианин. Он выглядел очень нервным. Лита попыталась быстро просканировать его, - умение читать мысли инопланетян было одной из ее выдающихся особенностей как телепата, - но все, что ей удалось найти в его голове, было жуткой смесью озабоченности и паники. Он также владел техникой блокирования телепатического вторжения. Что, никто уже не желает играть по-честному? 
      - Чем я могу вам помочь? - вежливо спросила она. 
      - Да-да, вот именно. Это немножко больше, чем вы обычно делаете для других людей, но, видите ли, в общем, мы полагаем, что вам можно доверять... и еще, у меня есть, э-э-э... в некотором роде, информация о вас, и... 
      Лита ошарашено моргнула. 
      - Извините? 
      - Дело в том, что я не должен был заниматься этим. Знаете ли, у меня нет на это... полномочий. Но я никак не могу выйти на контакт со всеми остальными, а если я не буду действовать быстро, то есть крупная вероятность того, что случится... м-м-м... довольно неприятная вещь, мягко говоря. 
      - Я совершенно не понимаю, о чем вы говорите. 
      - Да, да, я полагаю, что это именно так. Это просто что-то наподобие описания моего текущего состояния дел. Меня зовут Вир. Вир Котто. Я... что-то вроде дипломатического атташе, но еще я занят одним делом... Я... ох, вообще-то я не должен был делать то, что я делаю сейчас, но он полагает, что мы можем доверять вам. Он считает, что вы можете нам помочь. Мы... разговаривали перед тем, как я ушел, чтобы прийти сюда, но я плохо его слушал. Я вообще всегда плохо прислушиваюсь к словам, но он упомянул ваше имя, и... 
      - Кто "он"? - спросила она. 
      У Литы не было знакомых центавриан. 
      - Ах, это, к сожалению, должно остаться... э-э-э, в секрете до определенного момента. Я, в самом деле, не могу... сказать вам это, но дело в том, что... тут замешаны кое-какие другие обстоятельства. Лучше всего начать, так сказать, с начала. Тогда вы сможете кое-что понять. 
      - Я очень надеюсь на это. 
      Лита попыталась провести второе, уже более глубокое сканирование, но ей лишь удалось понять, что он пытается говорить только правду, но и это ему дается с огромным трудом. 
      - Э-э-э, пожалуйста, не могли бы вы перестать делать вот так. У меня, знаете ли... были некоторые... сложности с телепатами. Они всегда так неразборчивы в средствах... по крайней мере, по центаврианским понятиям. Я не говорю, что вы неразборчивы в средствах, или что-то в этом роде, но, все же... 
      Лита прекратила сканирование. 
      - Спасибо. Вот теперь можно начать... Дело в том, что во Вселенной есть существа, которые на миллиарды лет старше, чем... все мироздание. Точнее, они, конечно же, не буквально старше, чем все мироздание, но они... довольно-таки старые. Очень старые. И тех из них, что старше всех остальных, называют Тенями... 
      Если говорить прямо, с ними не очень-то приятно иметь дело... 
* * *
      То, что происходило но Проксиме 3 в этот день дальше, дало впоследствии пищу для многочисленных домыслов и инсинуаций. Кое-что известно достоверно. Известно, например, что Анна Шеридан, обеспокоенная долгим отсутствием своего мужа, сперва занялась поисками своей подруги, Сьюзен Ивановой, чтобы выяснить подробности того, что произошло в этот день. Сьюзен Иванову, однако, найти оказалось невозможно, и Анна, в конце концов, в своих поисках оказалась на самом "Вавилоне". Там она надеялась увидеться с ней или с Джоном. 
      Лита Александер, профессиональный телепат, в это время выслушивала растянувшуюся на миллионы лет историю в медленном, сбивчивом и грешащем повторами изложении дипломатического атташе Вира Котто. 
      Капитан Шеридан, командор Корвин, Маркус Коул и Сатаи Деленн находились в тюрьме. Мистер Уэллс доложил Правительству Сопротивления детали, выясненные им в ходе расследования двух убийств на борту "Вавилона". Он не сказал ни слова ни о своих подозрениях, ни о том, что чуть было не убил своими руками Сатаи Деленн. 
      "Вавилон" был необычно безлюден. Мистер Уэллс отозвал всех сотрудников Службы Безопасности после того, как те расследовали все, что можно было расследовать на месте, и дал приказ о начале массовых допросов офицерского состава корабля. Если даже кто-то и усмотрел глупость в лишении боеспособности флагмана Проксимы 3, - единственного оставшегося крупного корабля, - то вида не подавал. 
      Посол Рифа провел весь день за составлением и рассылкой сообщение на Приму Центавра, центаврские колонии и Минбар. Когда он при этом услышал некую новость с Гораша 7, стены комнаты затряслись от его хохота. 
      Где была Сьюзен Иванова, никто не знал. 
      Во второй половине дня назревавшая ситуация прорвалась как нарыв. Все началось, как и во многих других случаях, с Сатаи Деленн. 
