Гэрет Уильямс. Темное, кривое зеркало
 
Бестер Великолепный
 
Том 1, Глава 6
 
"A Dark, Distorted Mirror" (c) 1997-1999 by Gareth D. Williams, LWA97GDW@sheffield.ac.uk  

Перевод (c) 1999, Александр Краснянский, kavtig@advent.avtlg.ru

 

 
      Тьма. У нее много обличий. Чаще всего, имеется в виду просто отсутствие света. Иногда под ней подразумевают ту тьму, что является нам в бредовых видениях и кошмарных снах. Еще есть Тьма, которую Ха'Кормар'А Г'Кар, ныне узник ядра Великой Машины, назвал бы Тьмой, против которой мы сражаемся. Но еще Ха'Кормар'А Г'Кар сказал бы, что во сто крат страшнее Тьма особого рода - Тьма заблудшей души. 
      Одно из человеческих существ, в котором была заключена именно такая душа, сейчас шагало по коридорам Главного Купола Проксимы 3, средоточия власти и последнего бастиона расы землян. Эта самая душа была ныне последней надеждой земного человечества, несмотря на то, что лишь очень ограниченный круг лиц знал, что, на самом деле, скрывалось за этими словами. 
      Один из таких людей шел рядом с ней. Маркус Коул, телохранитель и шпион. Присматривать за ней ему приказал сам капитан Джон Шеридан, которого терзали тяжкие сомнения насчет новых союзников Человечества. Сомнения, которые не оставляли его ум с того момента, как несколько месяцев назад он пережил удивительное и устрашающее приключение, встретив их на борту призрачной станции Вавилон 4, которая никогда и никем не была построена. После той встречи он устроил совещание, пригласив на него всех своих самых близких друзей и союзников - самого Маркуса, командора Дэвида Корвина, заместителя Шеридана, и свою пленницу - Сатаи Деленн. Он говорил с ними о Тенях. 
      Маркус знал о том, кто такие Тени. Ему пришлось видеть однажды, как их корабль поднялся из земли и уничтожил его родной дом, единственное дорогое пристанище в его жизни. Он узнал о Тенях от нарнов - советницы На'Тод и пророка Г'Кара, которые медленно, преодолевая трудности, создавали армию, готовясь к возвращению Теней. 
      О да, Маркус знал о Тенях, и он знал, в чем заключается его задача в борьбе с ними. Идти вслед, смотреть, наблюдать и не более того. 
      По крайней мере, сейчас. 
      Он не был уверен, что она сама думает обо всем этом. Она почти не разговаривала с ним, едва ли замечала его присутствие, если не считать молчаливой, слегка насмешливой улыбки, что появлялась на ее лице всякий раз, когда он оказывался неподалеку. По крайней мере, так она вела себя на людях. Когда же они оказывались наедине... 
      Он нервно притронулся пальцами к своему пистолету. Он чувствовал себя неестественно с этим оружием. Как если бы ему было предназначено владеть чем-то иным. Она не заметила его беспокойства. Она никогда не замечала подобных вещей. 
      - Прошу вас, лейтенант Иванова, - поприветствовал ее сотрудник Службы Безопасности в дверях помещения администрации Правительства Сопротивления. 
      Ее продолжали называть лейтенантом, - в этом звании она была, когда отправилась в путешествие к мертвому миру по имени За'Ха'Дум. И хотя она официально оставалась офицером Вооруженных Сил Земли, Маркусу такое обращение резало слух. Он размышлял, много ли времени осталось до того момента, в который к ней станут обращаться иначе. 
      Как к послу. 
      Послу Теней. 
      Как такая красивая женщина может быть на стороне такого ужасного зла? - думал он. Было ли это простым следствием несчастливого стечения обстоятельств? Чем бы она могла стать, что она совершила бы, будучи сторонницей Света? 
      - Ах, это вы, мистер Коул. 
      Полные презрения слова. Маркус знал, что охранник не питает к нему теплых чувств, но это не имело значения. Маркус был здесь полномочным представителем капитана Шеридана, а капитан Шеридан был очень сильной фигурой, с которой Правительство Сопротивления было вынуждено считаться. 
      Они пытались протестовать против назначения Маркуса на эту должность, говоря, что обеспечение безопасности лейтенанта Ивановой и так вполне адекватно ее значимости. Шеридан ответил им, что Маркус будет также работать при ней дипломатическим представителем. Правительство возразило, что у Маркуса нет ни малейшего опыта подобной работы. Шеридан в ответ сварганил документы, в которых утверждалось, что Маркус на Веге 7 был не просто шахтером, но еще и работал в аппарате администратора На'Фара. 
