Гэрет Уильямс. Тёмное, кривое зеркало.
 
Услышать Машину.
 
Том 1, Глава 4.
 
"A Dark, Distorted Mirror" (c) 1997-1999 by Gareth D. Williams, LWA97GDW@sheffield.ac.uk  

Перевод (c) 1999, Александр Краснянский, kavtig@advent.avtlg.ru

 

 
      То было время, которое позже назовут началом Третьей Эры Человечества; тогда многим казалось, что Человечеству вряд ли суждено пережить его. Родной мир землян был уничтожен, сами они большей частью истреблены и рассеяны. Они боролись за свое существование, хватаясь за любую соломинку, и их опорой была сила единственного корабля и храбрость единственного человека. Тот корабль был "Вавилон", тот человек был капитан Джон Шеридан.  
      Но чёрные дни наступали для всех, а не для одних лишь землян. Стремление минбарцев завершить дело, начатое более чем за четырнадцать лет до того, заставляло их забывать свои древние пророчества и традиции, и неудержимо мчаться прямо в бездну. Мой собственный народ был настолько поглощён войной и ненавистью, что не мог разглядеть истину, лежавшую прямо у его ног, а центавриане... что ж, они всегда останутся центаврианами.  
      Но именно Человечество падало быстрее всех и глубже всех. Под гнётом ужаса и злобы, ничего не зная и не желая знать о цене, которую им придётся заплатить, они стали союзниками самой Тьмы, которая вновь обретала силу.  
      Но, как сказал мне однажды мой дядя, всегда остаётся надежда. Отказ от надежды есть отказ от жизни, а потерять надежду значит потерять сам смысл своего существования.  
      Но в то время чаще вспоминались слова другого мудреца: тот, кого лишили надежды, становится человеком, лишённым страха.  
 
Из личных дневников Ха'Кормар'А Г'Кара, вождя рейнджеров Нарна.
 
 