* * *
      Разобраться с охранниками, как обычно, не составило никакого труда. Лита просто заменила их мысли нужными ей. Она редко чувствовала себя виноватой, поступая так, а сейчас она не чувствовала себя виноватой вовсе. Она так и не поняла, имеет ли Маркус отношение к этому делу, и она не могла с уверенностью сказать, что поверила в истории, рассказанные Виром, но она чувствовала, что должна прийти Деленн на помощь еще раз. Ее вела та странная неразрывная связь, и она была уверена в себе. В немалой степени, благодаря тому, что Вир, все-таки, прояснил для нее многие стороны происходящего, хотя делал это он просто кошмарно долго и многословно. 
      Вир не пошел с ней. Ему нужно было заняться решением иных задач, хотя он и сомневался, что способен принести какую-то реальную пользу. И, все же, ей было не по себе идти на это одной. Она поверила Виру, - но только потому, что легкие и частые сканирования убедили ее, что он говорит правду о Тенях и о Круге Света, который противостоит им. 
      Снаружи камеры Деленн не было никакой охраны. Не было ее и внутри. По счастливой случайности, Лите был известен код доступа. Она заполучила его, очень осторожно просканировав незадолго до этого память Уэллса, просто, на всякий случай. В таком сознании как у него Лите не хотелось оставаться ни секундой дольше, чем было необходимо. Однако ее не было рядом с Уэллсом после того, как она сканировала Деленн сегодняшним утром. В противном случае, ей представился бы шанс увидеть его с совершенно неожиданной стороны. 
      Она открыла дверь в камеру, шагнула внутрь, и застыла на месте. Чувства... смерть, вожделение, боль захлестнули ее как волна, неожиданно сильная и стремительная. Лита отпрянула и прислонилась спиной к стене. Она потерла кулаками глаза, чтобы смахнуть выступившие слезы, и вдруг увидела обращенное к ней лицо Деленн. 
      - Что случилось? - шепнула она. 
      На полу все еще оставались пятна крови. 
      - Что...? 
      - Он хотел сделать мне больно, - тихо ответила Деленн. - Он... Кто я? 
      Лита вздрогнула. 
      - Ты... ты моя подруга. Ты Деленн. 
      - Деленн? 
      Она медленно и осторожно произнесла свое имя, как будто ни разу не слышала его прежде. 
      - Я... не... 
      - Добро пожаловать в наш мир, Сатаи Деленн. Из Тьмы, - к Свету. 
      Ноги Литы подкосились, она чуть не упала. Эти слова... их как будто кто-то прокричал ей в ухо. Она посмотрела на Деленн, и поняла, что и ей это причинило боль. Лита встала на колени рядом со стулом, на котором сидела Деленн и взяла ее ладонь в свои руки. Лита знала, что времени у них мало, но она должна была сделать это. 
      - Я помогу тебе, - прошептала она. 
      Она почти ничего не знала о том, что она сейчас будет делать. Она лишь следовала советам Коша, раздававшимся в ее сознании. Увы, но понять их было отнюдь не просто. Лита никогда не пыталась делать что-то подобное раньше, но ведь, когда она в первый раз сканировала Деленн, что-то прошло от Деленн к ней. Так почему же не позволить этому чему-то двинуться в обратном направлении? 
      - Надеюсь, это поможет, - сказала она себе. 
      Закрыв глаза, она прикоснулась к сознанию Деленн. Только бы их не поймали за этим делом. Впрочем, она легко сумеет оправдаться. Она еще не совершила никакого поступка с необратимыми последствиями. 
      И вот, она напрягла свою волю и... перестала существовать. 
      - Я не позволю причинять зло маленьким, здесь, в моем великом храме. 
      - Более ценна для меня. 
      - Третий принцип просветленной жизни... готовность к самопожертвованию, сознательная способность пренебречь инстинктом самосохранения ради благого дела, ради друга, ради любимых... 
      - Я должен идти по зову моего сердца, Деленн. Прости меня. 
      - Исил-за вени. Во имя Валена. 
      Мысли, чувства, воспоминания, голоса, имена, места, друзья, ушедшие любимые, новые любимые, рождающиеся мечты, гибнущие мечты, крик, плач, смех, любовь, ненависть, страх, жизнь, смерть, распад, хаос, порядок, добро, зло, тени... Тени... 
      Крик застрял в горле у Литы. Она еле находила в себе силы дышать, ощущая свою невероятную, немыслимую близость с Деленн. У них не оставалось ни одной неразделенной мысли, ни одного неразделенного чувства. Обе они могли безошибочно узнать любого человека, виденного лишь в памяти другой. 
      Это было самое чудесное и сильное переживание в жизни Литы. 
      Рука Литы бессильно соскользнула с ладони Деленн. Она осела на пол, завалившись навзничь. Ей еле хватало сил, чтобы дышать. 
      - Как? - задала она мысленный вопрос голосу в своей голове. - Откуда ты знал, что это произойдет? Почему ты сделал это? 
