Гэрет Уильямс. Тёмное, кривое зеркало.
 
Души воинов.
Том 1, Глава 3.
 
"A Dark, Distorted Mirror" (c) 1997-1999 by Gareth D. Williams, LWA97GDW@sheffield.ac.uk  

Перевод (c) 1999, Дмитрий Караваев, d_rie@hotmail.com

 
 
      - Кто ты? 
      - Я Деленн. 
      - Я спросил другое. Кто ты? 
      - Это единственный ответ, который я могу вам дать. Я была Сатаи из Серого Совета. Я была членом клана Мир, из касты жрецов. Я была многим. Теперь я просто Деленн. 
      Капитан Джон Шеридан сначала посмотрел прямо на нее, а затем склонил голову, со злостью ударив кулаком по столу. Он больше ничего не понимал, с тех самых пор, как вернулся с Нарна. Он... увидел там вещи, которые заставили его по-новому взглянуть на большую часть своей жизни. Он узнал о Враге, о сети агентов, которую расставляли для борьбы с этим таинственным Врагом. Встретился с ее лидером - его он уважал и ему доверял по многим причинам. Он также узнал, что, может быть, он сам непосредственно ответственен за то, что остатки человеческой расы вступили в союз с Врагом. Все, что было дорого Джону Шеридану, рушилось вокруг него, а эта женщина была в самом центре. 
      Минбарка. И не какая-нибудь, а Сатаи. Гибель его мира - частично на ее совести. Она разглядывала его, когда его в цепях, окровавленного, выставили перед Серым Советом. Она чуть не погибла во время его побега, и он привез ее сюда, на Проксиму 3. Шеридан знал заранее, что с ней сделают. Для Правительства Сопротивления она была первым надежным источником точной информации о минбарцах за четырнадцать лет, с самого начала войны. Человечество было готово на все ради этих сведений. 
      Но все же... Шеридан был шокирован ее видом по его возвращении. Она стонала в бреду, истощенная, ослабленная... Он же проявил элементарное милосердие - дал ей пищи, воды и сна. И почему? Кто она ему? Враг? Чудовище? Или одинокая женщина во тьме? 
      - Кто ты? - прошептал он, обращаясь не к ней, а к самому себе. Вопрос, на который он не знал ответа. 
      - Капитан, - осторожно начала она, и он поднял взгляд. - Вы не одиноки в своих страданиях. Никто не один. 
      - Ты одна. 
      - Нет. Со мной мои воспоминания, и мое предназначение. Со мной мои медитации. Я не одинока, - ответила она после паузы. 
      Шеридан так не думал. Оторванная от своего народа, в этом мире она была одна среди врагов. Люди так жаждали ее казни, что, как он слышал, в его отсутствие произошло даже несколько бунтов. Ее последний приют - сумрачная камера: стены, два стула и стол. Ее единственный собеседник - холодный, ироничный и безжалостный мистер Уэллс, способный, не пошевелив пальцем, разорвать на части ее разум и эмоции. Плюс безмолвные охранники, которые просто смотрели на нее с безумной ненавистью. Да сам Шеридан... 
      - На Нарне я встретился с неким Неруном, - произнес он. - Он вроде бы тебя знает. 
      - Нерун, - произнесла она так нежно, будто думала о нем больше всего на свете, но до сих пор не могла признаться себе в этом. - Я скучаю по нему, но... у него свой путь, а у меня свой. Кто бы мог подумать, что мой заведет меня сюда? 
      - Уж точно не он. У тебя были... друзья на Минбаре? 
      - Мало. Многие ушли. Война. Враг. Смерть Бранмера принесла много печали. 
      - А, да. Я слышал о нем. Он ведь командовал на Рубеже, не так ли? 
      - Потом он возглавил Рейнджеров. Он был великим человеком. 
      - Я... Мне просто интересно... была ли у тебя семья, родственники? Брат или сестра? 
      - Нет, - произнесла она мягко. - Моя мать ушла к Дочерям Валерии сразу после моего рождения; я видела ее всего несколько раз. Мой отец... он ушел в море много лет назад. Я скучаю по нему. Он был хорошим человеком, мудрым и добрым. У меня есть... дальние родственники, но близких людей не осталось. Кроме Драала. 