 
      Он никогда не смог бы рассказать кому-нибудь о тех чувствах, которые вызывал в нём контакт с Великой Машиной. Это невозможно было передать словами, это нельзя было описать в понятиях и образах формы, звука, вкуса или цвета. Это было гораздо проще. Как если бы он становился частью Вселенной, самым подлинным образом ощущая свою преходящую, минутную значимость для этой сложнейшей громады. Но, вместо того, чтобы испытывать подавленность или угнетённость от собственного ничтожества, он наполнялся торжествующим ликованием от своей сопричастности к такому ослепительному величию. 
      Но нынче место ликования занимало отчаяние, ибо Варн умирал, а если он умрёт, то Машина умрёт вместе с ним, планета погибнет вместе с ним; его народ, всё богатство его наследия и вся его неповторимость тоже уйдёт в небытие вместе с ним. 
      Надежда на будущее не имела права умирать, но она не могла и жить без памяти о прошлом. Машина должна была стать залогом того и другого. Но только если кто-нибудь живой будет занимать место в ней. 
      Варн видел многие звёзды, его сознание пронизывало насквозь всю Галактику. Он видел существ, бредущих в песках Сигмы 957, он видел древнюю силу, набиравшую мощь на За-Ха-Думе, видел, как готовились к этому ворлонцы. Он видел минбарцев и землян, нарнов и центавриан, ведущих свои мелкие, бессмысленные войны, которые служили предвестьями Великой войны. Тьма возвращалась. Варн никогда не собирался становиться защитником Света, но это было суждено тому, кто должен был придти вслед за ним. 
      Но Варн всё же умирал, и ему не хватало сил, чтобы хоть ненадолго дотянуться до тех, в ком он нуждался. И поэтому, ему пришлось послать в дальнее странствие своих слуг, хранителей Машины. Он отправил десятерых, и только двое из них всё ещё оставались в живых, и только эти двое достигли тех, за кем были посланы. Один из них был уже на пути сюда, но второй... второй почему-то шёл окольным путём. Варн не понимал. Затрас знал, насколько важна его миссия. Г'Кар был убеждён в том же, и сам согласился пойти, так почему же они изменили свой путь? 
      И зачем они направлялись к миру, который добровольно и с радостью впустил Тьму в самое своё сердце? 
* * *
      Капитан Джон Шеридан прилагал колоссальные усилия для того, чтобы ни с кем не повстречаться по пути. Скрытность была качеством, которое он тщательно вырабатывал в себе - в галактике, где смерть его была мечтой каждого минбарца, это был очень полезный элемент техники выживания. Тем не менее, когда бывало необходимо, он с успехом использовал его и в собственных коридорах власти. А именно, в Главном Куполе на Проксиме 3. В принципе, предполагалось, что это место - его дом. В действительности же, его домом был "Вавилон", последний корабль тяжёлого класса, не уничтоженный в войне с минбарцами и последняя надежда Человечества. Теперь, после четырнадцати лет, проведённых в рубке "Вавилона" с самого начала войны, он воспринимал этот корабль как часть самого себя, и даже привык к его мелким причудам и идиосинкразиям. О да, на его борту, чтобы найти его, команде было достаточно послать сообщение на его коммуникатор, но это не имело значения. Он мог не показываться никому на глаза столько, сколько ему хотелось. Но здесь... здесь всё было совершенно иначе. Ступив на твердь Проксимы, он переставал быть главнее всех окружающих. Тут он мог быть призван к ответу Правительством Сопротивления, и он не имел возможности прятаться от них, хотя и пытался делать это, пользуясь каждым удобным случаем. 
      Однако он прятался не только от Правительства Сопротивления. Он также скрывался от своей жены Анны. Если ему везёт, то сейчас она просто сильно пьяна и исполнена желания досадить ему, осыпая оскорблениями его самого и всё, что для него дорого, включая их погибшую дочь Элизабет. Если же он не столь удачлив, то она трезвая, тихая, любящая, почти как та женщина, которую он взял когда-то в жёны. Эти краткие периоды её нормальности были для него гораздо хуже, чем самые ядовитые реплики, брошенные в пьяной ссоре, потому что они напоминали о том времени, вернуть которое было невозможно. 
      Ещё он избегал встречи с Маркусом. Этот человек дал клятву служить личным телохранителем Шеридана. Казалось, все вокруг воспринимали это как нечто само собой разумеющееся, и выказывали Маркусу такие же знаки уважения, как и приближенным к Шеридану командирам. Это раздражало, а иногда и приводило в ярость капитана, но Маркус, по крайней мере, действовал из лучших побуждений. Шеридан предполагал, что в данный момент Маркуса, очевидно, зажала в угол мисс Александер, находящаяся на очередном этапе своей неустанной охоты за ним. Шеридан мысленно пожелал ей удачи и решил, что она ей определённо понадобится. Ему приходилось видеть трупы, окоченевшие в меньшей степени, чем Маркус. 
      А ещё он скрывался от Сьюзен, и встречи с ней он желал менее любой другой. С самого момента своего возвращения с Нарна несколько месяцев тому назад, он испытывал тяжёлые сомнения насчёт таинственных друзей Сьюзен, с которыми Правительство Сопротивления заключило союз против минбарцев. Деленн пыталась предупредить его о том, кто они такие, с тех самых пор, как он захватил её в плен на Минбаре. Нет, надо быть откровенным до конца. Иванова сказала, что минбарцы и... те - Шеридану скоро понадобится для них какое-то определённое имя, - были врагами с древних времён, и казалось логичным, что минбарцы не захотят, чтобы у обломков Человечества появились бы хоть какие-нибудь союзники. 
      Но потом Шеридан повстречал Г'Кара. Величайшего героя Нарно-центаврианской войны, закончившейся в кровавом противостоянии без шанса какой-либо из сторон на победу несколько лет тому назад. Г'Кар исчез из виду сразу после той войны. Шеридан, найдя его, увидел проповедника, который на виду у всех обращал в свою веру собратьев-нарнов, и, в то же время, тайно управлял сетью секретных агентов, чьей целью, по всей видимости, были приготовления к возвращению друзей Сьюзен. Слова Г'Кара - и кое-что ещё, то видение, что он едва ли мог вспомнить наяву, но которое упрямо возвращалось к нему во снах - затронули что-то в душе Шеридана, нечто такое, насчёт чего он не думал, что оно ещё живо в нём. 
      И произошло ещё одно событие, оказавшее на него подобное же воздействие. Сатаи Деленн, чьи оковы были надеты на неё самим Шериданом, которую допрашивали и пытали, психологически и физически, сумела сделать так, что Шеридан первый раз в своей жизни сжалился над минбарцем. Он дал ей еду, воду и сон. Он выслушал её, он разговаривал с ней, и, в конце концов, освободил её из камеры и поместил в охраняемую каюту на борту "Вавилона". За это ему пришлось вытерпеть от Правительства семь казней египетских, но и ему, и им было хорошо известно, что по-настоящему что-то предпринять они были не в силах. В конце концов, он же был капитан Джон Шеридан, величайший герой человеческой расы. Что они могли сделать с ним - разжаловать? Отдать под суд? Нет, Шеридан был в полной безопасности. По крайней мере, опасность не угрожала ему со стороны Правительства Сопротивления. Хотя, если сатаи Деленн и Г'Кар были правы, скоро никто не сможет чувствовать себя в безопасности. 
      Так вот, тут и заключался вопрос на шестьдесят четыре тысячи долларов: почему он, вместо того, чтобы выложить свои сомнения членам Правительства, держал их при себе? Ответ: во-первых, потому что они не стали бы слушать его, а во-вторых, он и сам не был уверен, что должен был сделать это. Шеридан лично наблюдал друзей Сьюзен в деле. Два минбарских крейсера были уничтожены в считанные секунды. Такую силу следовало уважать, и, по крайней мере, в данный момент, они были союзниками землян. Если их удастся удерживать в этом качестве, всё хорошо и прекрасно. Если же нет... тогда ему надо быть готовым к такому повороту дел. 
      Он обязан быть начеку. 
      Чтобы обдумать всё это, ему нужно было затратить время и силы, и он позаботился о том, чтобы его никто не беспокоил. Деленн была на "Вавилоне", за Маркусом охотилась мисс Александер, Правительство Сопротивления и Сьюзен совещались, обговаривая разные аспекты соглашений, размещения сил и тому подобные вещи, Анна была где угодно, но только не здесь, а командор Корвин - правая рука Шеридана - занимался учениями в эскадрильях Старфьюри вместе с лейтенантами Франклином и Конналли. 
      И всё вокруг было тихо, но Шеридан знал, что так будет продолжаться недолго. Он прятался, внутренне ожидая и подготавливаясь к взрыву, приближение которого было неотвратимо. 
      Так и есть, его коммуникатор заработал. Это был Корвин. Дэвид (как и кто угодно на "Вавилоне") знал, что если Шеридан сошёл на берег, его нельзя беспокоить, разве что только вдруг появятся два десятка минбарских крейсеров. 
      Но это были не два десятка минбарских крейсеров. Это было хуже. 
* * *
      - Должен сказать, - говорил Шеридан, - я несколько удивлён тем, что вы никак не дали знать нам о своём намерении нанести нам визит. Служба Безопасности здесь всегда начеку. Если бы я знал заранее... 
      - Это было никак невозможно, - сказал гость. - Здесь есть отдельные... лица, которые не сочли бы моё присутствие желательным. Мы воспользовались попутным кораблём, капитан которого - один из сотрудников моей агентуры. Он не задавал никаких вопросов, а я послал сообщение командору Корвину с тем, чтобы он разрешил нам взойти на борт. 
      Шеридан откинулся на своём сиденье, оглядывая своего гостя. Г'Кар определённо оправился от своих ранений, которые чуть было не стоили ему жизни несколько месяцев назад. Его движения были как у безукоризненно здорового человека, но что-то изменилось в его взгляде. Стальная непреклонность и раньше присутствовала в его глазах, а вот затаённый страх Шеридан увидел в них впервые. 
      - Кто это "мы"? - спросил Шеридан. - Вы не привезли с собой Неруна? 
      Шеридану было всё ещё трудно было смириться с мыслью, что один из самых преданных агентов Г'Кара минбарец. 
      - О нет, это вряд ли было бы... удачной идеей. Он и Та'Лон всё ещё работают над восстановлением наших укреплений в горах Г'Хоражар. Меня же сопровождает один... очень интересный компаньон. 