      - Связь, - послышался ей ответ. - Вместе. Цель. Ты поймешь. Когда придет время. 
      Лита, наконец, нетвердо поднялась на ноги, и, опираясь на стол, взглянула на Деленн. 
      - Ты... как...? 
      - Кажется, мне лучше, - тихо вымолвила Деленн. 
      Ее глаза уже не были младенческими, но она была явно... не в обычном расположении духа. Лита читала ее, как раскрытую книгу. 
      - Я чувствую себя... странно. 
      - Ничего удивительного, - сказала Лита. - Если я правильно поняла суть этой... связи, то ты только что прожила целую жизнь, выросла и повзрослела за несколько секунд. Я тоже чувствую себя странно. Ты... это ты? 
      - А что делает меня мной? У меня... есть моя память, мои... мысли. Это так, но вот все остальное... я не знаю. Все это было так давно. Слишком давно. Я не должна была остаться в живых. 
      - Вот именно, если кто-нибудь услышит о том, что произошло, мы обе погибнем. Тебе нужно убираться с Проксимы, и быстро. 
      - Шеридан! - Деленн вскочила, как будто только что вспомнила о нем. - Мы должны помочь ему... и командору Корвину. Они необходимы нам. 
      - Ты с ума сошла? Чем быстрее мы уберемся из этой камеры... у нас совсем нет времени! Даже вытащить одну тебя отсюда уже очень сложно, так что... 
      - Так что? 
      Лита почувствовала, как ледяная рука сдавила ее сердце. Она обернулась. Ей очень хотелось ошибиться. Она взмолилась, чтобы этот голос оказался всего лишь иллюзией, но она уже понимала, что он безнадежно реален. 
      В дверном проеме стоял мистер Уэллс. 
      - Полагаю, вы собираетесь мне объяснить, что вы здесь делаете? - спросил он тихим голосом. - И как вы сюда попали? 
      Лита замешкалась, подбирая подходящий ответ. С Уэллсом было что-то... не так. Его прежняя, безупречная, манера держать себя куда-то пропала, а его взгляд... раньше его отличал от всех людей самый сосредоточенный, холодный и неприятный взгляд, который только доводилось встречать Лите. Но теперь он не смотрел на Литу. Он вперился глазами в Деленн. И в его глазах пылала подлинная, неприкрытая ярость. 
      - Я жду, - раздельно проговорил он. 
      Лита ощущала потоки его мысленной ауры. Это было похоже на мягкую глину, ползущую сквозь пальцы. Она поняла, что чаша его гнева вот-вот окажется переполненной. За фасадом демонстративного спокойствия бушевало яростное пламя, и лишь мгновения отделяли его от взрыва. В нем пылали гнев, скорбь и ненависть, которой он очень долго не давал выхода. 
      И из-под этой бури гнева и злости сквозила невероятная боль. 
      Лита не отрабатывала специально этот трюк, но против Ивановой это один раз помогло. Она решила, что это может сработать и теперь. Мысленно ринувшись вперед, чувствуя в себе мощь ворлонца, она ворвалась в сознание Уэллса. 
      Боль! 
      Уэллс со сдавленным хрипом повалился на пол, опрокинув стол. Его тело задергалось в судорогах. Лита нежно помогла Деленн подняться на ноги и оттащила ее подальше от человека, бившегося в припадке, похожем на эпилептический. Не отрывая взгляда от Уэллса, Лита отворила дверь. 
      - Кажется, я помню, как это нужно делать, - пробормотала она. 
      - Что именно? - спросила Деленн. 
      - Менять код доступа. Его нужно знать, чтобы войти в помещение или выйти из него. Теперь передо мной открываются такие радужные перспективы, что впору начинать копать себе могилку. Чем позже нас начнут искать, тем лучше. 
      - Спасибо тебе, Лита, - просто сказала Деленн. - Ты рискнула очень многим, чтобы спасти меня. 
      - Мне кажется, что я рискую и для самой себя тоже, - ответила ей Лита. - Я не знаю, почему так... Не знаю. 
      Деленн улыбнулась. 
      - Все равно, спасибо. 
      - Ты все еще хочешь найти капитана Шеридана? 
      - Его нужно найти. 
      - Есть такая старая поговорка, - раздался вдруг из дальнего конца коридора знакомый голос. - Если что-то ищешь, опасайся это найти. 
      Лита увидела, как на лице Деленн засветилась теплая, счастливая улыбка. Она была искренне довольна, что ее подруга рада, но ей было не под силу разделить с ней эту радость. По крайней мере, не в момент встречи с компанией, состоящей из капитана Шеридана, командора Корвина и Сьюзен Ивановой. 
* * *
      Лондо Моллари был пьян. Точнее говоря, он был очень сильно пьян. Еще точнее, он был пьян, и у него было просто адское настроение. Как правило, когда он напивался, то становился веселым, счастливым, радостным и полностью утрачивал свое везение в азартных играх. Но и напивался он не так часто, по крайней мере, в последнее время. Но сейчас был особый случай. 