      Шеридан не все понимал в ее речи. "Дочери Валерии"? Что это, какой-то духовный орден? "Ушел в море"? 
      - Драал? - произнес он. Имя ему было незнакомо. 
      - Лучший друг моего отца. Он был моим наставником в детстве, и стал моей совестью, когда я выросла. Он... был старым и дорогим другом. 
      - Был? 
      - Он еще жив... надеюсь. Но... для него я теперь мертва. Я мертва для всех, - она подняла глаза и посмотрела Шеридану в лицо. Тот осознавал, как выглядит. Он не брился несколько дней, а горечь и усталость никогда не покидали его глаз. Анна достаточно часто упоминала его внешний вид. 
      - А вы, капитан? У вас есть здесь семья? 
      Шеридан набросился бы на любого другого, задавшего этот вопрос. Но один раз он уже ударил Деленн, и ощущения потом были не из приятных. 
      - Мои родители и сестра погибли на Земле, - произнес он ровным голосом, стараясь не выдавать интонацией своих эмоций. Он увидел, как расширились глаза Деленн, и услышал вздох, наполненный мукой раскаяния. - Моя дочь ушла несколько лет назад. Моя жена еще жива, но... она уже не та, на которой я женился. 
      - Я... Я очень сожалею, капитан. Я... О, Вален... - в любую минуту она могла заплакать. Он поймал ее взгляд на секунду и увидел отраженный в ее глазах свет умирающей Земли, и погибавшей вместе с ней мечты. - Он был прав, - она вздохнула. - Мистер Уэллс был прав. Я... Я причинила столько разрушений. Столько всего ушло, ушло навсегда. Столького уже не вернуть. Вален да простит меня. 
      Шеридан молча слушал ее молебствия, а затем, не осознавая, что делает, он присел на колени рядом с ее стулом и дотронулся до ее руки, покрыв ее своей. 
      В комнате стояла тишина, не считая мерного биения двух сердец и тихого, спокойного, созвучного дыхания.
* * *
      У Литы Александр было призвание - найти того человека, что всегда околачивался возле капитана Шеридана. Насколько она понимала, его звали Маркус. Она сталкивалась с ним несколько раз с тех пор, как он вернулся на Проксиму 3 вместе с капитаном Шериданом, но он всегда обходил Литу стороной, иногда даже переходя на бег. Лита пробыла на Проксиме 3 достаточно долго, чтобы понять, что капитан Шеридан не любит без существенной причины задерживаться на планете, и что он, вероятно, скоро отбудет. Следовательно, Маркус отбудет вместе с ним, и ей надо бы успеть поймать его до того. 
      Легко сказать, труднее сделать. Лите было известно, во-первых, что Шеридан находится на планете, а не на Вавилоне, и, во-вторых, что Маркус постоянно ходит за капитаном, как приклеенный, так что он почти наверняка тоже где-то здесь. Следовательно, если найти Шеридана, найдется и Маркус. 
      К несчастью, Шеридан мастерски умел скрываться. Это была одна из причин, по которым он еще был жив. У Литы оставалось всего несколько часов до следующего сеанса сканирования разума той минбарки у мистера Уэллса, и она твердо решила найти Маркуса до того. 
      А все время, которое она тратила на поиски Маркуса и мысли о нем, она не тратила на обдумывание своих снов. 
      "Найти Шеридана" - легко сказать, труднее сделать. Генерал Хейг не имел понятия, где тот находится, и Шеридан определенно не встречался с членами Правительства Сопротивления, которые весь день расшибали друг об друга лбы. Шеридан также не был со своей женой, которая, вероятно, валялась без сознания в каком-нибудь баре. 
      Оставалось проверить только одно место: Лита намеренно действовала так, чтобы оно осталось последним. Камера Деленн была далеко не самым приятным местом на планете, и, кроме того, Уэллс мог оказаться там. Уэллс Лите определенно не нравился. Ей вообще не нравилось вторгаться в разум Деленн, и ей совершенно не нравилось, что Уэллс при этом за ней наблюдает. 
      Уэллс... он казался простым автоматом. Все человеческое, что было в нем, ушло вместе с Землей. Она как-то попыталась его поверхностно просканировать, просто из любопытства, но наткнулась на холодную стену расчетливости и пунктуальности. Перед собой он видел лишь проблемы, которые следовало решить, и шаги, которые следовало предпринять, все во имя возвращения людского наследия. Но человечности в нем не было. 