      - О, - раздался голос, которого Шеридану до сих пор не приходилось слышать. - Очень польщён встречей с вами, да. Очень большая честь. 
      Послышались странные щелчки. 
      - Вас ожидает великая судьба, да. ЦОК, ЦОК. Истинно великая судьба. 
      Шеридан взглянул на своего помощника, который привёл этого загадочного волосатого гуманоида в командный пункт "Вавилона". Корвин пожал плечами. 
      - Не спрашивайте, - сказал он. - Если он будет здесь, мы, по крайней мере, будем знать, где он. 
      Шеридан перевёл взгляд на нового гостя. 
      - Так кто же вы? 
      - Меня называют Затрас, о да, и я пришёл сюда вместе со святым Г'Каром, чтобы встречаться с вами, капитан Шеридан. Вы должны идти с нами, о да. ЦОК, ЦОК. 
      - Э-э-э... Шеридан уставился на Г'Кара, который в ответ сделал жест, означающий у нарнов пожатие плечами. 
      - Боюсь, что мне тоже известно немного, капитан. Он явился ко мне, когда я выздоравливал, и рассказал мне о месте, где я кому-то очень сильно нужен. Он не сообщил, где это, и почему я должен идти туда, но он знает о Великой войне, на пороге которой мы с вами стоим, и он знает о Враге, и ещё он знает о вас. Опять-таки, он не сказал мне, откуда и с какой целью ему известны эти вещи, и я не стал его спрашивать. 
      - Ну что ж, тогда это сделаю я. Итак... Затрас? Вы же понимаете, что я не могу вот так просто бросить всё и мчаться куда-то только потому, что вы мне так сказали. Мне придётся кое-что объяснить Правительству Сопротивления, и они могут заинтересоваться, куда это я вдруг собрался. 
      - О, нет, нет, нет, нет. Нельзя говорить им, нет. ЦОК. Их портит Тьма, да. ЦОК. Очень плохо, очень грустно, очень плохо. 
      Шеридан схватился за свой лоб. 
      - Г'Кар, я не собираюсь действовать по его указке. Вы действительно ему верите? 
      - Да. 
      - Разрешите поинтересоваться, почему? 
      - Ваша судьба быть с нами, - вмешался Затрас. - Много жизней, да. Вы должны видеть, вы должны учиться, должны понимать. У вас судьба, великая судьба. Больше, чем вождь, больше, чем Старкиллер, больше, чем мессия. Да, да, надо идти, чтобы понять. 
      - Какая такая судьба? 
      - Ах, нет, Затрас виноват, но Затрасу не разрешено говорить вам это. Варн дал Затрасу список того, что нельзя говорить, и там было... ах, нет, Затрасу не разрешено говорить, что не разрешено говорить Затрасу. Вы не перехитрите Затраса. Затрас знает, что не говорить, и Затрас не говорит этого. Вы должны пойти. Это всё. 
      - Куда пойди? Или вам и этого не разрешено говорить? 
      - О, нет, Затрасу разрешено вам это говорить. Вы должны пойти домой - увидеть Варна. Да, Варн хочет видеть вас. Вернее, нет, Варн не хочет видеть вас, но Варну нужно увидеть вас. Варн не понимает, Варн не знает. Варн старый и умирает. Очень печально. 
      - Полагаю, в том, чтобы спрашивать у вас, кто такой этот Варн, особого смысла нет? 
      Затрас кивнул головой. 
      - И о том, где находится ваш дом - тоже? 
      - О-о. Пожалуйста, подождите минуту. Затрас будет думать. Да, Затрасу разрешено сказать вам это. Затрас говорит вам, где дом. 
      - Ну, понятное дело, - пробормотал Корвин. - А то, как же мы туда добирались бы? 
      - Дом... известен вам как третья планета Эпсилона Эридана. Да, это дом. Называется Евфрат. Да. Затрас называет это дом, а вы называете это Евфрат. Затрас думает, что дом лучше называть дом, но что знает Затрас? 
      Шеридан и Корвин быстро переглянулись. 
      - Я понял. Г'Кар, не могли бы мы минутку поговорить с вами наедине? 
      Г'Кар кивнул, и Корвин увёл Затраса. На лице командора застыла гримаса болезненного раздражения. Когда они ушли, Шеридан повернулся к Г'Кару. 
      - Что за чертовщина вся эта история? Эписилон 3 - это пустыня, я знаю это наверняка. Три года назад я проводил исследования всего этого района в поисках подходящих мест для проекта "Вавилон" - миссии 4. Мы просканировали всю область, и не нашли ничего, что было бы хоть сколько-нибудь необычным. Во что вы пытаетесь втянуть нас? 
      - Сканеры можно обмануть, капитан. На этот счёт вы должны мне поверить. 
      - Ах, чёрт! Послушайте, мне необходимо всё это обдумать. Я всё ещё не понимаю, чем я тут занимаюсь, и мне кажется, что Правительство Сопротивления скоро пожелает, чтобы я отправился на некоторое время в длительную прогулку где-нибудь у Предела. Вашим вопросом мне придётся заняться позже. 
      - Разумеется, капитан, но не затягивайте это надолго. Доступные нам пути исчезают всё быстрее и быстрее. И если мы не выберем свой собственный, нам придётся идти по тому, который выберет за нас случай. А такой путь редко ведёт туда, куда нам хотелось бы попасть. 
      Он достал что-то из кармана. Это был инфокристалл. 
      - Я был бы очень рад, если бы вы передали это Деленн. Это сообщение, которое записал для неё Нерун. Вы можете сперва посмотреть его сами, чтобы убедиться, что там нет ничего, что могло бы угрожать вам. Нерун согласился на такую возможность. 
      - В этом нет необходимости, - негромко сказал Шеридан. 
      Неожиданно, его коммуникатор пискнул. 
      - Сообщение по Золотому каналу от президента Крэйн, сэр, - сказал Корвин. 
      - Я буду разговаривать отсюда, - ответил Шеридан. - Не думаю, что будет хорошей идеей дать ей знать, что вы, Г'Кар, находитесь тут. Сколько людей уже знают о том, что вы здесь? 
      - Только вы, командор Корвин и несколько охранников. Командор Корвин убедил меня, что им можно доверять. 
      - Хорошо. Дэвид покажет вам место, где вы сможете устроиться на ночь, пока я буду разбираться со всем этим. От Правительства можно ожидать всего - они могут приказать мне хоть зарезаться своим мечом, или ещё что-нибудь в этом роде. 
      - Конечно, капитан. Г'Кван с вами. 
      Перед тем, как покинуть комнату, Г'Кар стиснул кулаки, прижав их к груди, и слегка приклонил голову. 
      Негромко вздохнув, Шеридан повернулся к терминалу связи и включил его. Он заложил руки за спину и попытался всем своим видом изобразить мужественного, сурового капитана. Внешнему виду следует придавать очень большое значение, когда имеешь дело с Правительством Сопротивления. 
      Лицо президента Крэйн показалось на экране. 
      - Капитан Шеридан, мы просим вас явиться немедленно. Не мешкайте. 
      И экран погрузился в темноту. 
      Шеридан испустил страдальческий вздох. Не одно, так другое. 
* * *
      - Я надеюсь, что это послание достигнет тебя, Деленн. Г'Кар сказал, что он сделает всё возможное, чтобы оно дошло по назначению. Он хороший человек, очень хороший. Лучше, чем Синевал, может быть, даже лучше, чем Бранмер. Я говорил тебе раньше, что чувствую, как моя судьба ведёт меня к Г'Кару. Теперь я убеждён, что был прав. 
      Я не могу сказать тебе, чем я занимался всё это время, или где я нахожусь сейчас. Это сообщение может быть перехвачено. Я... просто хотел сделать для тебя что-нибудь приятное. Деленн, если бы для меня существовал хоть какой-то способ помочь тебе, клянусь Валеном, я пошёл бы на всё. Думаю, Шеридан попытается оказать тебе помощь. Он благородный человек, и ему можно верить. 
      Если бы я мог сказать тебе что-нибудь, Деленн... что-нибудь такое, чтобы тебе стало легче. Разве что напомнить тебе о Святилище. Мне нет нужды говорить тебе, чтобы ты оставалась сильной, но я надеюсь, что ты не будешь переживать. Я - нет. 
      Вален с тобой, Деленн, и знай, что я всегда думаю о тебе. Всё время, и так будет вечно. 
      Послание закончилось, но Деленн продолжала смотреть на погасший экран. По её лицу блуждала лёгкая, трагическая улыбка. 
* * *
      - Планета называется Евфрат, - говорил генерал Хейг. - Третья планета в системе Эпсилон Эридана. Полагаю, вам уже приходилось бывать там раньше. 
      Шеридан смотрел на Хейга, и выражение его лица было полностью нейтральным. Ему удавалось это. Хейг стоял перед полукруглым столом, за которым располагались члены Правительства Сопротивления. Шеридан явственно ощущал, как его буравит тёмный взгляд вице-президента Кларка, но он старался не обращать на это внимания. Кларк был главным сторонником принятия суровых мер к Шеридану за его действия в отношении Деленн, но оказался в меньшинстве при голосовании. Шеридан был незаменим, и это всем было хорошо известно. 
      - Да, генерал, - ответил Шеридан. - Я выполнял там разведывательное задание, касающееся поиска подходящих мест для проведения миссии "Вавилон 4". Мы выяснили, что она необитаема, пустынна и сама по себе не представляет никакой ценности, но в качестве места для... 
      - Нам всем это хорошо известно, капитан, - прервал его вице-президент Кларк. - Но, по всей видимости, собранные вами данные несколько неточны. 
      - Прошу прощения, господин вице-президент? - Шеридан обладал мастерством, позволявшим ему, когда нужно, выдерживать абсолютно нейтральный тон. 
      - Наши зонды засекли необычную сейсмическую активность на планете, - заговорил Хейг. - Один из них был уничтожен посредством какого-то дальнобойного оружия. Очень мощного, притом. Планета Евфрат не настолько обычна, как кажется. 
      - Вы построили эту гипотезу на основании потери одного зонда? 
      - На этот счёт у нас... имеется некоторая дополнительная информация. 
      - Эта планета известна моим друзьям, - неожиданно раздался женский голос. 
      Лицо Шеридана не дрогнуло, но он повернулся, чтобы увидеть женщину, выступившую из-за края стола. 
      - Когда-то, там обитала мощная, технологически развитая раса. Мои друзья встречались с некоторыми из тех, кого когда-то изгнали оттуда, и они рассказали всё, что нам было необходимо узнать. 
      Сьюзен Иванова улыбнулась, и Шеридан ещё глубже вонзил ногти в ладонь, держа руки за спиной. 
      - Нам кажется, что вы провалили порученное вам разведывательное задание, - сказал Кларк. - Интересно, было ли это вашей единственной оплошностью? 
      - При всём моём уважении, господин вице-президент, - ледяным тоном произнёс Шеридан, - мне пришлось выполнять полную программу разведки в четырёх звёздных системах в трёхнедельный срок, в то время как "Вавилону" недоставало людей, оснащения и его техническое состояние оставляло желать лучшего. 