      В конце концов, не каждый же день получаешь известие о смерти своего лучшего друга. 
      Он получил это сообщение сегодня днем, и после этого не делал ничего, только пил. Он знал, что должен был известить Г'Кара, или, хотя бы, кого-нибудь из его агентов, оказавшихся поблизости, - шаала Ленньера, например. Но Лондо просто не находил в себе сил для этого. Для чего у него были силы в данный момент, так это для того, чтобы разбивать стакан за стаканом... (осколки на полу) а потом сломать что-нибудь из мебели... (щепки из ножек стульев) а потом сломать парочку шей (вроде, ничего такого). 
      Они сказали, это был несчастный случай. Конечно. Да, конечно же, несчастный случай. Такие вот несчастные случаи довольно часто происходят с крупными боевыми кораблями Центавра. И тот факт, что премьер-министр Урза Джаддо именно в этот момент был на его борту, - тоже, сам по себе, несчастный случай, не так ли? 
      Лондо был один. Тимов убежала, - она не привыкла, чтобы у ее мужа было настроение хуже, чем у нее самой. Даггер была на одной из своих нескончаемых вечеринок, - она тратила такие суммы денег, что над Лондо уже нависала серьезная угроза разорения. А Мэриел... была где-то, но, по крайней мере, не здесь. Лондо это ни капельки не интересовало. 
      Он взял со стола бокал бревари. 
      - Прощай, Скалтура, - сказал он. - Прощай, Урза. 
* * *
      Лите приходилось видеть в своей жизни разные вещи. Странные, отвратительные. За последний год частота таких случаев значительно возросла. Но вряд ли ей когда-нибудь удастся забыть вид Сьюзен Ивановой, снимающей с себя голову, чтобы оказаться Виром с включенной скрадывающей сетью. 
      Воздержавшись от того, чтобы засыпать его вопросами по поводу того, где он достал ее, да как ему удалось протащить ее на Проксиму, она вместо этого сосредоточила внимание на Шеридане. Он ласково обнял Деленн. Он не улыбался, но с его лица пропало характерное выражение озлобленности. Он выглядел странно... умиротворенно. Она подумала о возможности произвести быстрое сканирование, но отвергла ее. Шеридана всегда было тяжело читать, а она не хотела, чтобы ее действие было замечено. 
      Деленн улыбалась. Она была счастливее, чем Лите когда-либо приходилось видеть. Было удивительно, насколько лучше стали смотреться ее новообретенные человеческие черты, когда она улыбнулась. 
      - Э-э-э... знаете ли, я организовал для вас челнок, который отвезет вас на корабль, - начал объяснять Вир. - Это... маленькое устройство оказалось очень удобным, и еще у меня тут есть несколько... друзей моих друзей, если вы понимаете, что я имею в виду. Вы можете добраться туда без лишних проблем, но вам лучше не задерживаться здесь слишком долго. 
      - Надеюсь, что ваш... друг... который в Машине, имеет какое-нибудь представление о том, что мы должны будем делать после этого? - спросил Шеридан. - Ведь мы, фактически, становимся изгнанниками, да еще и забираем единственный тяжелый корабль, остающийся у Проксимы. 
      - Я надеюсь, что наш... друг в машине... предоставит вам подходящее убежище. Если, конечно, вы, капитан, готовы принять его помощь. И мы оба знаем, что у Проксимы есть более надежная защита, чем "Вавилон". 
      - Я не пойду с вами, - неожиданно сказала Лита. 
      Деленн посмотрела на нее. 
      - Почему? - спросила она. 
      Потому что мне не нравится капитан Шеридан. Потому что я думаю, что все это сумасшедшая затея. Потому что я хочу, чтобы все это исчезло, как дурной сон. Потому что я боюсь того, что твердит голос в моей голове. 
      - Потому что мне надо найти Маркуса, - сказала она. 
      - Возможно, он погиб, - сказал Шеридан. - Я приказал ему следить за Сьюзен. 
      - Я должна найти его, - твердо сказала Лита. - Прощай, Деленн. 
      Деленн улыбнулась. 
      - До свидания, Лита. 
      Лита заметила, как объятие Шеридана стало крепче, когда Деленн улыбнулась. Она узнала о капитане слишком много разных вещей, и большую их часть она не хотела бы знать. 
      - Если вам нужно найти Маркуса, найдите сперва Зака Аллана, - подсказал ей командор Корвин. - Я думаю, он все еще здесь, на поверхности. Может быть, он сумеет вам помочь. 
      - Хорошо, - согласилась она. 
      И она действительно согласилась с ним. 
      - Да пребудет с тобой Вален, - прошептала она, и вдруг запнулась от удивления. 
      Откуда она знала, кто такой Вален? 
      - И с тобой, мой друг, - сказала Деленн. - И с тобой. 