      Тем не менее, несмотря на опасность натолкнуться на Уэллса, она решила, что должна проверить это место. Маркус может оказаться стоящим риска. 
      Охранник на входе в тюремный блок резко поднял взгляд. Лита узнала его. Мориши - хладнокровный, аккуратный, целеустремленный человек. У него, по крайней мере, было что-то вроде души, хотя эта душа и чернела от ненависти от любого упоминания о минбарцах. 
      - Мисс Александр, - поздоровался он, - я думал, что вы придете только через три часа. 
      - Я ищу кое-кого, - сказала она легкомысленным тоном. - Скажите, капитан Шеридан здесь? 
      - Вы знаете, что я не имею права разглашать сведения подобного рода, мисс Александр. 
      - Конечно, - сказала она, улыбаясь. Она села на стол и заложила ногу за ногу, продолжая улыбаться и глядя прямо на охранника. Почему это не был Каттер? Он сейчас был бы слишком занят разглядыванием ее ног - или груди - и не заметил бы попытки сканирования. Но Мориши был слишком профессиональным охранником. Тем не менее, Лита всегда все делала очень хорошо. - А мистер Уэллс? У меня есть кое-что, о чем мне с ним нужно просто поговорить. 
      - Мистер Уэллс отдыхает, - произнес Мориши, не отводя взгляда. Все еще продолжая улыбаться, она медленно стянула одну черную перчатку и коснулась его щеки. - Вам... следует... вернуться... к пятнадцати... ноль-ноль... Да, конечно, мисс Александр. Проходите прямо. 
      Лита спрыгнула со стола и прошла мимо него, надевая перчатку. У Мориши будут проблемы, когда Уэллс вернется, но с этим можно будет разобраться потом. Лита, по крайней мере, узнала, что Шеридан в камере Деленн, а, следовательно, и Маркус находится там. 
      Она быстро прошла по коридорам, одаривая охранников улыбкой или кивком. Каттер был там, но ему она не улыбнулась. Лите не требовалась телепатические способности, чтобы узнать, о чем он думает. 
      Чем ближе она подходила к своей цели, тем медленнее она шла. Она практически чувствовала страх и ненависть, исходившие из комнаты, пропитанной ими за долгие недели допросов и боли. Лита была внутри разума Деленн уже шесть раз, и ей не нравилось это ощущение. У нее не было причин любить минбарцев, но она чувствовала страх, горе и муку в ее разуме, и это заставляло ее нервничать. 
      Кроме того, там было что-то еще, что-то, чувствующее Литу. 
      Но не весь страх, горе и мука исходили от Деленн. Поворачивая за угол, она чуть не врезалась в Маркуса. Он, очевидно, ходил взад-вперед, и она чувствовала озабоченность в его разуме. Он отошел от нее и кивнул, что, по всей видимости, означало извинение. Потом он отступил в сторону. Она взглянула на него и улыбнулась. Она потратила много времени на совершенствование этой улыбки. 
      - Сатаи Деленн в своей камере, - сказал Маркус. - С ней капитан Шеридан. 
      - Я пришла сюда ни за Сатаи Деленн, ни за капитаном Шериданом. 
      - А? 
      - Я пришла за вами. Не хотите ли поужинать со мной сегодня? Я не слишком хорошо готовлю, но думаю, смогу что-нибудь сообразить. 
      Он просто пялился на нее. 
      - Мисс Александр... 
      - Так я чувствую себя школьной учительницей. Меня зовут Лита, а вас - Маркус. 
      - Вы едва меня знаете. 
      - Узнаю вас получше за ужином. Встретимся у меня... скажем, в восемь. 
      - Я не знаю, где вы живете. 
      Она снова улыбнулась и легко прикоснулась к его лбу. 
      - Теперь знаете. 
      Она совершенно не ожидала такой реакции. Он накинулся на нее и прижал ее к стене. 
      - Никогда не делай этого! - крикнул он. - Никогда! 
      Она посмотрела ему в глаза, и ее улыбка увяла. Едва ощутимый телепатический укол и он отступил, потирая лоб. Это было всего лишь недолгим приступом боли. 