      - У нас идёт война, если вы этого не замечали раньше! Мы не располагаем ни временем, ни ресурсами, чтобы давать вам всё, что вы требуете от нас. Вы обязаны выполнять то, что вам приказывают, имея то, что вам дают, и мы ожидаем от вас только наилучшего результата. Если вы не можете, то мы, вероятно, должны найти кого-нибудь, кому хватит для этого способностей. 
      - Морган, прошу вас, - измождённым, еле слышным голосом сказала Крэйн. 
      - Так или иначе, мы не должны винить капитана, - сказала Иванова. - С большой долей уверенности можно предположить, что среди технических устройств, расположенных на планете, имеются сложные средства маскировки. Если бы мои друзья не знали об этом, я сомневаюсь, что хоть кто-нибудь мог бы обнаружить там что-то необычное. 
      - В ваши приказы, капитан, - заговорил Хейг, - входит задача попасть на эту планету и произвести там поиск ресурсов, которые могут представлять ценность для нас. Вы должны объявить данную планету территорией Земного Содружества и начать на ней строительство баз и полевых лагерей для учёных и военных специалистов, которые определят значимость находящихся там технических ресурсов. Если кто-нибудь... неважно, кто - враг или друг, попытается воспрепятствовать вам в получении доступа к этим ресурсам, то вы должны будете уничтожить его. Вам не разрешается отступать ни при каких обстоятельствах. Вам всё понятно? 
      - Так точно, генерал. Полетит ли мисс Иванова вместе с нами? 
      - Нет, - сказала Сьюзен. - Я уверена, что вы сами можете справиться со своей задачей. Однако, если вам понадобится огневая поддержка, то я, несомненно, смогу сделать так, чтобы некоторые из моих друзей сопровождали вас. 
      Шеридан мысленно поёжился. Он помнил, что сделали друзья Сьюзен с темя двумя минбарскими крейсерами у Веги 7. 
      - В этом нет необходимости. Я уверен, что гораздо больше пользы они принесут здесь в случае атаки минбарцев. 
      - Это не должно волновать вас, капитан, - сказала президент Крэйн. - Информация, которую мы получили от доставленной вами пленной - благодаря усилиям мистера Уэллса и способностям мисс Александер, - показывает, что минбарцы не станут нападать до тех пор, пока не закончат борьбу за власть в своём Сером Совете. Они не могут выбрать себе нового лидера, пока не закончится период траура по прежнему, а это случится не раньше, чем через несколько месяцев. Так что, капитан, вам не стоит беспокоиться насчёт минбарцев. 
      - Да, госпожа президент. 
      Шеридан отвесил формальный поклон, отдал честь и направился прочь из зала. Только выйдя наружу, он понял, что ногтями продавил себе кожу на ладонях до крови. 
* * *
      - Это может быть просто совпадение, - предположил Корвин. 
      Ответом ему был яростный взгляд Шеридана. 
      - Ну, ладно, может быть, это и не совпадение. 
      - Она не могла не знать это. Сьюзен как-то сумела узнать об этом. 
      Шеридан расслабленно сидел в своем маленьком командном пункте по соседству с рубкой "Вавилона", откинувшись в кресле и положив ноги на пульт управления. Ему вряд ли подобало принимать такую позу, но его это не волновало. 
      - Откуда же она могла узнать? 
      Он бросил острый взгляд на своего заместителя. 
      - У вас были в последнее время контакты с мисс Ивановой? 
      - Нет. И я никак не могу взять в толк, в чём дело. Выглядит так, будто она специально избегает меня. 
      - Я немного покопался в её личном деле. Она - настоящий образец для подражания. Профессионал высшего класса. Именно поэтому ей и доверили такую секретную и важную миссию, но... я чего-то не понимаю. Есть тут что-то такое... ох, если бы я мог прямо сказать, в чём тут дело. Мне не хочется заставлять вас думать об этом, Дэвид, но не заметили ли вы чего-то необычного в ней... хоть чего-нибудь? 
      - А как насчёт того факта, что она полностью игнорирует меня уже более двух месяцев? 
      Шеридан с досадой крякнул. 
      - Ах, чёрт. Да, вы правы. Простите меня. 
      - Нет, сэр, минутку. Я кое-что заметил. Она изменилась. Она совсем не похожа на ту женщину, какой была раньше. Это... как если бы я вдруг потерял её снова. 
      Шеридан выругался про себя. Как он умудрился не заметить этого пораньше? 
      - Извините, Дэвид. Я не должен был... 
      - Нет, сэр. У нас у всех есть долг перед Человечеством и перед Правительством Сопротивления. И это важнее личных переживаний. 
      - Не всегда. Сколько ещё осталось до нашего прибытия к Евфрату? 
      - Приблизительно, три с половиной часа. 
      - Достаточно. Вы - идите к Г'Кару и поговорите с ним. Расскажите ему, что вы чувствуете. Хотите верьте, хотите нет, но он чертовски хорош, когда дело касается таких вещей. Это приказ, мистер Корвин. Я знаю, это нелегко, но хотя бы поговорите с ним. У него редкий дар, и грех не воспользоваться им, как вы думаете? Можете называть это частью расплаты за то, что мы его подвозим. Я повторяю, мистер Корвин... это приказ. 
      - Да, сэр. 
      Корвин не двинулся с места. 
      - Сэр? А с кем собираетесь поговорить вы? 
      - Я... не знаю. 
      Он вдруг слегка улыбнулся. 
      - Нет, знаю. 
* * *
      - Ах, капитан. 
      Деленн приветливо улыбнулась. 
      - Я... рада видеть вас. Спасибо вам за то, что передали мне послание Неруна. 
      - Что ж, пожалуйста, - ответил он, внимательно глядя не неё. Она сидела на своей маленькой койке, скромно сложив руки на коленях, и, казалось, ничто в этом мире не может нарушить её умиротворённости. Но Шеридан знал, что это была лишь видимость. Он читал кое-что из протоколов допросов, которые вёл мистер Уэллс, и он понимал, что Деленн был неведом покой. Под этой тихой поверхностью бушевала душа, раздираемая конфликтом с собой, быть может, даже более страшным, чем у самого Шеридана. 
      Поэтому ли он пришёл сюда? Даже после всего того, что было сказано и сделано, она всё равно оставалась минбаркой, и не просто минбаркой, а сатаи. Уэллсу не удалось выяснить, какую именно роль она сыграла в войне, но Шеридан знал, что она была сильным и уважаемым членом Серого Совета. Там она представляла одну сторону в опасной борьбе за власть. Сколько крови было на её совести? Какое влияние оказали её действия на развязывание войны против землян? Сколько боли и страданий он сам испытал по её вине? 
      И почему же, всё-таки, он пришёл сюда в поисках успокоения? 
      - Я чем-нибудь помешал вам? - осторожно, застенчиво спросил он. 
      - Нет, - ответила она. - Я просто... медитировала. В последнее время, мне становится всё труднее делать это. 
      - Вы скучаете по своим друзьям? По дому? 
      - Я бы солгала, если бы сказала "нет", но всё же... это не так просто. Уже очень давно я смирилась с тем, что я иду туда, куда должна идти, и я пошла бы во тьму так же легко, как в свет. 
      Шеридан покачал головой. 
      - Кажется, я ничего не понял. 
      - Простите. Наш образ мыслей может показаться для вас... странным. И всё же, я, наверное, почти утратила право следовать ему до конца. Я больше не на Минбаре. Тут я в одиночестве, и хорошо понимаю, как относятся ко мне все, кто меня окружает. 
      - С вами ничего не случится, - сказал он. - Все, кто находятся на этом корабле, знают, что вы неприкосновенны. Они не нарушат моего приказа. Я обещаю вам. 
      - Я не боюсь, капитан. Это тело - не более чем оболочка. На свете есть очень мало людей, которые способны действительно причинить мне вред. 
      - Но Уэллс может. 
      Деленн медленно отвела взгляд. 
      - Уэллсу удалось это. Я читал протоколы ваших допросов. Я видел, когда вернулся, на что вы были похожи. Посмотрите на меня, Деленн! 
      Она вскинула голову вверх и встретилась с ним взглядом. 
      - Всё, что он говорил вам, это правда, не так ли? Всё, что он вытянул из вас - тоже правда. 
      Тихим голосом она ответила: 
      - Да. Это так. Мои руки в крови миллиардов людей, и мне нечем оправдаться перед собой. Мы вели эту войну не за правое дело, не выполняя свой долг, не защищая честь и не во имя Света. В её корнях лежат гнев, гордыня и эгоизм. Как же много времени понадобилось мне, чтобы осознать это, капитан. Невероятно много. 
      - Так почему же я продолжаю эту войну? - повысил голос он. - Что толкает меня? Большая гордыня, больший эгоизм, больший гнев? Ну, скажите же мне, сатаи Деленн! Скажите! 
      Последнее слово он выкрикнул, и она явственно содрогнулась от его словесного натиска. 
      - Нет, - прошептала она. - Вы продолжаете эту войну, потому что не знаете, как остановить её. 
      Он медленно отступил назад, скованный внезапным ошеломлением. Она была права, и он был прав. Каждый из них сказал правду друг о друге. Именно поэтому их слова ранили столь тяжко. 
      - А вы? - тихо спросил он. 
      - Нет. Боюсь, что нет. 
      Шеридан выудил из своего кармана какой-то предмет и поднёс его к Деленн. Это был маленький металлический треугольник, который он забрал у неё, захватив в плен на Минбаре. Она назвала его Трилюминарием и сказала, что собиралась использовать его, чтобы сканировать душу Шеридана. Правительство Сопротивления не знало об этом; Шеридан не был уверен, зачем он держит это в тайне. 
      Но, тем не менее, он не сказал об этом ни слова. Этот предмет был важен для неё, а она стала для него наилучшим из того, что он мог бы назвать родственной душой во всей его окаянной жизни. 
      Она встретила его взгляд, и на её лице проступила сложная смесь чувств - отчаяния, страха, надежды. Не торопясь, он убрал Трилюминарий обратно. 
      - Скоро мы будем у Евфрата, - сказал он. - Мне нужно находиться в рубке. 
      - Конечно, - прошептала она. - Благодарю вас за то, что вы пришли ко мне, капитан. 
      - Не стоит... не стоит благодарности. Спасибо вам. 
      Он ещё раз поглядел на неё и вышел из комнаты. Ему ещё надо было поговорить с Г'Каром, попытаться добиться ещё каких-нибудь вразумительных ответов от Затраса, чтобы понять, что может ожидать его в пункте прибытия. 
      Он предполагал, что будет там не одинок, но он никак не ожидал встретить то, что ждало его там. 
      Кое-кто ещё знал о Великой Машине. 
 