      Иванова молча и хладнокровно наблюдала за всей этой комедией. 
      - Заходите. Они ждут вас. 
      Как оказалось, сейчас здесь присутствовало лишь несколько членов Правительства Сопротивления. Президент Крэйн отсутствовала - вероятно, она все еще чувствовала недомогание. Она таинственным образом заболела пару месяцев назад, и никак не могла отойти от недуга, что устраивало многих. Ее место сейчас занимал вице-президент Кларк - человек, которому Шеридан не доверял ни на йоту. Кларк в последние месяцы активно занимался разными вещами. Он делал это гораздо более... энергично, чем ранее. Генерал Такашима была, как всегда, воплощением молчаливой наблюдательности и профессиональной безукоризненности, в то время как генерал Хейг был еще более усталым и нервозным, чем обычно. 
      - Благодарим вас за то, что решили почтить нас своим присутствием, мисс Иванова, - сказал Кларк. 
      Сьюзен почти неуловимо улыбнулась, когда он произнес эти слова. 
      - Мы готовимся встретить гостя, который горит нетерпением встретиться с вами. Он прибудет сюда через несколько часов, и просит у вас позволения на личную встречу. 
      - О? И насколько же личную? - улыбнулась она под довольный смешок Кларка. - Ну, так и кто же этот гость? 
      - Его имя Бестер, - медленно проговорила Такашима. - Он когда-то служил в Пси-надзоре. 
      Маркус увидел, как в лице Сьюзен вдруг не осталось ни кровинки. Такашима не заметила этого, или не подала вида, что заметила. 
      - Вы когда-нибудь слышали о нем? 
      - Нет, - еле дыша, отозвалась Сьюзен. - Нет. Кто он такой? 
      - Важная персона в Пси-надзоре, - вяло произнес Хейг. - Очень сильный телепат. Как и все мы, он стал беженцем с Марса, благодаря, естественно, вмешательству капитана Шеридана. Он устроил где-то свою собственную колонию. Мы не знаем, где. Что-то вроде секретной базы Пси-корпуса. Конечно, Пси-корпуса больше нет, но он ведет себя так, будто ничего не произошло. Минбарцы его, кажется, почему-то не трогают. Может быть, он заключил с ними сделку. 
      В голосе генерала сквозила явная горечь. 
      - Но он пару раз оказывал нам услугу, - вмешалась Такашима. - Он организовал поставки продовольствия, чтобы предотвратить голод, который грозил нам несколько лет назад. И еще он однажды снабдил нас полезной информацией о действиях минбарцев. В некотором смысле, мы его должники. 
      - Он услышал о том, что происходит у нас, - заговорил Хейг. - И заинтересовался. Он попросил разрешения о встрече, чтобы поговорить с вами насчет ваших друзей. Еще он интересуется Сатаи Деленн, но, поскольку капитан Шеридан вернется из полета на Рагеш 3 не раньше, чем через восемь часов, мы подумали, что будет неплохо, если мистер Бестер сперва проведет встречу с вами... 
      - Нет! - внезапно вскрикнула Сьюзен. - Никаких телепатов! Они могут... повредить связь между мной и моими друзьями. Боюсь, что для меня встреча с ним невозможна. 
      - Он не будет пытаться сканировать вас или читать ваши мысли... - начал было Хейг, но Кларк перебил его: 
      - Раз так, то нам придется разочаровать мистера Бестера. Мы приносим извинения за причиненные вам неудобства, мисс Иванова. 
      - Тогда, может быть, он сможет поговорить с... главой вашего дипломатического представительства? - спросил Хейг, указывая на Маркуса, который изо всех сил старался не ежиться от испуга. 
      - Это в равной степени невозможно, - быстро ответила Сьюзен. - Телепатическая активность может повредить и его связь с моими друзьями. 
      Маркус кивнул, прекрасно зная, что ничего подобного на самом деле не существовало. Однако его мысли занимало вовсе не это. Он был поглощен кое-чем, что казалось ему гораздо важнее всего, о чем говорилось в этой комнате. При упоминании о возможности встречи с Бестером, он увидел в глазах Сьюзен нечто такое, что повергло его в изумление. 
      Смертельный ужас. 