      - И ты никогда не делай этого, - сказала она. - Только если я сама попрошу. 
      Он посмотрел на нее. В его глазах была боль, и смятение, и вопрос. 
      - Почему? - прошептал он. 
      - Что "почему"? 
      - Почему вы приглашаете меня поужинать? 
      Она снова улыбнулась. 
      - Узнаете, когда придете. 
      - В восемь часов, - прошептал он, и она кивнула. - Я буду там. И... спасибо. 
      Она взглянула на него и снова уловила страшную боль, лежавшую за его глазами. Внутри он почти кричал. За внешним фасадом, за телохранителем или воином, было одна только боль. Медленно, мягко, она протянула к нему руку. Он не двинулся, не издал ни одного звука. Он как будто приветствовал ее прикосновение, физически и духовно. Она медленно стянула перчатку и коснулась его щеки. 
      - А, мисс Александр. Хорошо, что вы здесь так рано. Ваше рвение весьма похвально, - Лита подпрыгнула, как ужаленная. Раскрывая рот, она повернулась и увидела Уэллса. Он стоял и смотрел на нее, скрестив руки, с выражением терпения на лице. - Я ждал вас через три часа, и мне очень интересно знать, как вы прошли мимо Мориши. Но неважно, хорошо, что вы проявляете такой энтузиазм. Следуйте за мной. 
      Он прошел мимо Литы, и она взглянула на Маркуса. Медленно натянула перчатку, не отводя глаз. Боль и смятение все еще были там. Он резко отвел взгляд. 
      - Я приду, - снова сказал он. 
      Лита шла за Уэллсом в камеру Деленн и улыбалась. Ее улыбка была не такой, как обычно. На этот раз в ней была искренняя радость.
* * *
      - Мы не можем игнорировать возможность этого, Уильям, - отрезала Президент Крэйн. - Опасность очень серьезная, поверьте мне. 
      - Но, мадам Президент, - ответил генерал Хейг, зная, что он обречен с самых первых слов. - В прошлом нарны всегда были надежными союзниками. Если мы сейчас отвернемся от них... 
      - Надежные, говорите? - усмехнулся вице-президент Кларк. - Они не оказывали нам никакой военной помощи, несмотря на нашу поддержку в их войне с центаврианами. Они продают нам оружие по грабительским ценам, и только когда им это удобно. Они правят нашими людьми в наших же колониях и налогами выжимают из них все соки. А как только у них начинается свара с центаврианами, или тучанками, или т'ллинами, предполагается, что мы немедленно должны прийти на помощь. Если вы так себе представляете надежного союзника, то не хотел бы я встретиться с тем, кого вы называете врагом. 
      - Враг - это минбарцы, как вы прекрасно знаете, вице-президент, и если мне дадут выбор между минбарцами и нарнами, я выберу нарнов. Если бы не их интервенция, то, скорее всего, нас бы даже тут не было. 
      - Может быть и так, Уильям, - ответила Крэйн. - Но центавриане могут оказаться лучшими союзниками. Они предлагают отличный договор, и мало что просят взамен. 
      - Мадам Президент, центавриане не смогут победить нарнов. Примите это, как непреложную истину. Так же, как и нарны не смогут разбить центавриан. А мы, в нашем текущем положении, вряд ли сможем соперничать с расой плюшевых медвежат! Если мы предоставим нашу пренебрежительно малую военную мощь центаврианам, то они не вернут нам наши колонии, потому что не смогут. А нарны, надо полагать, продадут нас всех минбарцам, и Проксиму 3 ждет та же участь, что постигла Землю. 
      - Но нарны попросили нашей военной помощи в следующей войне с Центавром, - произнес Кларк. - Учитывая, что эта война начнется через год-два, мы должны решать, окажем мы ее, или присоединимся к Центавру, и... 
      - Вице-президент, в любом случае, - вмешался Хейг, - это не имеет смысла, если минбарцы раньше нас всех уничтожат. Вы все читали отчеты мистера Уэллса о допросе нашей минбарской пленницы. Они до сих пор воздерживались от завершающего удара только из-за борьбы за власть в Сером Совете. Учитывая, что один из соперников находится сейчас в наших руках, логично будет заключить, что этот... Синевал... беспрепятственно совершит переворот в Сером Совете, а затем пойдет войной прямо сюда. 