* * *
      "Вавилон" сейчас был довольно-таки... опустошен. Сейчас, когда большая часть команды была отправлена на Проксиму для проведения допросов, и подчиненные мистера Уэллса тоже были отозваны с корабля, здесь оставался только самый необходимый минимум команды. Это вполне устраивало Шеридана. Так ему легче будет снова взять командование кораблем в свои руки. Он сел в свое кресло в рубке и стал отдавать команды к отправлению, а потом вдруг повернулся к Корвину. 
      - Что мы делаем, Дэвид? Мы бросаем наших людей на произвол судьбы. Мы предаем их всех. 
      - Это сделал вице-президент Кларк и все остальные, сэр, - подумав, ответил ему Корвин. - Они предали Человечество. Я думаю, что только мы этого и не сделали. 
      Шеридан недолго поразмышлял над этим, потом кивнул головой. 
      - Отправляемся. 
      Лейтенант Франклин был одним из немногих членов офицерской команды рубки, кто остался на борту. Похоже, он был несколько сбит с толку всем происходящим, но, как и командор Корвин, он верил своему капитану. 
      - Мы отходим от Проксимы, сэр, - сказал он. - Точка перехода открыта. Мы в гиперкосмосе. 
      - Как вы думаете, они пошлют кого-нибудь нам вдогонку? - спросил Корвин. 
      - Кого и что они могут послать? Они не станут рисковать легким крейсером или кораблем среднего класса в бою против "Вавилона". 
      - А как насчет этих кораблей Теней? Та штука, которая может за считанные секунды расправиться с двумя минбарскими крейсерами... 
      - Тогда... будь что будет, Дэвид. 
      - Вы не сможете справиться с ними, - раздался голос. 
      Это была Деленн. 
      - Никто из нас в одиночку не может победить Теней, по крайней мере, не сейчас. Но, может быть, если мы объединимся, то сможем противостоять им. Я не знаю, что там этот... Г'Кар делает, чтобы подготовиться к их приходу, но я понимаю, что, если мы будем сотрудничать, у нас будет гораздо больше шансов на победу, чем если мы станем действовать каждый сам по себе. 
      - Надеюсь, что ты права... 
      Шеридан вдруг с холодком в груди огляделся вокруг. Почему-то все это казалось слишком... знакомым. Он вдруг увидел, как открывается дверь рубки. Он вздрогнул и стал подниматься из кресла. Нет! Это было невозможно. Анна была на Проксиме 3. Только бы не она. 
      Но это была она. 
      - Джон! - раздался ее голос. - Что здесь происходит? 
      Шеридан немеющими пальцами достал из кобуры плазменный пистолет и направил на нее. 
      - Джон? Что...? 
      Она увидела Деленн. 
      - Я поняла. Значит, то, что они говорили, было правдой. Я не хотела верить им, но... они были правы. Ты предатель, Джон. 
      - Это ты предала меня, Анна. Почему? Я никак не мог понять все это время. Это Сьюзен? Я должен был понять это. Что она сказала тебе? Что она обещала тебе? 
      - Джон, ты сам не знаешь, о чем говоришь. Но... я не удивлена. Я просто никогда не думала, что все так. Я просто... не подозревала. 
      Джон бросил быстрый взгляд на Деленн, и в этот момент Анна выхватила пистолет. Он снова направил оружие на нее, мысленно проклиная себя. Именно он заставил ее в свое время носить оружие. У него тогда и в мыслях не было, что она станет угрожать ему. 
      - Это ошибка, - прошептала Деленн. - Вы не понимаете друг друга. Джон, пожалуйста, выслушай! 
      Он не обратил внимания на нее. Но Анна услышала ее слова. 
      - Зачем ты делаешь это? - умоляюще обратилась она к Джону. - Зачем? Неужели... неужели смерть Элизабет ничего не значит для тебя? Это... эта уродина убила ее. Она убила Элизабет, твоих родителей и моих родителей. Она все отняла у нас. А теперь она хочет отнять и тебя. Джон, прошу тебя! 
      - Что Сьюзен сказала тебе? Что она...? Анна, нет! 
      Анна повернула оружие к Деленн. Его рука вздернулась вверх... 
      Корвин никогда не забудет лица капитана в тот момент, когда он выстрелил. Отчаяние. Полнейшая, трагическая, горестная обреченность, которую только может испытывать человек. Но он не мог уже поделать ничего. Остановить выстрел было невозможно. 
      Тело Анны переломилось в пояснице и осело на пол, завалившись навзничь, оружие выпало из ее мертвых пальцев. Шеридан стоял, молча, глядя на это. Потом его пистолет со стуком упал на палубу. 
      - Анна, - севшим голосом прошептал он. Медленно, спотыкаясь, он пошел через рубку к телу своей жены и опустился рядом с ним на колени. Корвин знал, что она погибла. Было немыслимо, чтобы она осталась жива, и все же... он еще надеялся на что-то. Не ради нее самой, а только, чтобы капитан... 