* * *
      - Когда же они, наконец, научатся? Боже, неужели они считают нас мальчиками на побегушках? Интересно, знает ли обо всем этом Г'Кар? Вероятно, хотя мне было бы интересно узнать, что же он там делает внутри своей Машины, будь она проклята. 
      Капитан Джон Шеридан, величайший военный герой землян, командир корабля с прославленной историей, Старкиллер, и прочая и прочая, резко развернулся, чтобы снова, возбужденно вышагивая, пересечь комнату, но споткнулся о ножку койки и с размаху грохнулся на пол. Наградой за его акробатический этюд был тихий смешок. 
      - Прости, - сказала Деленн, но улыбаться не перестала. 
      Медленно и осторожно она поместила еще один элемент в странное сооружение, которое она собирала в комнате. Она шагнула назад и придирчиво осмотрела получившуюся конструкцию, слегка кивнув головой. 
      - Как все идет? 
      - Хорошо... как мне кажется. 
      - Ты до сих пор не знаешь, что эта штука сделает с тобой, Деленн, так? Проклятье, мне не хочется, чтобы ты делала это. 
      - Я не могу ничего изменить, - ответила она. - Об этом говорилось в наших пророчествах. На Вавилоне 4, мне было видение, что я стану иной. Это сблизит мой и твой народы. Я должна сделать это. 
      - Я никогда не верил ни в какие пророчества и видения. 
      Она поглядела на него и увидела тяжесть в его глазах. Он видел что-то из своего будущего - там, на Вавилоне 4. И хотя она не знала, что именно это было, она видела, как это обеспокоило его. Она обошла вокруг стола, приблизилась к нему и взяла его руку в свою ладонь. Она встретила его взгляд и улыбнулась, пряча свою собственную тревогу. 
      Если часть ее видений была правдой - ее собственное изменение, - тогда как же быть с остальным? Она видела Минбар в руинах и саму себя, стоящей над могилой Джона. Произойдет ли это, несмотря на ее изменение - или по его причине? 
      - И, кроме того, - продолжил он, - ты даже не знаешь, что эта машина сделает с тобой. Она ведь может даже убить тебя. И... это неправда, что наши расы можно сблизить. Этого не произойдет никогда. Никто из нас не верит минбарцам. Я тоже - не считая тебя, конечно. И мы оба хорошо знаем, что случится, когда Синевал получит власть. 
      - Эту машину даровал мне сам Вален, - сказала она. - Я верую в его мудрость. Что касается Синевала... осталось совсем немного. Наш траур почти завершен. То, что возникнет теперь, станет пробуждением тьмы и ужаса, гораздо хуже всего, что нам пришлось пережить. 
      - Я не думаю, что может произойти что-то хуже того, что уже произошло, но в этот раз мы будем действительно готовы. Могут ли... Тени победить ваш народ? 
      - Может быть... вероятно. Это зависит от огромного количества разных вещей... и вот от этого. Вот почему я должна повлиять на волю Совета. Если я выполню то, что было предсказано, мне, возможно, удастся вырвать контроль над ним из рук Синевала, показать им то, что Вален показал мне и показать им, кто наш настоящий враг. 
      - Но для нас все это зашло уже слишком далеко. Ведь мы не остановимся, пока хоть один из вас будет оставаться в живых, и теперь мы получили потенциал, позволяющий нам сделать это. И я - тот, кто сделал это возможным, вручил им эту силу. 
      Деленн видела в его глазах раскаяние, почти такое же, какое долгое время испытывала она сама. Да, пусть он был той дверью, через которую прокралось зло, заключившее союз с землянами, но лишь из-за ее прошлых деяний само существование этой двери стало возможным. 
      - Расскажи мне о своих последних делах, - попросила она. - Я так мало слышу, сидя здесь. 
      Он улыбнулся, поняв, что она специально сменила тему разговора. Но его улыбка угасла, когда он вспомнил, о чем она просила его рассказать. 
      - Рагеш 3. Боже, это ведь сельскохозяйственная колония. Абсолютно бесполезная. Нарны в последнюю войну отобрали ее у Центавра, но они там ровным счетом ничего не тронули. Но теперь, несмотря на это, центавриане напали на нее. Кха'Ри, естественно, дал отпор, и теперь они желают, чтобы я оказывал им поддержку. Стрельбы было не так уж много, и центавриане ушли, как только стало жарко, но теперь Кха'Ри просто стоит на ушах. На'Тод выступает против войны, как и все, кто вовлечен в секретные игры Г'Кара, но их голоса едва слышны. Еще несколько месяцев, максимум, и тогда... бац! Мы снова воюем. 