      - Осмелюсь предположить, - подала голос генерал Такашима, бывший начальник штаба генерала Франклина, после его смерти приглашенная в правительство, - что проблема заключается не в минбарцах и не в нарнах, а в наших вооруженных силах. Как вы все знаете, "Вавилон" капитана Шеридана составляет практически всю нашу военную мощь. У нас нет ни ресурсов, ни средств для постройки новых больших кораблей, а нарны ничего такого нам не продадут. Мы еле в состоянии восполнять потери истребителей. А Шеридан... себе на уме. Если фактический глава нашей армии решит попросту проигнорировать все наши приказы, как он уже неоднократно поступал, то наши споры и обсуждения потеряют всякий смысл. 
      - Именно, - произнес Хейг, глядя на Такашиму, но не упуская из виду Кларка. Было хорошо известно, что Такашима была в его команде. - Как раз тут наши союзники могут войти в игру. Вы все читали отчет лейтенанта Ивановой, я полагаю. Она предложила нам полную и безоговорочную поддержку со стороны этих таинственных чужаков. Все что они хотят - это жить в мире. И если для этого надо истребить всех минбарцев, то пусть так и будет. Она желает ответа, и мне придется дать его ей. Я полагаю, нет нужды напоминать об абсолютной мощи этих пришельцев? 
      - Нет, - сказала Крэйн. - Нужды нет. Меня как раз и беспокоит эта их абсолютная мощь. Мы ничего не знаем об их расе. Мы не видели ни посланника, ни полномочного представителя, только лейтенанта Иванову. Она предлагает нам помощь расы, которую никто из нас не видел, в деле уничтожения минбарцев. Но если они настолько могущественны, то почему сами с ними не разделаются? И не я одна сомневаюсь в этих чужаках. Капитан Шеридан формально заявил о своих... подозрениях... 
      - Мэри, вы ведете себя по-дурацки, - отрезал Кларк. - А капитан Шеридан просто боится лишиться своей незаменимости. Они предлагают нам самую лучшую надежду на окончание этой войны. Нам не придется доверять им. Нам нужно только вступить с ними в союз. 
      - Я согласна, - произнесла Такашима. 
      Крэйн окинула взглядом остальных: они либо склонили голову, либо вслух соглашались. Она знала, когда следует отступить. 
      - Ладно. Скажите лейтенанту Ивановой, что мы принимаем ее предложение о союзе, но она должна остаться на Проксиме 3, и она должна быть ответственна перед нашим собранием за действия ее союзников. Вы отвечаете за это, Уильям. Вы поняли? 
      - Безусловно, мадам Президент.
* * *
      Шеридан молча наблюдал за жестоким допросом Деленн. Он наблюдал, как Уэллс вытряхивал из нее информацию по крупинкам. Он ни разу ее не ударил, не дотронулся, вообще не причинял физического вреда, но он сумел разрушить все, чем она была и все, во что она верила всего несколькими хорошо рассчитанными словами. Он говорил о Земле, о разбитых мечтах, о потерянных и сломленных душах. Он говорил о бесчисленных жертвах, он говорил о сердце человеческой расы - планете Земля - и как оно ушло навсегда. 
      Потом он замолчал, предоставив Деленн ее собственному чувству вины. А затем задавал ей вопросы: передвижения войск, организация армии, линии снабжения, технология. Всю информацию проверяла мисс Александр, которая раз за разом вторгалась в разум Деленн. 
      Все это длилось несколько часов, в течение которых Уэллс раскрыл информацию, для получения которой в обычных условиях потребовались бы месяцы разведки и сотни жизней. Шеридан понимал уравнение, но все равно испытывал отвращение ко всему, что видел здесь. Уэллс, казалось, не замечал взгляда, которым Шеридан буравил его затылок. Шеридану было легче смотреть туда, чем на Деленн. 
      Сеанс окончился. Уэллс зевнул и поднялся на ноги, щелкнув переключателем на столе, отчего Деленн дернулась, а затем вышел, отдав честь Шеридану. Шеридан сначала глядел ему в спину, потом перевел взгляд на Литу. Она выглядела измученной и усталой, походка ее была медленной и колеблющейся. 