 
      Алит Калейн был воином и ещё раз воином, и очень гордился этим обстоятельством. В его памяти был свеж тот день, когда он впервые ступил на борт "Трагати" - корабля, которому суждено было стать его домом. То был момент, когда он вознёсся на вершину своей гордости, силы и чувства ответственности. Он преклонил колени перед командиром корабля - Синевалом, - и поклялся ему в верности. Это случилось уже больше двадцати пяти циклов тому назад, и с тех пор Калейн обрёл гораздо больше власти. Теперь он был капитаном "Трагати", он командовал кораблём с тех пор, как Синевал вошёл в Серый Совет. Калейн всегда был на переднем крае священной войны с землянами. Под взглядом Синевала, Калейн вырвал сердце из поверженного Земного Содружества, примерно покарав людей за убийство Дукхата. 
      В победе Калейна, однако, был непоправимый изъян. На память о его славной победе у Земли легло несмываемое пятно позора битвы у Марса. Калейн и "Трагати" шли на острие атаки, направленной на колонию землян на этой планете, чтобы завершить дело, начатое с уничтожения Земли. Как вдруг, взорвав небеса, подобно демону из древней легенды, в их строй ворвался корабль, который стал ему известен впоследствии как "Вавилон". Капитаном того корабля был Джон Шеридан. 
      "Вавилон", ведомый одной лишь неистовой яростью, прорвал оборону минбарцев и мчался прямо к кораблю Серого Совета. Калейн пытался предотвратить то, что случилось, но его качества воина изменили ему тогда, при виде этого корабля, и он ударился в панику. Синевал был тогда вместе с Серым Советом, и "Трагати", лишённый командира, стоял без движения, когда Шеридан нанёс удар по самой большой святыне Минбара. Двое погибших - один воин, один жрец, - ещё трое тяжело раненных, до сих пор не оправившихся от своих страшных увечий, они теперь напоминают лишь тени тех, кем были раньше. Шеридан ушёл, ибо ярость, двигавшая им, уступила место здравому смыслу, и Калейн с тех пор остался один на один со своим преступлением. 
      Он пытался искупить свою вину. Он даже пытался покончить с собой, чтобы загладить свой грех, но Синевал обнаружил и остановил его. Грядёт новое время, сказал Синевал. Он только что занял место погибшего сатаи-воина, и ему нужны были верные последователи. Мы стоим на пороге новой эры, и война станет тем катализатором, при помощи которого всё, что устарело, уйдёт в прошлое, и минбарцы займут принадлежащее им по праву главенствующее место в Галактике. Калейн слушал его и рыдал, и просил прощения. Синевал отказал ему в прощении, и сказал Калейну, почему он поступил так: 
      - Я не могу простить тебя, алит Калейн. Это могли бы сделать только мёртвые. Но в твоей власти простить себя самого. Пусть твои деяния с этого момента станут столь великими, что искупят тяжесть совершённой тобой ошибки. Сделай служение во имя нашего народа средством своего покаяния. 
      И Калейн согласился. "Трагати", тяжело повреждённый во время войны, был отремонтирован и переоснащён, чтобы увеличить его мощь. Он стал новым флагманом минбарского флота. Калейн снова ощущал гордость, но теперь уже не за себя, а за свой народ. "Трагати" был необходим, чтобы заменить погибшую "Чёрную Звезду" и сражаться в самой великой войне минбарцев. Уже не против землян, но против Теней. 
      Всю правду Калейну рассказал Синевал, один из многих, кому она была известна. Корабль Древнего Врага был обнаружен под поверхностью Марса во время операции на этой планете. Он попытался взлететь, но был уничтожен. Другой был найден на луне, обращающейся вокруг самой большой планеты солнечной системы землян. Враг тогда пришёл, чтобы забрать его себе. Над Ганимедом развернулась яростная и кровавая битва, на месте которой остались обломки четырёх минбарских крейсеров и тела сотен погибших. Тени возвращались, и потому были возрождены рейнджеры. Рейнджерам был нужен флагманский корабль, и этим кораблём должен был стать "Трагати". 
      Калейн хорошо знал Бранмера - последнего верховного рейнджера. Вообще-то, он служил под началом Бранмера во время войны. Бранмер был, конечно, великим человеком, но он был излишне мягок. Он не был достаточно сильным, чтобы сражаться в этой войне так, как подобает, но теперь он был мёртв, и некому было возглавлять рейнджеров. Алит Нерун, помощник Бранмера, исчез. Калейн не был рейнджером, и не испытывал желания становиться их начальником. Это место по праву принадлежало Синевалу, и теперь тот занимал его. 
      Синевал, нынешний Энтил-За, пришёл к Калейну несколько дней назад. Он снова говорил о своих мечтах, о своих амбициозных планах и о той роли, которую должен сыграть в них Калейн. Вместе с собой он привёл старого, немощного человека по имени Драал - человека, который был учителем для всех трёх представителей религиозной касты в Сером Совете. Драал обратился к сатаи Ленанну, и попросил того о помощи в одном важном деле. Нужно было совершить полёт на одну пустынную планету, доставить туда двоих - Драала и кого-то ещё, и оставить их там. Такова была доступная официально информация, но наедине Синевал рассказал Калейну больше. Планета была не такой простой, какой она казалась на первый взгляд. В ней была заключена сила, сила, которую нельзя так просто отдавать в руки старика и странного инопланетянина. 
      Планета, которую земляне называли Евфрат, должна была стать минбарской. 
      И вот теперь, когда он был здесь, перед Калейном стояла лишь одна-единственная проблема. Снова, как и тогда, являя воплощённую чёрную ярость в своём скольжении, убийственно прекрасный, из глубин неба выплывал корабль Земного Содружества "Вавилон". 
      Внутри которого, несомненно, был капитан Джон Шеридан. 
      Старкиллер. 
* * *
      - Так точно, капитан, это минбарский крейсер, - сказал лейтенант Франклин. - Довольно крупный. 
      Шеридан приглушённо вздохнул и мрачно поглядел на Г'Кара и Затраса. Нарн молча и терпеливо стоял возле кресла Шеридана. Затрас бегал по рубке, внимательно изучая всё, что попадалось ему на глаза и постоянно путаясь у всех под ногами. 
      - Они нас уже заметили? - спросил Шеридан. 
      - Почти наверняка. 
      - Замечательно. Энергию на передние орудия, объявить боевую тревогу. Запустить эскадрильи Старфьюри Альфа и Дельта и приготовить термоядерную бомбу. 
      Шеридан резко вздохнул полной грудью и выпрямился в кресле. В нём начал просыпаться азарт боя. Его приход был желанным. В его жизни было мало постоянного, но сражения были одной из её констант. Это было единственное, что у него получалось хорошо, и единственное, что он мог делать для пользы всех и каждого. 
      - Капитан, - сказал Г'Кар. - Нам не нужно сражаться здесь. 
      - При всём моём уважении, Г'Кар, они минбарцы, и они, вне всякого сомнения, пришли сюда за тем же, зачем и мы. У меня нет времени, чтобы обсуждать этот вопрос дальше. 
      - На борту вы держите в заключении одну из их сатаи. Если они узнают об этом, они наверняка не станут открывать огонь, чтобы не рисковать убить её. 
      - В прошлый раз это не сработало. 
      - Всё же, не повредит дать им об этом знать. 
      Шеридан повернулся к Г'Кару и поглядел в его мудрые глаза. 
      - А вы что знаете об этом? - спросил он вдруг Затраса. 
      - Варн послал многих из нас. Он не уверен, кто лучше всех может заменить его. Он сделал так, чтобы собрать всех подходящих кандидатов у Великой Машины, чтобы Великая Машина смогла выбирать сама. ЦОК, ЦОК. Машину нельзя выбирать, нет, нет, нет. Машина выбирает. ЦОК. 
      - И один из этих других кандидатов - минбарец? Ни за что. Мне сказали, чтобы я объявил эту планету собственностью Земли, и я собираюсь... - Шеридан осёкся и посмотрел на Г'Кара. Нарн сделал движение, которое, возможно, было пожатием плечами. 
      - Капитан? - напомнил ему о его обязанностях командор Корвин. 
      - Ах, чёрт. Запускайте эскадрильи, и держите передние батареи заряженными энергией. Передайте сообщение на интерлаке, скажите им, что у нас на борту сатаи Деленн и приведите её сюда, в рубку. Если они хоть дунут в нашу сторону, зажарьте их. 
      - Вас понял, сэр, - сказал Франклин. - А на десерт - земляничное мороженое. 
      - Ванильное, лейтенант Франклин. Ненавижу землянику. 
      Шеридан взглянул на Г'Кара. 
      - И что теперь? 
      - Это. 
      Шеридан перевёл взгляд туда, куда показывал Г'Кар. Его глаза раскрылись шире обычного. 
      - Великий Боже. 
* * *
      - Я говорю вам, алит Калейн, мы не будем нападать на этот корабль! 
      Калейн презрительно взглянул на Драала. Чаша его терпения в отношении старика была почти переполнена. Он выполнял задание Синевала, а не Драала с этим нелепым маленьким инопланетянином. 
      - Здесь капитан я, - грубо бросил он в ответ. - И мои приказы будут выполняться. 
      Его слова были суровы и непреклонны, но они не могли скрыть страха, который он испытывал. Перед ним был Шеридан, Старкиллер. Калейн, вопреки рассудку толкаемый своим позором, шёл по его следам с самого Марса. Участие в войне Нарна с Центавром. Уничтожение "Эмфили" и "Догато". Его пленение на Веге 7 и побег с самого Минбара, причём вместе с сатаи Деленн. 
      Калейн был обрадован и напуган одновременно. Наконец-то ему представлялся шанс расплатиться за всё, отомстить за собственную трусость у Марса. Но это также могло обернуться дальнейшим позором и поражением. Он не смел идти на такой риск. Шеридана было необходимо уничтожить сейчас же. 
      - Вы слышали их сообщение, - настаивал Драал. - У них есть Деленн. Вы не можете рисковать её жизнью, чтобы насытить собственную жажду мести. 
      - Они лгут. 
      - Вы знаете, что это не так. 
      - Ну, тогда если Деленн с ними, то она перешла на их сторону по своей воле, а значит, она предатель, о котором нам нечего заботиться. 
      - Матрас! - закричал Драал. - Можешь хоть ты сделать что-нибудь? 
      - Матрас не может, но Матрас знает, кто может, да. 
      - Заткни пасть своему тявкающему гоку! 
      - Гоку? Матрас не есть гок. Матрас не знает даже, кто такой гок. Матрас... Ах. Понял. Матрас говорил вам, но вы не стали слушать Матраса. Никто никогда не слушает Матраса. Даже Затрас не слушает Матраса. 
      - Кто это...? Во имя Валена! 
      В воздухе перед Калейном плавало, слегка подрагивая, видение инопланетянина, которого раньше ему ни разу не приходилось видеть. В общих чертах, он напоминал маркаба, но в его глазах была такая мудрость многих веков, которая не была свойственна ни одному представителю этой вымершей расы. 
      - Приветствую вас, пришедшие ко мне, - сказало изображение. - Моё имя Варн, хранитель Великой Машины. Над этой планетой не прольётся ничья кровь. Вас привели сюда для того, чтобы вы исполнили своё предназначение. Это предназначение в том, чтобы решить, кто из вас двоих заменит меня в сердце этой Машины. Затрас и Матрас, мои друзья, вы справились отлично. Приведите сюда, на поверхность, своих кандидатов, а также капитанов этих двух кораблей. Они должны будут понять то, что произойдёт здесь, и донести весть об этом до других миров. Не беспокойтесь о местных атмосферных условиях. Я сделал так, что вы все сможете дышать этим воздухом. 
      И ещё, имейте в виду: любое враждебное действие, с чьей бы стороны оно не последовало, приведёт к разрушению этого корабля. Здесь не место насилию. Ни я, ни Машина, не позволим этого. 
      Изображение растаяло, и Калейн бросил острый взгляд в сторону Драала и Матраса. 
      - Говорил, Матрас вам говорил. Да, да. Говорил, но вы не слушали. Никто никогда не слушает Матраса. У Матраса очень грустная жизнь, но зато интересная. Да, да. Но Матрас не жалуется. У Матраса есть предназначение. 
      - Я уже сказал тебе, Драал, - проговорил сквозь зубы Калейн. - Заставь его заткнуться. Ладно, вы слышали, что сказал... этот. Нам надо спуститься на поверхность. 
      И Старкиллер тоже будет там. 
* * *
      - Может, мне отсюда не возвращаться? - оглядываясь вокруг, произнёс Шеридан. 
      У него перехватывало дыхание от восторга. 
      - Это... это... ха. Кажется, мне нужно какое-то новое слово, чтобы описать это. 
      То было несколько непродуманное замечание, но верное. Для того чтобы описать, то, что окружало его, слов не хватало. Подумать только, раса инопланетян смогла построить всё это, держать взаперти от всех, кто хотел бы вторгнуться сюда и жить тут какой-то своей жизнью, так глубоко под землёй... Он был совершенно потрясён. 
      - Великая Машина, - сказал Затрас. - Она действительно великая, правда? 
      - Ни капли не сомневаюсь, - искренне ответил Шеридан. Он поглядел на другого своего спутника, но Г'Кар лишь шептал что-то себе под нос. Шеридан распознал отдельные слова нарнского диалекта, а в том, что это была молитва, он не сомневался. 
      Внезапно, охватившее Шеридана восхищение разлетелось на куски, когда раздался писк его коммуникатора. 
      - Наверху всё тихо, капитан, - послышался голос Корвина. - Минбарцы, вроде бы, не делают ничего угрожающего. Только несколько минут назад мы видели, как они отправили на поверхность челнок. 
      Во всяком раю есть змей. 
      - Спасибо, мистер Корвин. Если они предпримут какие-нибудь агрессивные действия, дайте мне знать об этом сразу же. И... позаботьтесь о безопасности Сатаи Деленн. Отбой. 