      - Столько смертей, - сокрушенно прошептала она. - Всегда так много смертей. 
      Включился его коммуникатор. Это был Корвин. 
      - До Проксимы остается примерно час, капитан. 
      - Хорошо, - ответил Шеридан. - Что-нибудь еще? 
      - Да. Пришло сообщение от Правительства Сопротивления. Оно вам не понравится, капитан. 
* * *
      Лита Александер шла через коридоры учреждений государственной власти так непринужденно, будто родилась в них. Она не обращала внимания на тех, мимо кого проходила, да и что они могли значить для нее? Ведь она была телепатом - членом элитарной группы одаренных людей, которые должны когда-нибудь изменить мир. Так всегда говорили ей в Пси-корпусе. 
      Но она все-таки так и не изменила мир. Минбарцы успели сделать это раньше. 
      Пси-корпус, со всеми своими правилами, установлениями и субординацией ушел в небытие. Минбарцы отняли у нее даже это. Но для некоторых Пси-корпус был бессмертен. Один из таких людей был сейчас на Проксиме 3 и желал встретиться с ней. Сейчас он вел переговоры с вице-президентом Кларком, генералом Такашимой, генералом Хейгом и мистером Уэллсом, но скоро он пожелает видеть ее. 
      Но сначала она должна была увидеть еще кое-кого. 
      Она ждала у двери, надеясь, что он окажется в комнате. Им не удавалось в последнее время побыть вдвоем. Он не сказал почти ничего, что можно было бы счесть за объяснение, но она понимала, что случилось что-то необычное, и причиной тому являлась вот эта женщина. 
      Лейтенант - или, может быть, следует говорить, посол - Иванова стояла в открывшихся дверях. Лита видела, как в ее широко распахнувшихся глазах сверкнула вспышка страха и ненависти. Иванова шагнула назад. 
      - Маркус, дорогой, - пропела она сладким голосом. - Это к тебе. 
      Маркус, идя к двери, протиснулся мимо Ивановой, и та улыбнулась ему милой улыбкой. Ее лицо дернулось, когда она еще раз посмотрела на Литу, скрываясь внутри комнаты. 
      Лита хотела заговорить, но вдруг поняла, что никакие слова не могут ей сейчас помочь. Обхватив руками его шею, она прижалась к его губам в поцелуе. Это не был их первый поцелуй, но Маркус, казалось, замер от удивления и, лишь после легкого замешательства, робко и неуверенно, ответил ей. Она крепко обняла его и почувствовала, как его руки сжали ее тело. 
      - Я скучала по тебе, - сказала она. 
      - Я... тоже скучал по тебе. 
      Медленно и осторожно, она скользнула в его мысли. Для нее это была знакомая территория. По всей видимости, он не замечал, как она делала это, и всякий раз это помогало ей чувствовать себя увереннее. 
      - Что происходит? - спросила она. - Это идея капитана Шеридана, да? 
      Ему не было нужды отвечать. 
      - Нет, не говори мне. Я не желаю знать. Будь осторожен, Маркус. Она опасна. Я не знаю, что, но... (Другой голос в ее сознании - тот, что говорил с ней во сне, кричал на нее сейчас). Просто, будь осторожен. 
      - Я... буду, - медленно проговорил он. 
      Его ум был спокоен, по крайней мере, у своих внешних границ, но внутри его что-то крылось. Редко случалось такое, чтобы он пытался что-то прятать от нее. 
      Ее коммуникатор заработал: 
      - Мисс Александер, Правительство Сопротивления желало бы видеть вас как можно скорее. 
      Она вздохнула. 
      - Я... должна... 
      - Я понимаю. 
      Она еще раз поцеловала его и пошла прочь. Он смотрел ей вслед, глядя, как она расправляет свою юбку, подтягивает перчатки и поправляет значок Пси-корпуса, который она никак не переставала носить. 
      (И он вспоминал, как Сьюзен прикасалась к нему, целовала его, прижималась к нему своим телом...) 
* * *
      Наконец-то Сьюзен была одна. Нет, она не была одинока - она никогда не оставалась в одиночестве - но Маркус был не с ней. Она ощущала гнев своих друзей. Почему она позволила ему остаться? Она догадалась, что Шеридан испытывал не самые теплые чувства по отношению к ней и ее друзьям. Минбарская ведьма стала для него ядом, дурманящим ум, и это с ее подачи он послал сюда Маркуса, чтобы шпионить за ней. 