      Шеридан, казалось, знал наверняка, что она мертва. Как если бы он предвидел, что это случится, но так и не приготовился к этой неизбежности и непоправимости. Он просто стоял на коленях рядом с ней, прикасался к ее волосам, тихо шептал ее имя, снова и снова. 
      Корвин глядел на Шеридана, и не заметил, как Деленн двинулась с места. Если бы он понял это, то остановил бы ее, но этого не произошло, и ему оставалось лишь смотреть, как она, остановившись рядом с капитаном, положила руку ему на плечо. 
      Шеридан вскочил и отшвырнул ее. В последнее мгновение, он не стал вкладывать в удар всю силу, но и этого оказалось достаточно, чтобы она упала на пол. Она неуклюже растянулась на палубе, и Корвин увидел выражение в ее глазах. 
      Ужас и горе. 
      - Вышвырнуть ее отсюда! - загремел Шеридан. - В камеру ее! Выкинуть из воздушного шлюза! Уберите ее с моих глаз долой! 
      Деленн пыталась подняться, но он шагнул вперед, и в его глазах пламенела сама смерть. Корвин бросился вперед, снова думая не о ней, а о капитане, и помог ей встать. Она повисла на его плече, обессилевшая скорее от шока, чем от боли. Корвин посмотрел на своего капитана долгим, сочувствующим, полным сопереживания взглядом, и увел Деленн из рубки, направляясь к корабельной тюрьме. 
      Таким образом, то, что было потом, произошло без его участия. 
      - Капитан, - сдавленным голосом произнес Франклин. - Это... это... 
      - Что? - тупо спросил Шеридан. 
      - Посмотрите сами. 
      Шеридан медленно, бездумно, на непослушных ногах подошел к пульту, за которым сидел Франклин. 
      Его глаза вдруг стали шире. Он никогда раньше не видел корабль Теней, но он сразу понял, что перед ним. 
      Все-таки, Иванова послала за ними погоню. 
* * *
      Лите потребовалось несколько минут, чтобы отдышаться после того, как они, вместе с Шериданом, Корвином, Виром и Деленн ушли из тюремного блока. Вир вновь включил свою скрадывающую сеть и повел всех остальных к ждавшему их челноку. Она не перестала сомневаться насчет того, почему он делал все это, но ее собственное беспокойство не давало ей думать о чем-то другом. 
      Первое, что она сделала, - вернулась в свою комнату и, тяжело дыша, без сил упала на кровать. Она знала, что должна найти Маркуса. Это было самым главным. В первый раз после того, как они ушли из камеры, мысль о том, что она сделала с мистером Уэллсом, привела ее в ужас. Что, если она убила его? Что он станет делать, если сумеет оправиться? 
      Все это не имело значения. Ей надо было найти Маркуса, и Корвин сказал ей, как сделать это. 
      Как только она успокоилась, то вышла из своей квартиры и отправилась на поиски Зака Аллана. Найти его оказалось не сложно, - команда корабля предпочитала толпиться в одном месте, и все, что ей потребовалось, это задать несколько вопросов. Ей даже не понадобилось использовать телепатию, чтобы добыть нужную информацию, хотя она не переставала нервничать, постоянно гадая, знает ли человек, с которым она разговаривает, что она совершила. 
      Может быть, именно так чувствуют себя нормальные среди телепатов? Этот постоянный, неотступный страх, мысль о том, что тебя все окружающие видят насквозь? 
      Когда Лита нашла Зака и упомянула в разговоре с ним имя Шеридана, он стал слушать ее внимательно. Ее рассказ занял некоторое время, она снова начала говорить сбивчиво, ей опять становилось страшно, но он продолжал слушать. Голос Коша пытался что-то сказать ей, но она никак не могла расслышать его. 
      Когда она кончила говорить, Зак ушел, чтобы выяснить что-то. Через несколько минут он вернулся. 
      - Я нашел его, - сказал он. - Он был легко ранен в драке прошлой ночью. Сейчас он в медлабе. 
      Лита вздрогнула, поняв, что это ложь. Она бы почувствовала, если бы Маркусу было больно. Зак лгал. Она встала, но тут дверь в комнату открылась. 
      Вошли вице-президент Кларк и мистер Уэллс. 
      - Мистер Аллан сообщил нам, что вы умеете рассказывать очень интересные истории, мисс Александер, - сказал Кларк. - Мне бы очень хотелось их послушать. 
* * *
      - Они производят какие-нибудь враждебные действия? - спросил Шеридан. 
      - Я... не думаю. Я не знаю, что они хотят. 
      - Ха! Вступайте в клуб, лейтенант. Найдите ближайшую безопасную точку выхода из гиперпространства. 
      - Мы можем через несколько минут выйти в секторе 37. 
      - Сделайте это. 
      Франклин поразился перемене, произошедшей с Шериданом. Всего лишь минуту назад, после того, как он видел смерть своей жены, он был готов убить Деленн, а теперь он стал холодным, собранным и жестким. Похоже, что Шеридан, как всегда, ожил в бою. 