      - Там, наверху, боя не будет, нет, нет, - сказал Затрас. - Варн не хочет, чтобы было так. Воевать нехорошо. Искусство воевать в том, чтобы знать, когда воевать, и с кем не воевать... Ах, нет, нет, нет, пожалуйста, простите Затраса. Затрас хотел только сказать, что искусство воевать в том, чтобы знать, кого когда и воевать, чтобы воевать... Ах, нет. Не хорошо. С кем воевать, и когда воевать с тем, кто не воевать. Ах, нет. ЦОК, ЦОК. У вас очень странный язык. Затрасу не кажется, что ему нравится этот язык. В нём нет никакого смысла. 
      - Отлично, - поздравил его Шеридан. - Всем нам понадобится ещё несколько сотен лет, чтобы понять это. 
      - Добро пожаловать, мои друзья, - заговорил старческий голос. 
      Шеридан обогнул угол, пытаясь не споткнуться о суетящегося позади него Затраса, и остолбенел. Затрас врезался в него. 
      - Вы не хотели делать так. Вы должны были хоть как-нибудь предупредить Затраса, но нет. Игнорируете Затраса. Затрас не важен. Ничего, Затрас не обижается. 
      - Нет, ты важен, - сказал голос. 
      Это был тот же самый голос, который приветствовал их, когда они были ещё в рубке "Вавилона". 
      - Мы все важны, Затрас, каждый из нас по-своему. И я приветствую вас, капитан Шеридан, а также и вас, Ха'Кормар'А Г'Кар. 
      Нарн прижал кулаки к груди в салюте. Шеридан же просто смотрел. 
      Вид инопланетянина не отличался ничем особенным. Чем-то он напоминал маркаба, но был ниже, и черты его лица были немного другими. Его голос, казалось, тоже был более тихим и не таким уверенным, как раньше. Физически, Варн не выглядел впечатляюще, но что могло выглядеть впечатляюще рядом с той массой аппаратов, механизмов и цветных огней, что окружала его? Вся эта громада, уходящая своими отростками глубоко в окружавшие их скалы, просто ужасала своими размерами и сложностью. Сам Варн выглядел так, будто он являлся неотъемлемой частью этой машины, точно так же, как все те кабели и провода, что соединяли его с ней. 
      Варн - вернее, изображение Варна, стоявшее в нескольких шагах от того, что было, вероятно, его телом, - повернулось в сторону и слегка кивнуло головой. Шеридан тоже повернулся в ту сторону. 
      Пришли новые гости. Один из них выглядел в точности как Затрас. Двое других были... минбарцами. 
      Во всяком раю есть змей. 
* * *
      - Но, лейтенант Иванова, можете же вы, наконец, понять наше положение! 
      Президент Правительства Сопротивления Мэри Крэйн была усталой и голодной, и ей очень хотелось отдохнуть. Ей совершенно невмоготу было продолжать сражение против половины собственного правительства и женщины, что стояла сейчас перед ней. 
      - Нам нужно подтверждение доброй воли ваших друзей. Нам нужно заключить с ними соглашения, выработать нормы взаимоотношений, которые, как мы рассчитываем, будут таковыми равноправных союзников. Может быть даже торговые соглашения. Может быть даже обмен послами. Всё, что мы обсуждали до сих пор, базировалось лишь на том, что сказали нам вы. 
      - И докладах капитана Шеридана, - быстро парировала Иванова. 
      - Видите ли, моя дорогая, - заговорил вице-президент Кларк. - Капитан Шеридан имеет... своеобразную репутацию человека, который очень экономно дозирует правду в своих докладах. 
      - Грубо говоря, - вмешалась генерал Такашима. - Он частенько прямо лжёт нам, да и то, лишь в тех редких случаях, когда он вообще соизволит сказать хоть что-нибудь. 
      - Правда? - сказала Иванова. - Я полагала, что к нему здесь... относятся получше. 
      - О, мы питаем бесконечное уважение к его талантам, - нарочито подобострастно сказал Кларк. 
      В Правительстве, всё же, было ещё несколько членов, которые действительно уважали Шеридана, и доверяли ему в вопросах использования его возможностей и ресурсов на пользу Человечеству. Но их было лишь несколько. 
      - Но он, тем не менее, солдат, а не дипломат или агент разведки. Он лишь... в силу определённых обстоятельств вынужден действовать в несвойственных ему качествах. 
      - А разве это не относится ко всем нам? - ответила на его тираду Иванова. 
      Кларк зашёлся от гнева и посмотрел на Крэйн, которая безнадёжно пыталась стереть со своего лица улыбку. Во времена наподобие этих, начинаешь искать удовольствия везде, где только можно, и вид оскорблённого Кларка был для неё в данный момент вполне приемлемым удовольствием. 
      - И, при всём моём внимании к упомянутым ранее вещам, я боюсь, что мои друзья не в состоянии организовать здесь присутствие своего посла. Наша атмосфера ядовита для них, и, кроме того, они с крайней неохотой покидают свою родную планету. Для них это высоко почитаемое место. 
      - Но можете ли вы хотя бы организовать для нас контакт с ними? - спросила Крэйн. - Какая-нибудь разновидность, скажем, дальней связи или что-то в этом роде? 
      - Их технология работает на иных принципах, чем наша. Они предпочитают пользоваться некоей разновидностью... телепатии, как мне это представляется. Постоянная связь с любым агентом, покидающим За-Ха-Дум. Вроде меня. Всё, что вам кажется необходимым, вы можете в любой момент передать им через меня. 
      - Телепатия, - сказал Кларк. - Может быть, мы должны попросить мисс Александер осмотреть вас. Возможно, ей удастся выяснить что-нибудь полезное насчёт этой самой связи. Я так понимаю, что у мисс Александер в последнее время достаточно много свободного времени, так как наша минбарская гостья вышла на прогулку... 
      - Нет! - неожиданно воскликнула Иванова. - Никаких телепатов! Пусть они не приближаются ко мне! 
      Крэйн удивлённо уставилась на неё, поражённая силой реакции. 
      - Они могут... повредить мою связь. Она очень чувствительна. Всё, что необходимо, передавайте через меня, как я уже сказала. 
      - У меня есть один вопрос, - вмешалась Такашима. - Как мы должны называть этих ваших союзников? Я полагаю, у них есть имя? 
      - Да, - медленно произнесла Иванова. - Но оно содержит десять тысяч букв. 
      - Ой, - поразился Кларк. 
      - Вот именно. Я могу говорить по-русски, но даже мне не под силу произнести его. Если вы желаете называть их каким-то определённым именем... я думаю, что минбарское их название можно грубо перевести как... Тени. 
      - Тени? - тихо переспросила Крэйн. 
      Зловещее имя, и, может быть, в этом и заключался особый смысл. Отношения минбарцев и этих Теней, со всей очевидностью, доказывали, что у них есть серьёзный повод войти в союз с Правительством Сопротивления. 
      - Тени, - повторила она. 
      От этого слова её пробирал озноб, и она готова была поклясться, что оба раза, когда она произносила его, она видела в глазах Ивановой неясный проблеск. 
      - Мне нравится, - громогласно объявил Кларк. - И как же выглядят эти ваши Тени? 
      - Довольно обычно, - сказала Иванова. - Довольно... обычно. 
* * *
      - Приближается война, - сказал Варн. - Война, сеющая ужас и тьму, от которой будут рушиться небеса и земли. Миллиарды погибнут в ней, и целые империи падут, но всегда будет жива надежда на мир, великая надежда. Она должна жить. Каждый из вас пришёл сюда, - говорил он, указывая на Г'Кара, Шеридана, Драала и Калейна, - уже зная что-то, больше или меньше, об этой войне. 
      Одни из вас, - сказал он, глядя на Г'Кара, - полагают, что готовы принять грядущее. Другие, - он перевёл взгляд на Калейна, - сомневаются в своей собственной ценности и боятся возможного исхода. Есть и те, - Драал, - кто отвергают своё место и удивлены, узнав, что у них вообще есть какое-то место, в то время как вы, - Шеридан, - отказываетесь поверить своим разумом в то, что подсказывает вам ваше сердце и не пускаете в своё сердце того, о чём кричит ваш разум. 
      Вы должны сражаться в этой войне, и вы должны победить, не считаясь с ценой этой победы, а иначе, каждая свободная, мыслящая раса в Галактике рискует оказаться под гнётом тирании и непреходящего отчаяния. Всегда должна жить надежда, и справедливость, и Свет. Эта Машина есть часть той надежды, она является частью основания той справедливости, а также способна пролить толику того Света. 
      Я был здесь пять сотен лет, и теперь я умираю. Всё это время, я собирал знание, путешествовал к далёким и неведомым мирам, видел вещи ужасные и потрясающие своей красотой. Все мои воспоминания, все мои мысли хранятся в недрах Великой Машины, и право самой Великой Машины в том, чтобы выбирать, кто унаследует их. 
      Калейн лишь краем уха слушал Варна, и только чуть в большей степени интересовался окружающей обстановкой. Его внимание было сфокусировано на Старкиллере. Калейн был удивлён. Он не предполагал, что Шеридан окажется таким... хрупким на вид. Калейн решил, что единственного взмаха его посоха окажется достаточно, чтобы лишить землянина его жалкой жизни. Нет, никак это существо не может нести ответственности за "Чёрную Звезду", за атаку над Марсом, за страх, который преследует самого Калейна, алита клана Клинков Ветра! 
      И всё же... есть что-то в том, как он умеет держаться... Но здесь Шеридан не Старкиллер. Здесь он всего лишь человек, воин, лишённый своих лат, одежд и клинка. С тем же успехом он мог бы стоять тут голым. Его корабль был тем, что делало его Старкиллером; он был такой же непременной и неотъемлемой его частью, как его руки, ноги и одежда. 
      И тут вдруг смысл слов Варна достиг его ума, и он шагнул вперёд. 
      - Ты говоришь, что это место должно быть использовано, как крепость сил Света? Тогда кому же, как не тем, кто будет возглавлять армию Света в походе против Тьмы, подобает занять его? Рейнджеры делали это тысячу лет назад, и они будут делать это и теперь. Сатаи Синевал, мой вождь, был удостоен чести зваться Энтил-За, идущий по следам Валена, и его именем я объявляю это место принадлежащим нам. 
      - Нет, - прерывающимся, тонким, скрипучим голосом ответил Варн. - Планета не может принадлежать вам....Это вы... принадлежите... планете... 
      Но его слова не были услышаны никем кроме, очевидно, Г'Кара и Драала, которые поняли их. Взгляд Калейна был устремлён на Шеридана, и ещё он был устремлён в будущее, в котором он купается во славе после возвращения к Синевалу с вестью о том, что он сделал здесь... ему хватит этой славы, чтобы смыть свой позор. 
      А Шеридан... Он тоже не слушал Варна. 
      - Чёрта с два! - выкрикнул он. - Мы объявили это планету нашей территорией ещё два года назад, во время проведения здесь разведки. 
      - Да? И что же именно вы здесь разведывали? 
      - Не ваше дело! 
      Г'Кар протянул руку, чтобы удержать Шеридана, но затем опустил её. Калейн поглядел на нарна и фыркнул. Этот шут, рядящийся под воина, на самом деле может сражаться лишь языком. У нарнов кишка тонка, чтобы делать то, что должно быть сделано. На это способны только минбарцы, только воины, только Синевал. Драал тоже хотел, было, задержать своего спутника, но Калейн отшвырнул его прочь. Огонь мщения вспыхнул в нём с новой силой. 
      Изображение Варна затряслось и согнулось в тяжёлом приступе кашля. 
      - Слишком долго, - прошептало оно. - Слишком... тяжко... Помогите. 
      Затрас, не обращая внимания на грозящую вспыхнуть в центре зала схватку, помчался к ячейке, в которой покоилось тело Варна. Никто, кроме Матраса, не двинулся вслед за ним. Он начал что-то делать, и изображение Варна померкло и растворилось, а его тело, до этого неподвижное, наоборот, пришло в движение. Старый инопланетянин был уже на краю могилы. 
      Калейн ощутил, как сама твердь колыхнулась под ним. 
      - Лжец! - выпалил он. - Старкиллер, у тебя нет чести! 
      Здесь, сейчас, наконец-то, настало время искупления. Как все будут ликовать, когда он вернётся на "Трагати" вместе с закованным в цепи Шериданом, когда он вернёт его Серому Совету! Калейн тогда будет отомщён, он заслужит своё прощение, и в глазах Синевала, и в своих собственных. А потом... в Сером Совете есть вакантное место. Почему, спрашивается, Деленн должен заменять кто-то из религиозной касты? Они и так слишком долго главенствовали в Совете. Сатаи Калейн. Звучит великолепно. 
      Шеридан спешил. Он бежал к умирающему инопланетянину. Г'Кар был рядом с ним, но оба они двигались слишком медленно. Вся планета вдруг затряслась. 
      - Калейн, - рявкнул вдруг голос из коммуникатора минбарца. 
      Это была алит Дирон, его ближайшая помощница и заместитель. 
      - Земляне выстрелили в нас, я вижу какую-то ракету. 
      - Уничтожить! - приказал он в ответ. - Убивайте их всех! 
      Да, сатаи Калейн. Или, может быть, шай алит Калейн. Да, именно так он сможет стать тем, чем заслуживает быть - принимать подобающее ему уважение, и, в то же время, возглавлять воинов, идущих в бой. Они скоро пойдут войной на оставшихся землян, и это он будет вести флоты к их мирам, и весь его позор останется в прошлом, он искупит свой грех, и его честь будет избавлена от того, что пятнало её. 
      - Нет! - закричал Затрас. - Нет, это не хорошо. Варн умирает. Когда Варн умирает, планета тоже умирает. Машине нужно сердце, или Машина тоже умрёт, и тогда планета умрёт, и тогда мы тоже умрём. Вся система обороны включается. Автоматические системы включаются. Земляне не нападают. Это ошибка! Ошибка! 
      Затрас знал о Великой Машине почти так же много, как сам Варн. И ему было известно, что война землян и минбарцев началась с ошибки, а теперь, возможно, другая ошибка может заставить начаться новый её виток. 
      - Нет, - шептал Варн. - Нельзя сражаться... нельзя... 
      Калейн не слышал ни его, ни Затраса. Шай алит Калейн. Да, он только что во всех отношениях правильно узрел своё великое будущее. 
      Во всех отношениях, кроме одного. Шеридан должен быть передан Серому Совету в качестве не пленника, а трупа. 
 