      Так почему же она, понимая это, не избавилась от него? "Несчастный случай" или Страж. Они могли обнаружить правду, но что с того? Шеридан был уже под каблуком у этой минбарской шлюхи, а Кларком управлял Страж. Кто еще обладал достаточной властью, чтобы о его мнении стоило беспокоиться? 
      Так почему же? 
      Она знала ответ. Это было выражение его глаз, которое она увидела, соблазняя его в первый раз. Такой неподдельный ужас. Он пятился, бормоча извинения, боясь даже поднять взгляд на нее. 
      Вторая попытка тоже оказалась неудачной, но в третий раз... она добилась своего. Он был девственником, и он плакал после того, как все было позади. Такой сладкий, такой наивный, такой невинный... 
      Но почему же это так взволновало ее? Была ли его невинность напоминанием о ее собственной, которую она утратила, когда Пси-корпус отнял у нее мать? 
      Да, Пси-корпус. Это была еще одна проблема, гораздо более серьезная. Она ощущала болезненные, бьющие всплески пси-энергии Литы, а этот... Бестер... Она никогда не предполагала, что такая сила вообще бывает. Она могла почувствовать его прямо сейчас, его сознание... как облако, которое туманило все вокруг. 
      - Телепаты здесь, телепаты тут, - прошептала она. - Вы же обещали мне, что я буду в безопасности. Вы... обещали. 
      И тут она почувствовала еще одну вспышку пси-энергии, и в испуге широко распахнула глаза. 
      - У нее внутри ворлонец. 
      Тени тоже знали это. Они были в гневе. 
* * *
      Мистер Уэллс был молчаливым и невозмутимым человеком, и эти качества в прошлом были его верными союзниками. У него была привычка и навык не выделяться, и его действительно не замечали, если он того не хотел. И еще у него была фотографическая память, и знание, как использовать все свои таланты. 
      Официально он носил воинское звание главного уоррент-офицера и занимал должность начальника Службы Безопасности. Но за глаза его частенько называли генералом разведки и контрразведки. Он слушал, смотрел, наблюдал, и ничто не ускользало от его внимания и памяти. 
      Последней из порученных ему важных задач был допрос Сатаи Деленн. Он хорошо справлялся с ней, пока капитан Шеридан не отобрал у него заключенную. Уэллс пытался протестовать, но, на самом деле, это происшествие не стало для него поводом для беспокойства. Он был терпелив. 
      Всему свое время. 
      В данный момент он наблюдал за непринужденной беседой Кларка и Бестера. Уэллс недолюбливал телепатов - их способности казались ему злой насмешкой над его работой, но он научился использовать их. На протяжении уже более чем часа Уэллс занимался изучением Бестера и его ум успел собрать, сопоставить и систематизировать огромный объем информации. 
      Коротышка, но ведет себя так, будто на самом деле он выше. Старается показать, что он не придает своему маленькому росту никакого значения, но видно, что это постоянно гложет его. Будь он хоть трижды пси-полицейский, все равно, он остается человеком, и все его человеческие слабости остаются при нем.  
      Не пользуется левой рукой. Вычурная манера или увечье? Возможно, это связано с его ростом? Родовая травма? Надо проверить все подробнее, у него могут быть и другие недостатки. Их можно будет использовать против него.  
      До сих пор носит форму Пси-надзора. Зачем? Пси-корпус погиб вместе с Землей. Перчатки необходимы из практических соображений. Значок и форма - нет. Вероятно, желает вызывать страх? Постоянно напоминать, кто он такой? Что он может сделать? Но кому он напоминает это? Себе - или другим? 
      И так далее, и тому подобное. Голос, поза, движения, слова. Уэллс регистрировал все, зная, что это пригодится впоследствии. Но его внимание все больше и больше раздваивалось. 
      Кларк вел себя иначе, чем раньше, и так продолжалось уже достаточно долгое время. Уэллс никак не мог нащупать что-нибудь определенное в этом отношении, но что-то определенно было нечисто. Уэллса раздражала его собственная неспособность выявить причину. 
      Дверь открылась, и охранник отступил в сторону, чтобы пропустить в комнату того, кто пришел. Уэллс успел разглядеть охранника. Это был Боггс. Хороший сотрудник. Эффективный. Преданный. Делает то, что необходимо сделать. 