      Капитан бросил один короткий взгляд на труп своей жены. Франклин счел за лучшее промолчать. 
      Он неожиданно вскинул взгляд. Данные показывали, что... нет, это было невозможно. 
      - Капитан, они... ушли... 
      - Ушли? 
      - Похоже, они просто отвалили в сторону. Как будто испугались чего-то... Нас вызывает на связь другой корабль. 
      Шеридан выпрямился в кресле как струна. 
      - Корабль, который может в считанные мгновения расправляться с минбарскими крейсерами, не может бояться нас. Включите передачу, но только на звуковой канал. 
      Шеридан повернулся к коммуникационной панели, находящейся рядом с его креслом. Он услышал твердый, мужественный голос. 
      - Вы капитан Шеридан? 
      - Да. Кто вы такой? 
      - Полковник Ари Бен Зайн, бывший сотрудник подразделения Специальной Разведки Вооруженных Сил Земли. Вместе со мной мой компаньон, мистер Харриман Грей. У нас... имеется один общий знакомый, капитан. Он попросил меня отыскать вас. 
      Шеридану было известно это имя. Бен Зайн был выдающимся военным, отличившимся во многих сражениях. О нем говорили, что он талантливый, амбициозный и очень опасный человек. Еще о нем говорили, что он погиб. 
      - Кто этот... общий знакомый? 
      - Об этом позже, капитан. Всему свое время. Мы хотим предоставить вам убежище. В обмен на... определенного рода услуги. 
      - Какие услуги? 
      - Всему свое время, капитан. Всему свое время. Итак, вы соглашаетесь? 
      Шеридан оглядел полупустую рубку. Его взгляд остановился на теле Анны. Он с трудом сглотнул. 
      - Я и пальцем не пошевелю, если от меня потребуют пойти против своего народа. 
      - Мы не просим вас об этом. 
      - Отлично. Тогда я согласен. 
* * *
      Вир был на Минбаре уже три дня. Он до сих пор с содроганием вспоминал свой последний день на Проксиме. Мисс Александер пропала почти сразу же после того, как он видел ее в последний раз, а она знала достаточно, чтобы его могли арестовать и казнить. И еще, она знала достаточно, чтобы Кругу Света пришел конец, если неподходящая информация станет известна врагу. Вир верил ей раньше, он продолжал верить ей и сейчас, но... существовали определенные способы извлечения очень нужной кому-нибудь информации. Он надеялся, что ей удалось убежать с планеты, но надежда была слабой. 
      Но капитану Шеридану действительно удалось совершить побег. Хоть это хорошо. Как только Вир вернулся на Минбар, он послал сообщение Г'Кару, изложив все подробности того, что произошло на Проксиме. Вывод был таков, что все стало намного хуже. 
      На Минбаре тоже не происходило ничего хорошего. Рифа не обратил ни малейшего внимания на озабоченность Вира, что само по себе было дурным признаком. Он был чем-то очень, очень доволен. Вир знал, что было подлинной целью их экспедиции на Проксиму, а, следовательно, ничего хорошего ждать не приходилось. 
      Так оно и было. Рифа получил известие о побеге Шеридана через несколько часов после того, как это произошло. Он громко, напоказ, клял последними словами "неадекватные меры безопасности" Проксимы и "этих предателей-оперативников". Рифе удалось обратить в прах лелеемую Лондо возможность установления взаимоотношений между Примой Центавра и Проксимой 3. Если даже Правительство Сопротивления и выяснило, на кого в самом деле работал Рифа, тучи взаимного недоверия и подозрения рассеются не скоро. 
      Серый Совет, очевидно, продолжал спорить вокруг доставленных Рифой сведений, но Вир знал, что долго так продолжаться не будет. Деленн была полностью дискредитирована снимком, на котором она была вместе с Шериданом. Теперь оставался всего один претендент на место Великого. 
      Вир встретился с Ленньером, надеясь, что у его приятеля будут более радостные известия. Но это было не так. Оба в мрачном расположении духа, они рассказывали друг другу об увиденном и услышанном. Вир осветил последние события на Проксиме, а Ленньер сообщил об усилившихся трениях в среде верхушки центаврианской знати. Вершиной всего явилась гибель премьер-министра Урзы Джаддо в результате явно "непредвиденной" катастрофы. 
      Но это были еще не все плохие новости, которые пришлось выслушать Виру в этот день. После встречи с Ленньером он вернулся в дипломатическое представительство Центавра, где столкнулся с Рифой. Посол был необычно радостным и возбужденным. Вир спросил его, что случилось. 
      - Ты что, еще не слышал? Случилась небольшая перестрелка между некоторыми из наших кораблей и нарнским крейсером у Рагеша 3. Теперь колония перешла к нам - подлинным ее владельцам. Кха'Ри ответил на это созданием угрозы для многих наших колоний, и Центаурум, наконец-то, принял верное решение. 