 
      Если бы командор Дэвид Корвин получал прибавку к жалованью каждый раз, когда ему приходилось рисковать своей жизнью, сейчас у него накопилось бы достаточно денег, чтобы купить где-нибудь подержанную луну и убраться туда ко всем чертям, подальше от этой проклятой войны. С другой стороны, то же самое мог сказать о себе почти каждый, кто служил сейчас в том, что называлось Вооружёнными Силами Земли. Он ещё не был в их рядах в те дни, когда существовала Земля, придававшая смысл этому названию, но ему приходилось видеть старые плакаты в вербовочных пунктах. Там было написано что-то насчёт самых захватывающих приключений. Если бы только они знали... 
      Если попытаться охарактеризовать то, что его окружало, он вынужден был признать, что и минбарский крейсер, висящий прямо перед ним над пустынной планетой, которая была далеко не так пустынна, и на которую спустился капитан в компании величайшего героя всех нарнов и таинственного инопланетянина, много лопотавшего о судьбе и о Великой Машине, и стоящая рядом минбарская сатаи, с которой у капитана определённо наладились какие-то дружеские отношения, несмотря на тот факт, что она была сатаи, а значит, была среди тех, кто вёл войну против Земли, не заслуживая, таким образом, чего-то меньшего, чем медленная и мучительная смерть, и всё это на борту, в самой рубке ни больше, ни меньше, чем... короче, это и была его рабочая обстановка. 
      И он чувствовал себя в ней довольно неуютно. 
      Стратегия сражений с минбарцами много лет отрабатывалась капитаном. Раньше думали, что уничтожить крейсер Минбара невозможно. Они были быстрее земных кораблей, сильнее земных кораблей и у них была какая-то система маскировки, не позволявшая наводить на них орудия. 
      Но потом, была "Чёрная Звезда". 
      То был, ни больше, ни меньше, флагманский корабль минбарцев, и капитану удалось уничтожить его. Корвин тогда не был на "Вавилоне", но он помнил, какой был праздник, когда весть об этом достигла Земли. И что с того, что капитану пришлось использовать мины и ложный сигнал о помощи? Это сработало. Минбарцев можно было побеждать. Это внушило всем надежду. 
      Надежду, которая, увы, не оправдалась. Даже капитан не мог ничего поделать, чтобы остановить испепеляющий натиск минбарцев, направленный на Землю, который закончился уничтожением планеты. Не выжил практически никто. После этого минбарцы повернули к Марсу, и тут явился капитан, обрушивший на них настоящую бурю неистового огня; даже минбарцы, видя это, застыли на месте на достаточно долгое время, чтобы люди сумели уйти. Среди этих людей был и Дэвид Корвин, и именно тогда его судьба впервые пересеклась с судьбой капитана. 
      И вот теперь, Дэвид Корвин был заместителем капитана и старшим офицером на борту "Вавилона", и вид минбарских крейсеров был для него обычным делом. Даже если учитывать то, что он никогда не переставал ощущать страх и гнев при виде существ, которые разрушили его дом и убили его семью. Месть - такая штука, тяга к которой никогда не проходит, и, что касается Корвина, то он предпочитал её поданной к столу в горячем виде. 
      Но сейчас, в рубке вместе с ним была минбарка. 
      Корвин никак не мог решить, как он должен относиться к сатаи Деленн. Он не видел её слишком часто, и предпочёл бы, чтобы так было и впредь. Он слышал кое-какие детали, выясненные во время её допроса офицером Службы Безопасности Уэллсом, и он знал, что её роль в развязывании войны против землян была велика. С другой стороны, капитан, кажется, доверял ей - он, даже, прервал её допросы и выделил ей жилище на борту "Вавилона". И получил за это хорошую головомойку от Правительства Сопротивления. Корвин никак не мог понять, что же заставило капитана относиться к минбарке таким образом, но капитан был, как-никак, капитаном, и у него, несомненно, были какие-то причины. Корвин терпел её присутствие, но ему никто не мог приказать получать от него удовольствие. 
      - Это "Трагати", - сказала сатаи Деленн. - Вы должны дать мне возможность поговорить с ними. 
      Корвин не слушал её. Знание обычной процедуры боя с минбарским кораблём было, можно сказать, записано в самом сердце командора. На них нельзя наводить ракеты непосредственно, так что нужно использовать метод заградительного огня, и надеяться, что удастся найти правильное направление и частоту. Ещё нужно послать в атаку Старфьюри - как для того, чтобы связать боем истребители минбарцев, так и затем, чтобы на большой крейсер обрушивалось как можно больше заградительного огня. Когда нанесено достаточно повреждений, чтобы появился тепловой захват корабля, нужно отвести Старфьюри в оборонительную позицию вокруг своего корабля, запустить теплочувствительную термоядерную бомбу - купленную по баснословной цене у нарнов - и позволить ей проделать весь путь до минбарца. Иногда это не срабатывало, но чаще всего такая тактика приносила успех, особенно если её проведение было подкреплено удачей и мастерством капитана. 
      Корвин не был капитаном, и он не обладал ни его везением, ни его мастерством, но его положительным качеством было упорство. Капитан был на поверхности планеты, и у него был приказ от Правительства Сопротивления, гласящий, что планета должна быть объявлена принадлежащей землянам. Корвин скорее выбросится в космос, чем допустит, чтобы из-за него капитан потерпел неудачу. 
      Если, конечно, у него будет возможность выбора. 
* * *
      У капитана Шеридана в этот момент были свои проблемы... 
      Земля тряслась под его ногами. Шеридан не очень хорошо понял детали, но и Затрас, и его почти что брат-близнец уверяли, что Варн умирает, и что Машина умирает вместе с ним. Ей нужен был тот, кто управлял бы ей, удерживал бы Машину и планету (если между этими двумя вещами была какая-то разница) от распада. Очевидно, что Варн был явно не в лучшей форме, планета была в нестабильном состоянии, и Машина автоматически реагировала на всё, что, как ей казалось, представляло угрозу. 
      Например, на два корабля, стоящие на орбите. Шеридан понял из сообщения минбарцев, что по их кораблю была выпущена ракета. Они решили, что она пошла с "Вавилона", в то время как на самом деле она была из Машины. Минбарцы либо не поняли этого, либо им было наплевать. В других обстоятельствах, Шеридан сумел бы вмешаться, но сейчас он был очень сильно занят. 
      Минбарский капитан набросился на него, нацеливая удар посохом в голову Шеридана. Ему удалось присесть и отпрыгнуть назад, уворачиваясь и от посоха, и от падающих повсюду на трясущийся пол камней. 
      Шеридану приходилось несколько раз драться с минбарцами врукопашную. Последнее такое приключение закончилось для него сильной болью в голове и путешествием на Минбар в кандалах с билетом в один конец. После этого он сделал для себя кое-какие выводы. 
      Правило первое. Минбарцы быстрее тебя, значительно быстрее. И ещё они сильнее, раз могут размахивать этими своими идиотскими железяками так, будто те сделаны из воздуха. Если возможно, держись от них подальше. 
      Правило второе. Если ты можешь подстрелить их издалека, сделай это. Нечестно, да, но что в этой войне честно? 
      Шеридан делал всё, что мог, чтобы выполнить правило первое, и пытался последовать правилу второму, но затратил слишком много долгих секунд на восстановление собственного баланса, так что у него почти не оставалось времени, чтобы достать пистолет. И он понимал, что у него может появиться не более одного шанса, чтобы выстрелить. 
      - Г'Кар! - заорал он. - Да помоги же мне, Боже правый! 
      Шеридан не был уверен, услышал ли его нарн. Даже если так, то Г'Кар ничем не подал вида, и Шеридану ничего не оставалось, как продолжать драться в одиночку. 
* * *
      Лита Александер не могла выспаться уже много месяцев. Конечно же, глубокий сон без сновидений был свойственен лишь тем счастливцам, которые не потеряли всё, что им было дорого вместе с Землёй, но это было совсем другое. В её кошмарах не было горящей Земли, умирающих людей, минбарцев. Это были... странные сны. Очень странные сны. 
      Это был один лишь голос. Он был похож на десятки переливающихся мелодичных шёпотов, которые катились к ней откуда-то издалека, и соединялись в один голос непередаваемой силы. Голос, который снова и снова задавал один и тот же вопрос: 
      - Кто ты? 
      Он непрестанно пел в её снах, он звучал в её мыслях. Иногда она слышала его наяву, даже когда работала. Она вынуждена была сократить свои коммерческие сеансы с нарнскими торговцами, ибо слышала этот голос всякий раз, как входила в чей-нибудь разум. У неё почти не было поручаемой официально работы с тех пор, как капитан Шеридан забрал сатаи Деленн - и Лита была рада этому. Сканирование Деленн было одним из самых жестоких и травмирующих испытаний в её жизни. 
      Поэтому Лита была одна, наедине с голосом, который пел ей и задавал ей вопрос, на который она не знала ответа. И когда она оставалась одна, этот голос начинал звучать громче. 
      Поэтому ли она начала преследовать Маркуса? Она отнюдь не была уверена, что он интересуется ей так же, как она им. (Боже, эти глаза! Может, хоть во сне она сумеет обрести покой). Но, тем не менее, она продолжала охоту за ним, потому что одиночество становилось невыносимым. Она буквально льнула к нему, продвигая степень открытости их взаимоотношений с такой скоростью, что ему было явно не по себе, но она всё равно продолжала делать это. Когда он был тут, она старалась не упустить ни одного момента, в который она могла бы побыть рядом с ним, в надежде, что эта близость поможет ей задушить навязчивый голос. Она знала, что его обязанности включали пребывание вместе с капитаном Шериданом в качестве телохранителя, но ей всё равно нужно было находиться рядом с ним. 
      Когда его не было на планете, она начинала пить, в тщетной надежде стать настолько пьяной, чтобы не слышать этого голоса. Нарнскую выпивку было, вероятно, легче достать на Проксиме, чем какой-либо ещё товар. Здесь было много таких, которые желали бы утопить себя и свою память в вине. У Литы почти не было друзей, которые бы могли позаботиться о ней, не дать спиться, но Маркусу не нравилось это её пристрастие. Он сам когда-то был алкоголиком, и явно опасался, что она станет тем, чем он был раньше. Она тоже боялась этого, и она никогда не пила при нём. Потому что ему было больно от этого, и, кроме того, самого его присутствия было достаточно, чтобы заглушить голос. 
      Но сейчас Маркуса не было, он несколько дней назад улетел куда-то вместе с капитаном Шериданом. Ему угрожала опасность. Она чувствовала это. Она не могла понять, что же это было, но она ощущала, насколько эта опасность была велика. Она так часто бывала внутри его сознания, что её мысли стали прокладывать себе пути, подобные тем, по которым шли его мысли. Она слышала, как учащается биение его сердца, и в мысли начинает вползать страх. Она хотела быть вместе с ним... она хотела... 
      Но только не вместе с Шериданом. Она сканировала его однажды, просто из любопытства, и ужаснулась пылающей внутри него злости. В душе, Шеридан был как бы мёртв. Просто его тело ещё не заметило этого. Лита боялась, что эта внутренняя смерть Шеридана заведёт его в такую ситуацию, из которой он уже не выберется, и что Маркус, по своей воле, уйдёт вслед за ним. 
      - Кто ты?  
      - Я не знаю, - мысленно завопила она в ответ. - Оставь меня в покое! Кто ты? Чего ты хочешь? 
      Снова боль. Она должна была запомнить. Никогда не задавай этот вопрос. Никогда. 
      - Прости, - тяжело дыша, подумала она. - Прости... я не понимаю.  
      - Понимание - это клинок с тремя гранями. Очнись!  
      - Что?  
      - Они здесь. Очнись! 
      С криком, она проснулась, хотя это и не принесло ей избавления от голоса. Она вдруг почувствовала чьё-то присутствие неподалёку от себя. Что-то двигалось и следило за ней. Её сердце начало биться с удвоенной частотой. Она услышала звук, похожий на щелчки и жужжание. 
      Тот, кто сидел в её голове, кому принадлежал этот голос, был в гневе. 
      Рот Литы, вдруг, открылся сам собой, но слова, вырвавшиеся из него, принадлежали не ей, и даже сам голос был не её: 
      - Прочь! Они не для вас! Убирайтесь отсюда! Вон! 
      Щелчки стихли, и Лита вновь упала на кровать, слишком выжатая, слишком усталая, слишком напуганная даже для того, чтобы думать. Всё её тело было покрыто липким потом, и каждый мускул отдавался болью. 
      Лита Александер так и не смогла выспаться в эту ночь, но это не означает, что ей не снились сны. 
* * *
      - Лита? 
      Маркус Коул медленно, удивлённо, с нежностью произнёс её имя. Он не понимал, почему он это сделал. Лита была на Проксиме, это несомненно. Она была в безопасности. Её просто не могло быть здесь, в кокпите Старфьюри, рядом с ним, глядящим прямо на огромный минбарский крейсер. 
      - Как ты там, Маркус? - раздался голос из системы связи. 
      Это была лейтенант Ниома Конналли, ведущая истребительной эскадрильи Альфа. 
      - Не приходилось раньше драться, а? 
      - Э... нет. То есть, приходилось, но не так. 
      - Не беспокойся. С тобой будет всё в порядке. Этот корабль гораздо больше нас. Видишь, в него легко попасть. 
      - А как насчёт их истребителей? Их больше, чем нас. 
      - Именно так. Значит, в них тоже трудно промахнуться. 
      - Ты всегда такая оптимистка? Прямо как... Кэтрин. 
      - Прости, кто? 
      - Да так. Неважно. 
      По идее, Маркус был телохранителем капитана Шеридана. Он должен был быть там же, где капитан. Он не пилот-истребитель. Но дела сложились иначе, и капитан отправился на планету без него, а Маркус оказался за управлением Старфьюри, на которой у него было всего лишь около тридцати часов лётной практики, а перед ним висел в пространстве корабль, бывший гордостью минбарского флота. 
      Кэтрин сказала бы ему, что он слишком пессимистичен, но Кэтрин больше не было, её поглотил ад, разверзшийся на Веге 7. Она погибла, и он так и не успел сказать ей, как он любил её. Да и как бы он мог? Она была женой его брата. И его брат тоже погиб. 
      А теперь перед Маркусом были те существа, на которых лежала ответственность за их гибель. В каком-то тёмном углу его сознания гнездилась мысль, что колонию на Веге 7 разрушили не минбарцы. Он помнил, как чёрный корабль вздымался из-под земли, и как другой чёрный корабль пришёл, чтобы помочь своему собрату. Но здесь не было тех кораблей, здесь были минбарцы. 