      Уэллс перевел взгляд на шагнувшую в комнату женщину. Лита Александер. Телепат. Шестое поколение. P5. Рост. Вес. Возраст. Количество выговоров за незаконное использование телепатических способностей. Завела связь с телохранителем Шеридана, который сейчас служит помощником лейтенанта Ивановой. Оказала содействие в допросе Сатаи Деленн. 
      - Ах, Мисс Александер, - обратился к ней Бестер. - Как обычно, рад вас видеть. Полагаю, у вас все в порядке? 
      - Да, спасибо, - ответила она. 
      Слишком быстро. Слишком нервно. Желает скрыть что-то от своего начальника. Что? Связь с Коулом? Злоупотребления телепатией? Что-то еще?  
      Ее значок Пси-корпуса погнут. Что это - знак пошатнувшейся лояльности? 
      - Позже мы с вами поговорим с глазу на глаз, - сказал ей Бестер. 
      После этого он обратился к самому Уэллсу: 
      - Позвольте поблагодарить вас за предоставленные мне протоколы допросов Сатаи Деленн. И все же, мне не совсем ясно, почему они вдруг так внезапно прекратились? 
      Неожиданный вопрос. Желает застать врасплох? Пытается до чего-то докопаться? 
      - Капитан Шеридан посчитал, что было бы лучше содержать Сатаи Деленн на борту "Вавилона", в целях обеспечения надлежащего уровня безопасности. 
      - Что там с теми кораблями, которые мы просили у вас? - вмешался Хейг, чем привлек на себя внимание Уэллса. Прямолинейный. Честный человек, попавший в общество политиков. И больше всего страдающий от своей честности. Он не уверен в наших новых союзниках. Он единственный из всех, находящихся в этой комнате, встречался с минбарцами в бою. Он знает, на что те действительно способны. 
      - Боюсь, что наша собственная оборона в данный момент остро нуждается в усилении, генерал, но я посмотрю, что можно будет сделать для разрешения данного вопроса. 
      Признание в собственной слабости? Нет, ложь. С какой целью? Что он знает о наших новых союзниках? 
      - А где капитан Шеридан? 
      - Он возвратился, - сказал Кларк. - Но говорит, что ему нужно время, чтобы сделать все необходимое после завершения полета. Бюрократические процедуры и тому подобное. В силу соображений безопасности, он считает, что привозить сюда Сатаи Деленн было бы непредусмотрительно. Устроит ли вас "Вавилон" в качестве места встречи с ней? 
      - О, да. Полностью. 
      - Ну, что ж, капитан Шеридан сообщил, что пятнадцать ноль-ноль будет вполне удобным временем для него... 
      - Есть еще два часа. Отлично. У меня и у мисс Александер будет время, чтобы обсудить наши вопросы. Позвольте отблагодарить вас всех. Вы чрезвычайно гостеприимны. 
      Уэллс смотрел вслед уходящим Бестеру и Александер, как вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Он поглядел на тех, кто был в помещении. На него смотрела Такашима. Во время этой аудиенции она говорила очень мало, очевидно, предпочитая лишь наблюдать за происходящим. 
      В точности, как сам Уэллс. 
      У него было ощущение, что она - гораздо более серьезный противник, нежели Кларк, Хейг или Бестер. 
      Она была опасна. 
* * *
      Шеридан не знал, чего ждать от Бестера. Раньше он никогда не встречался с этим пси-полицейским, хотя и имел дело с несколькими его приближенными. Но он слышал достаточно много об Альфреде Бестере. Пси-полицейский. Дипломат. Лидер. 
      Шеридан не предполагал, что им окажется низенький человечек с парализованной рукой, то и дело озирающийся по сторонам. Но стоило лишь бросить один взгляд в лицо Бестеру, и молчаливая ухмылка телепата подтвердила все ожидания Шеридана. 
      Шеридан подумал о том, кого же предполагал увидеть в нем Бестер. По внешности пси-полицейского было невозможно сказать, ожидал ли он вообще чего-либо. 
      - Я рад наконец встретиться с вами, мистер Бестер, - сказал Шеридан. 
      Шеридану приходилось встречаться со многими важными персонами - обычно, с нарнами или представителями Лиги, но от Бестера у него было ощущение кислятины во рту. 
      - Я разделяю ваши чувства, капитан Шеридан. - Бестер не протянул ему руки. - Ваш корабль великолепен. Это тяжелый крейсер, не так ли? 