      - Это война, Вир. И на этот раз нарны уже не отделаются так легко. 
* * *
      Синевал окинул взглядом круг молчаливых в данный момент фигур. Они спорили уже несколько дней, с того самого момента, как Рифа представил им свое свидетельство. Хедронн, наконец-то, признал подлинность материала и перешел на его сторону. Только Ленанн и Ратенн не переставали упорствовать. Как, конечно, им и подобало, несмотря на то, что у них не было шанса на победу. Синевал знал это, и Хедронн знал это, и сами они отлично это знали. 
      Рифа поработал на славу. Он привез с собой не только снимок того, чем стала Деленн, - и как она близка к Старкиллеру, - но еще и другой снимок. На нем была землянка в компании Тени. Синевал уже долгое время подозревал, что Человечество заключило союз с Тьмой. Рифа дал отличное подтверждение этому и косвенное доказательство тому, что и Деленн связана с ней. 
      - Должен ли я заключить, что вы отказываетесь верить собственным глазам? - сказал Синевал, обращаясь к двоим, стоявшим напротив него. - Вы видели то же, что видели и остальные. Это Деленн. Вы отрицаете это? 
      - Нет, - сказал Ратенн, - но... 
      - А это Старкиллер Шеридан. Мы все видели его. Мы знаем, как он выглядит. Или вы и это отказываетесь признать? 
      - Нет, - ответил Ленанн. 
      - Тогда как вы можете стоять здесь и упорствовать в своем заблуждении? Вы просили у меня информации о судьбе Деленн, мои друзья Сатаи. Вы полагали, что она еще может быть жива, и что ее держат в плену против ее воли. Вы просили у меня доказательства обратного, и я предоставил вам его. Теперь вы верите мне? 
      Слова, которые он произносил, обжигались, как раскаленные угли, но Синевал не останавливался. Кого-то следует принести в жертву для блага остальных. Деленн придется пережить падение, чтобы Синевал смог спасти их народ. 
      - Человечество является союзником Тьмы. Вы тоже видели это. Таким образом, Деленн является союзником Тьмы. 
      - Мы не знаем этого наверняка... - начал было Ленанн. 
      - Ты можешь дать этому какое-то другое объяснение? Мы стоим тут и спорим уже слишком долгое время. Мы ждали, пока закончится траур по Дукхату. Мы ждали, пока не восстанут из пепла Рейнджеры. Мы ждали доказательства измены Деленн. Чем дольше мы будем ждать, тем более вероятным будет наше поражение. Мы должны или действовать сейчас, - все вместе, - или вообще не действовать! Неужели мы должны стоять и смотреть, как Враг наступает? Мы воссоздали Рейнджеров уже восемь циклов назад, чтобы противостоять Тьме, о которой нам всем известно. Теперь Тьма у нашего порога. И мы должны быть готовы к тому, что она постучится в нашу дверь. 
      Мы не можем позволить себе роскошь враждовать друг с другом. Деленн предала нас всех. Я выступаю за то, чтобы проклясть ее как За-вален. 
      Ответом ему была гробовая тишина, даже Ратенн и Ленанн не сказали ни слова, хотя, если бы они могли убивать взглядом, Синевал не прожил бы и секунды. 
      - Она предала Серый Совет, она предала Минбар. Она встала на сторону Тьмы. Я настаиваю на проклятии За-вален. 
      За-вален. Тень, брошенная на Валена. Изгнанница из минбарского общества. Ни один минбарец не имел права говорить с ней, произносить ее имя, и даже смотреть на нее. Синевал не хотел, чтобы дело кончилось этим, но если единственная возможность привести Минбар к предсказанному пророчеством величию открывалась только через жертву Деленн, то пусть будет так. И он не раскается в содеянном. 
      - За-вален, - сказал Калейн, уже официально ставший Сатаи. 
      - За-вален, - произнес другой воин. 
      - За-вален, - хрипло выговорил Хедронн, с гневом, отчаянием и горечью в голосе. 
      - За-вален. 
      - За-вален. 
      Слово обежало весь круг, пока не достигло молчавших Ленанна и Ратенна. Двое жрецов посмотрели друг на друга, и, наконец, Ратенн вымолвил: 
      - За-вален. 
      Ленанн повторил слово с еще большей злостью, чем Хедронн. 
      - А теперь, мои Сатаи, есть ли у вас еще сомнения по поводу того, кто должен унаследовать место Великого? 
      Первым выкрикнул его имя Калейн, потом два других воина, а за ними - другие. Ленанн и Ратенн молчали, но это уже ничего не значило. Шесть из Девяти были за Синевала, и этого было достаточно. Наконец, его мечта становилась реальностью, и он наяву, а не во сне слышал этот клич: 
      - Да здравствует Синевал! Да здравствует Великий! 
 
Редактор: Наталья Ермакова
 
Ваши замечания по данному материалу просьба присылать в
редакцию
 
Последнее изменение: 20 августа 1999 г.