      - Открыть огонь, - снова раздался голос Ниомы. - Ах да, и, конечно же, не вздумайте погибать. 
      Маркус собирался последовать этому совету, но он сомневался, что хоть одна живая душа расстроилась бы, если бы он поступил иначе. 
* * *
      Г'Кар поднял голову и встретился взглядом с минбарцем, стоящим на коленях по другую сторону тела умирающего Варна. Минбарец - Драал - посмотрел ему в глаза и медленно кивнул. Тот, кого выберет Машина, унаследует её силу. Соревноваться здесь было неуместно. Нарн. Минбарец. Воин. Учитель. Всё это не имело значения. 
      Машина была всем. 
      - Машина... скажет вам всё... что будет нужно, - хрипло прошептал Варн. - В основном... всё инстинктивно... но нужно... время... чтобы научиться. Надо быть... сильным... быть... готовым... быть... ах... 
      - Быстрее! - торопил их Затрас. - Машина разрушается, Варн умирает. Нет, не хорошо. 
      - Нет, нет, - возразил Матрас. - Варн умирает и Машина разрушается. Ты всегда говоришь неправильно. Один из вас должен заменить Варна, да. Стабилизировать Машину, и... 
      Раздался треск, сверкнула вспышка плазменного оружия, и Матрас вздрогнул. Он поднял голову, и Г'Кар понял, что Шеридан с Калейном продолжают драться. 
      - Нет, нет! - кричал Матрас. - Нельзя драться! Не здесь! Не сейчас! Здесь не место, чтобы драться, нет! 
      - Не работает, - прокомментировал Затрас. - Ты не сможешь словами отменить годы ненависти. Войдите в машину, стабилизируйте планету, и вы остановите их драку. 
      Г'Кар посмотрел на Драала. Старый минбарец понял. Он слышал в себе зов Машины. Он всем своим сердцем чувствовал, что прав. Г'Кар низко поклонился ему. Драал поднялся на ноги и двинулся вперёд. Его движения были неторопливыми, а пол трясся всё сильнее и сильнее с каждой минутой. Затрас побежал вслед за Драалом, указывая ему на разные агрегаты Машины и что-то говоря, в то время, как Г'Кар и Матрас остались рядом с умирающим Варном. 
      Г'Кар не чувствовал разочарования. Это место должно стать оплотом Света. Было очень мало мест, которые были бы подобны этому. И, кроме того, Г'Кару необходимо было вернуться домой, в Г'Хоражар, к своим агентам - рейнджерам. Он должен сражаться с Врагом. 
      Г'Кар глядел, как Драал остановился рядом с ячейкой, в которой раньше находился Варн. Он уже был готов, с помощью Затраса, войти в неё... 
      Всё произошло одновременно: раздался звук, сверкнула вспышка, и мелькнувший в воздухе заряд плазмы ударил Драала прямо в спину. Минбарец упал лицом вперёд. Затрас пытался поймать его, но Г'Кар понял, что в этом уже не было смысла. Драал либо уже был мёртв, либо был при смерти. 
      Планета неистово заходила ходуном, как бы в скорбном рыдании по тому, кто должен был стать её хранителем. 
* * *
      Сьюзен Иванова прошла три коридора и два раза прислонялась к стене, чтобы отдышаться, прежде чем перестала дрожать. Она знала, что её страх лишён основания, и знала, что ей поручена задача, которую она должна выполнить, но всё, что ей приходило в голову - это воспоминание о голосе, который говорил с ней, голосе, который знал, что она такое, и какая сила стоит за её спиной. Казалось, даже её союзники испугались этого голоса - они покинули её, впервые за многие годы, оставив её наедине со страхом. 
      Зачем она вообще зашла туда? То, что она должна была сделать этой ночью, не имело никакого отношения к Лите. Было ли это какое-то извращённое самоистязание, или она хотела воспользоваться шансом, чтобы преодолеть свой самый большой страх? 
      Если даже так, этого не получилось. Теперь она боялась ещё больше, чем раньше. 
      - Да, я знаю, - прошептала она. - Я знаю. 
      Её союзники разговаривали с ней. Они злились. Она чуть не выдала их секрет. Здесь был враг. 
      - Я разберусь с ней, - сказала Иванова. - Пожалуйста. Поверьте мне. 
      Пора снова возвращаться к делу. Иванова знала, куда должна была идти, но тот крюк, который она сделала, чтобы зайти к мисс Александер, стоил ей многих потерянных минут. Её союзники щедро снабдили её своими маскировочными устройствами, так что ни один из охранников Службы Безопасности не заметил её, кравшуюся мимо. Все думали, что она сейчас спала в своей комнате. 
      Вице-президент Морган Кларк наверняка именно так и думал. Он был до крайности удивлён, когда она разбудила его. 
      - Свет, - пробормотал он. 
      Она сбросила маскировку, и стояла в ногах у его кровати, глядя, как остатки сна в его глазах сменяются растущим пониманием. Он был один. Его жена была убита на Марсе, и он не женился второй раз. 
      - Девушка, что вы здесь делаете? - спросил он. - Я... 
      Девушка? Она не знала, принять ли это как комплимент или как знак высокомерного отношения к себе. 
      - Вы очень важны для моих друзей, господин вице-президент, - сказала она. - Вы амбициозны и аморальны. Нам нравятся такие качества. Вы можете пойти далеко, и вы пойдёте. С нашей помощью. 
      - Что? Что вы хотите этим сказать? 
      - Чего вы хотите, господин вице-президент? Чего вы хотите? 
      - Что вы имеете в виду? Как вы прошли мимо охраны? 
      - Это моя проблема. Ну? Ах да, вам нет нужды отвечать. Я знаю, чего вы хотите. Вы хотите власти. Вы хотите, чтобы Человечество снова заняло своё истинное место. Вы хотите стать архитектором, который восстановит здание земной цивилизации. Нам нравятся такие устремления. Вы можете оказать нам ценную услугу, господин вице-президент, и сейчас, в качестве награды, я позволю вам увидеть моих друзей. 
      Она видела, какими большими сделались его глаза, когда сопровождавшие её Тени обрели видимые очертания. Он задохнулся, не в силах вымолвить ни слова. 
      - И ещё у меня есть маленький подарок для вас. 
      Сьюзен протянула вперёд руки и раскрыла сложенные до этого ладони. 
      Страж распахнул глаз. 
* * *
      Шеридан не совсем хорошо понимал, что случилось. Ему, наконец, удалось вытащить своё оружие, и он был достаточно осторожен, чтобы не подпускать Калейна слишком близко. Пол шатался, и он, пока что, не мог попасть в неприятеля. 
      Внезапно, тряхнуло так, что теперь сам Калейн не удержался на ногах. Шеридан утвердился покрепче и прицелился... 
      ... и тут тряхнуло ещё раз. Он упал на бок, и его палец нажал на спуск. Выстрел прошёл мимо Калейна и попал прямо в Драала. 
      Калейн остановился и несколько мгновений смотрел в сторону Драала. Шеридан был слишком ошеломлён, чтобы стрелять. 
      И тут Калейн вновь повернулся к Шеридану. 
      Он бросился в атаку. 
* * *
      Маркус перестал думать. Всё, чем было занято его сознание - это корабль, что маячил перед ним, одновременно устрашающе огромный, прекрасный, и смертоносный. Всё, чем было занято его тело - это уход от оборонительного огня и стрельба по цели, при этом сила его выстрелов не играла никакой роли. По крайней мере, он хоть что-то делал. 
      Но нет. Он не мог делать даже этого. Апатия охватывала его. 
      - Маркус! Осторожно! - завопил голос Ниомы. 
      Он вздрогнул. Прямо ему навстречу вырвался истребитель минбарцев. Сверкнул выстрел, и двигатель Старфьюри разлетелся на куски. Он судорожно пытался ответить, но каждый его выстрел шёл мимо цели, либо был слаб, либо не вредил врагу. 
      - Прыгай! - кричала Ниома. - Маркус, прыгай! 
      На Проксиме 3, Лита Александер зашлась криком - его именем. 
* * *
      Г'Кар посмотрел на труп Драала, потом на Варна. 
      - Иди... - прошептал тот. - Иди... 
      - Ты слышал, - сказал Матрас. - Иди в Машину. Возьми Машину. Теперь она твоя. Твоя! Иди! 
      Г'Кар понял. Вот, значит, какова его судьба. Он поднялся и бросился бегом к Сердцу Машины. Вся планета грозила развалиться на части. Ей нужен был хранитель. Ей нужен был он. 
      Затрас быстро показывал ему, как закрепить себя в Сердце. Г'Кар, делая это, зашептал молитву Г'Квану... 
      И Машина приняла его. 
* * *
      Первое, что почувствовал Шеридан - планета перестала содрогаться. Второе - колоссальная, невидимая сила, которая швырнула его наземь. Его пистолет выскочил у него из руки. Он охнул, ударившись об пол, и поднял взгляд вверх. Калейн точно так же лежал на земле, и его оружие было далеко от него. Шеридан перевёл взгляд на Сердце Машины. 
      - Бой окончен, - сказал Г'Кар. - Я остановил вас, и я остановил ваши корабли. Это место - убежище от надвигающейся Тьмы. Тут не будет насилия. Это место принадлежит Свету. 
      У обоих из вас есть потенциал, чтобы стать солдатом Света. Когда вы поймёте это, возвращайтесь сюда и приносите клятву верности Армии Света. А теперь, уходите, и не возвращайтесь, пока не будете готовы к этому. 
      Шеридан и Калейн хотели что-то возразить, но Г'Кар отрезал: 
      - Прочь! Или я уничтожу ваши корабли, и вас вместе с ними. 
      Калейн поглядел на Шеридана. 
      - Чтоб ты сдох, Старкиллер! 
      - Скажи Синевалу, что я не могу дождаться следующей встречи. Назначь мне с ним свидание, хорошо? 
      Калейн зарычал от ярости и рванулся прочь из зала, подхватив на ходу своё оружие. 
      Шеридан поднял свой пистолет, но вместо того, чтобы направится к челноку, подошёл сперва к телу Драала и медленно закрыл глаза минбарца. 
      - Минбарцы не делают так со своими умершими, - сказал Г'Кар. 
      - Я знаю, но Калейн, кажется, забыл о нём. 
      - Его кремируют здесь. Ведь он почти стал частью этой машины. Его собственный народ, может быть, и предал его забвению, но память о нём будет жить. 
      - Я... виноват. Я не хотел сделать так. 
      - Тогда скажи это Деленн. Она знала его, и она любила его. Скажи ей, что ты виноват. Не мне. 
      Шеридан поглядел на Г'Кара и повесил голову. Он ушёл, направляясь к своему челноку. Он не видел, как Г'Кар огляделся вокруг со смесью ужаса и благоговения на лице. 
      - Святой Г'Кван, - вырвался его вздох. - Правильно ли я поступил? 
      - Конечно, - ответил Затрас. - Конечно. Мы научим тебя, как пользоваться Машиной, и ты будешь ей пользоваться. Оплот Света. Один среди ночной тьмы, но теперь, хотя бы, есть надежда. 
      - Я тоже так думаю. Мне нужно будет выйти на связь с Неруном и Та'Лоном. Наша старая крепость была разрушена. Теперь у нас есть новая. 
      - Хорошо, хорошо. Да, очень хорошо. Иногда, всё происходит правильно. 
      - Не для всех из нас. 
      Затрас посмотрел туда же, куда и Г'Кар - на Драала. 
      - Да. Да, не для всех, но иногда, для некоторых, всё происходит правильно. Чего же ещё нужно? 
      Г'Кар, вдруг, всколыхнулся. Он не совсем понимал, почему, но он знал, что то-то было не так. Но... 
      - Не волнуйся, - сказал Затрас. - Мы не должны вмешиваться. Это судьба, да. Мы не вмешивались тогда, мы не можем вмешиваться и теперь. 
      - Но... - Г'Кар вдруг понял. - Я делал это. Машина делала. Или... Я буду делать это? 
      Затрас улыбнулся. 
* * *
      Шеридан возвратился на "Вавилон" и выслушал, как Корвин доложил ему о четверых погибших в бою и о повреждениях корпуса и прочих систем. Великая Машина запустила несколько ракет, чтобы не дать кораблям уничтожить друг друга, и одна из этих ракет немного повредила двигатели гиперперехода. 
      "Вавилон" выжил и теперь, но каждый раз за это приходилось платить цену. Маркуса сильно контузило, когда его Старфьюри была уничтожена, но его сумели вытащить и доставить в Медлаб. Доктор Кайл сказал, что ему нужен только отдых. 
      Всё это прошло по краю сознания Шеридана. Он подошёл к сатаи Деленн и простыми словами попросил её придти на обзорную палубу, чтобы поговорить с ним. Он печально посмотрел на планету и пронаблюдал, как ушёл "Трагати". Ещё один враг, ещё одна смерть на его совести, ещё четверо из его экипажа не вернутся домой. 
      И он не выполнил порученную ему миссию. Евфрат не стал территорией Земного Содружества. Теперь он принадлежал одному нарну, который, всего вероятнее, использует его для борьбы с теми самыми союзниками, которые были сейчас надеждой землян. 
      У Шеридана, видимо, возникнут большие проблемы с Правительством Сопротивления, но это его не волновало. С ними он справится. Он не мог представить себе, как он станет сейчас рассказывать Деленн о том, как он убил её друга. 
      Но он знал, как делать трудные вещи, и, когда она пришла в сопровождении двух охранников, он, глядя на неё, медленно, методично, изложил детали смерти Драала. 
      Она склонила свою голову, и некоторое время не могла сказать ни слова. Наконец, она подняла взгляд и заговорила: 
      - Я знала. Я каким-то образом поняла, что он умер. Он был последним, что оставалось у меня в память об отце. 
      - Я... ах, чёрт. Простите. Это был... несчастный случай. 
      - Я не виню вас, капитан. Ни вас, ни Калейна, ни Г'Кара. Что случилось, то случилось, но от этого не становится легче. Я... я увижу его вновь, когда моя душа возродится в другом человеке, или когда я пройду сквозь завесу... но теперь... Теперь мне кажется, что я потеряла всё, что я когда-то любила. Отца, Дукхата, Неруна, Майян, а теперь и Драала. Я одна. 
      Шеридан не нашёлся, что сказать. Он просто отвернулся и стал смотреть на планету под кораблём. Сейчас она казалась такой мирной, такой спокойной. Непохоже, что этому месту была уготована судьба стать оплотом Света. 
      - Он там? - спросила она. 
      Шеридан кивнул в ответ. 
      - И он умер, пытаясь исполнить свой долг? 
      Он ещё раз кивнул. 
      - Он бы отдал свою жизнь за других? 
      Молчаливый кивок. 
      - Значит, он умер счастливым. Я рада за него. 
      Шеридан посмотрел на неё, и увидел её глаза. Она тоже смотрела ему в глаза. Стояла тишина - двое говорили без слов. 
      И тут внезапно вмешалась судьба. Корабль сильно покачнулся. Шеридан упал, ударившись о стену, а Деленн удержалась на ногах, уцепившись за пластик. Шеридан врубил коммуникатор. 
      - Корвин, что за чёрт? Нас атакуют? 
      - Нет, сэр. Тахионное излучение. Зашкалило аж под потолок. Одному Богу известно, в чём... О, Боже! 
      - Корвин, что происходит? 
      И тут Шеридан увидел это сам. Оно возникло из ничего перед кораблём, прямо там, куда он смотрел. И он тут же узнал его. 
      И не он один. 
      - Благословенный Вален! - послышался вздох Деленн. 
      - Этого не может быть! 
      Она повернулась к нему. 
      - Вы узнаёте это? 
      - Да, - сказал он. - Это Вавилон 4. 
 
 
[ Глава 5.]

 

-
 
Ваши замечания по данному материалу просьба присылать в
редакцию
 
Последнее изменение: 25 мая 1999 г.