      - Он... когда-то был им. В его конструкцию было внесено так много изменений и за все эти годы было проведено так много модернизаций, что теперь этот корабль принадлежит фактически к своему собственному классу. Мы предпочитаем называть его кораблем класса "Вавилон". 
      - Ах, да. Древняя Вавилонская башня, которую воздвигло все человечество, объединив свои усилия ради достижения единой цели. Неплохой идеал, не правда ли? Вы хорошо разбираетесь в древней истории, капитан Шеридан? Ах, это такой занимательный предмет, хотя лично мне особенно нравится история Древней Греции. Под конец войны нам удалось спасти два поврежденных крейсера. Мы отремонтировали их и дали им новые имена. "Озимандиас" и "Парменион". 
      Шеридан резко повернулся к нему. 
      - У вас есть два крейсера? 
      - Всему свое время, капитан Шеридан. Это поразительный корабль. Не могли бы вы для начала ознакомить меня с ним? 
      Шеридан еле удержался от того, чтобы скрежет его зубов не стал явственно слышим. 
      - Конечно. И еще, как я понимаю, вы хотели бы задать несколько вопросов Сатаи Деленн. 
      - Именно. Мисс Александер, конечно, одаренный телепат, но она могла пропустить кое-что во время своих сканирований. Я не пропускаю ничего, капитан Шеридан. 
      - Разумеется. Будьте добры, пройдемте сперва в мой кабинет, там мы сможем обсудить некоторые мелкие детали. 
      Шеридан чувствовал напряжение, ведя Бестера в командный пункт. Уровень Бестера был P12, он был сильнейшим и лучшим из лучших. Корвин вызывался делать это сам, но Шеридан отказал ему. Деленн говорила, что во всем этом не было необходимости, но у Шеридана было свое мнение на этот счет. 
      Ставка была слишком высока, чтобы позволить хоть кому-нибудь, даже Бестеру, поставить все дело под угрозу. Но если то, что запланировал Шеридан, сорвется, то... Его удивление вызывало то обстоятельство, что у Бестера не было никакой охраны - его вообще никто не сопровождал. По всей видимости, он прилетел сюда в одиночку, воспользовавшись одним из своих истребителей эскадрильи Пси-корпуса "Черная Омега". 
      Но зачем Бестеру охрана, если он - один из самых мощных телепатов во Вселенной? Даже минбарцы не трогают его. Возможно, он сумел заключить с ними какое-то соглашение. 
      Они добрались до кабинета Шеридана и вошли в помещение. Кроме них, здесь не было никого. 
      - Итак, капитан, какие же именно "мелкие детали" вы имеете в виду...? 
      Шеридан молча достал пистолет и приставил его к затылку Бестера. Пси-полицейский совершенно естественно окаменел. 
      - Я жду объяснений, капитан. 
      - Вы там у себя, в Пси-надзоре, думаете, что все вокруг ваше, и вы что захотите, то и получите. А я, может быть, просто не собираюсь давать вам никаких объяснений. Может, я просто намереваюсь оторвать вам голову прямо сейчас. 
      - В самом деле? И как же скажется это убийство на вашей карьере? 
      - Они ничего не могут поделать со мной. Я им слишком сильно нужен, и они предпочтут поверить мне, если я скажу, что вы напали на меня. Или вы подумали, что они на самом деле доверяют вам? 
      - Я никогда не претендую на то, чтобы мне доверяли, капитан. Но я понял вас. А что, если они вам, все же, не поверят? 
      - Поверят. 
      Потому что у меня будут свидетели. Дэвид вступится за меня, невзирая на то, что я приказал ему не лезть в это дело. Он вызовется на это сам. 
      - Ну что ж, капитан. Похоже, ваш... убедительный подход оказал на меня потрясающее по силе воздействие. Как мне теперь быть, удалиться? Вместе с моей головой, если вы, конечно, не против. Видите ли, я к ней очень сильно привязан. Скажем прямо, я с ней не расстаюсь никогда. 
      Шеридан сделал шаг назад - один-единственный. 
      - Вам придется провести некоторое время на борту, в целях создания надлежащего впечатления, но вы будете сидеть тут. Все, что вы с данного момента увидите на моем корабле - это путь отсюда к причальному отсеку, и единственный человек, с которым вы будете общаться - это я. 
      - Я изучал ваше прошлое, капитан, но я совершенно не был в курсе того, что вы ненормальны. 
      - Я не сумасшедший, - ответил он. - Просто вы мне не нравитесь, и я вам не доверяю. 
      - Да я и сам себе не доверяю, капитан. По крайней мере, для того, чтобы не выделяться среди большинства тех, кто меня знает. Кстати, у вас просто потрясающий кабинет. 
      - Заткнись. 
      Шеридан включил коммуникатор. 
      - Мистер Корвин. Мистер Бестер и я будем обсуждать важные проблемы в моем кабинете. Пожалуйста, проследите, чтобы нас никто не беспокоил. 
      - Есть, сэр, - отозвался голос Корвина из коммуникатора. 
      Все фразы, конечно, приготовлены заранее. Шеридан надеялся, что те трюки, которым научила его Деленн, сработают, но он не очень волновался, если вдруг это окажется не так. Она все равно будет в безопасности, а он будет все так же незаменим. 
      У него было ощущение, что ближайшие несколько часов будут тянуться очень долго. 
* * *
      - Как? Получилось? 
      - Да, - подтвердил Шеридан. - Но будь я проклят, если я понимаю, как. Это очищение мыслей, которому ты меня научила, не могло не сработать. 
      Деленн помрачнела. 
      - Если он настолько силен, как ты говоришь... - она поместила в машину еще одну деталь, - я бы не торопилась с суждениями, Джон. Мне кажется, сегодня ты нажил себе врага. 
      - Подумаешь, еще один! Все равно, он уже улетел, и мне известно, что он не поставил Правительство в известность о произошедшем. Я... просто никак не могу отделаться от ощущения, что у него было на уме что-то особенное. Все равно, чего бы он ни хотел, получил ли он это или нет, уже ничего не исправишь. Он может рассказать Правительству, или он может не сделать этого. В любом случае, они все равно ничего не могут поделать. 
      Как тут эта штука? Скоро будет готова? 
      - Скоро, - сказала она. 
      Она подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Он видел, как она неспокойна. 
      - Скоро. 
* * *
      Спустя несколько часов полета от Проксимы 3 к местной зоне перехода, там, где, как он был уверен, его сообщение уже не смогут перехватить, Бестер стал посылать закодированный сигнал. Через несколько минут знакомый голос раздался из системы связи: 
      - Эй, босс! Как дела? 
      - Мистер Гарибальди? Я ожидал услышать Бен Зайна. 
      - Он улетел куда-то. Проблемы со стрейбами. Ну, вы же знаете, как это бывает, босс. Ну, и как там у вас все вышло? 
      - Превосходно. Я получил все, что хотел. 
      - Капитан Джон Шеридан? 
      - Да. Полное и детальное сканирование, и он даже не подозревает. По крайней мере, мне так кажется. Он поставил какие-то необычные блоки, но я, в конце концов, преодолел их. Чуть больше возни. 
      - И что? 
      - И то, мистер Гарибальди, что наша информация была абсолютно верна. На сто процентов. 
      - Ста процентов никогда не бывает, босс. 
      - Вы всегда такой скептик, а, мистер Гарибальди? Иногда я просто счастлив, что я не на месте вашей жены. 
      - Я тоже очень счастлив, что вы не на месте моей жены. 
      Бестер рассмеялся. 
      - Ну, и как там она? 
      - Да, все так же. Ругается каждое утро и вся вне себя от этого дела. 
      - Помните, вы обещали назвать ребенка в честь меня, если будет мальчик? 
      - Альфред Гарибальди? Да ну, что это за имя? Наверное, лучше будет Альфредо. 
      - Посмотрим, мистер Гарибальди. Посмотрим. 
      - Ну, а как минбарка? Сатаи Деленн? 
      - Никак. Я не смог оказаться достаточно близко от нее, но это не так важно. Все равно, я рассматривал ее лишь как дополнительный приз. Ага, вот и зона перехода. Я вернусь примерно через двенадцать часов. 
      - Я жду вас, босс. Отбой связи. 
      Бестер закрыл глаза. Все шло так, как и должно было идти. Его информация, как оказалось, была правильной. У него были определенные сомнения, стоит ли доверять ей, но теперь все было просто превосходно, и он мог продолжать. 
      На его лице появилась довольная улыбка. 
 
Не конец
 

-
 
Ваши замечания по данному материалу просьба присылать в
редакцию
 
Последнее изменение: 13 августа 1999 г.