      Шеридан посмотрел на стул Уэллса, но уселся на стол и вернул переключатель в прежнее положение. Шеридан знал его назначение. Через стул Деленн с неравномерным интервалом проходили короткие, раздражающие электрические разряды. Способ не давать ей спать. Лишение сна - один из древнейших видов пытки. 
      - Почему вы это сделали? - спросила Деленн. 
      - Я не люблю пыток, - резко ответил он. - И я... мне не понравилось то, что я сейчас видел. 
      - Случайности войны, - сказала она хрипящим голосом. - Не думаю, что Синевал или Калэйн обращались бы с вами лучше. 
      - Но я не такой, как они. По крайней мере, надеюсь на это. 
      - У вас будут неприятности, - сказала она. - Она, должно быть, знают, что вы дали мне еды. 
      - Неважно. Что они могут мне сделать? Я - их единственная надежда, и они это знают. 
      Она слегка улыбнулась. 
      - Что? - он непонимающе засмеялся. - Что такое? 
      - Вы иногда мне напоминаете Неруна. Он тоже, но он похож на Неруна лишь внешне. Вы же действуете, как он. 
      - Правда? - Шеридан попытался осмыслить этот факт. - Это хорошо или плохо? 
      - Хорошо. Определенно, хорошо. 
      - Ага, спасибо, - он замолчал и посмотрел на нее. Иногда ему почти удавалось забыть, кем она была, и что она сделала. Почти. 
      - Мне... кое-что нужно у вас спросить. Не знаю, имеет ли это смысл, но я... у меня такое чувство, что я знал вас раньше. Не знаю, как выразить это словами. Когда я смотрю на вас не слишком внимательно, я... я не вижу минбарку... я вижу вас. Если это имеет смысл. 
      Она снова улыбнулась. 
      - Мы верим, что души путешествуют вместе через многие жизни, возобновляя хорошие отношения, и исправляя плохие. 
      - Что? Вы думаете, что я испытываю это сумасшедшее чувство потому, что наши души связаны чем-то вроде... космической швейной машинки? 
      - Я не знаю, что это такое, но вероятно вы правы, - она внезапно подняла взгляд на охранника, безмолвно стоявшего у стены. Шеридан уловил ее выражение, и жестом приказал охраннику выйти. Он выглядел недовольным, но подчинился. - Капитан, а чувствую... что... я должна вам кое-что сказать... что-то, что они не смогли забрать у меня... Мы... это трудно. Мы верим, что души каждого поколения возрождаются в следующем, что когда один из нас умирает, его или ее душа переходит в кого-то, идущего следом. У вас есть подобная вера, капитан? 
      - Я... раньше... наверное, да. Я перестал верить во что бы то ни было, когда увидел Землю в последний раз. 
     Он не хотел ранить Деленн, но, тем не менее, сделал это. Она склонила голову, и ей понадобилось несколько секунд, прежде чем она снова смогла заговорить. 
      - Но последнюю тысячу лет каждое поколение казалось... слабее предыдущего. Нас рождается все меньше и меньше, и ныне живущие не сравнятся с нашими предками. Как будто их души исчезают. И... наш величайший духовный лидер Вален оставил некоторые пророчества о будущем, пророчества о возвращении Древнего Врага, об огне и тьме, и о том, что мы должны объединиться с другой половиной нашей души, или мы будем уничтожены. Я не могла понять, что он имел в виду, до тех пор, пока не увидела ваше с Синевалом противостояние. Думаю, теперь я понимаю. 
      - Это почти святотатство, капитан, но я не могу больше этого игнорировать. Я... я думаю, что наши души уходили к вам. 
      - Что? Это... это же абсурдно. Разве нет? 
      - Я не знаю. Я... я тоже так считала, но... есть кое-что еще. Когда я была ребенком, у меня было видение Валена. Я как-то отстала от родителей, потеряла их, и спряталась в заброшенном храме. У меня было видение там. Вален сказал мне, что он не позволит никому меня обидеть. Наши пророчества всегда говорили о Валене, как о минбарце, рожденном не от минбарца. Недавно, когда меня допрашивали, я испытала еще одно видение. Я думаю, что Вален был человеком. 
      Шеридан открыл рот, но не нашел, что сказать. Это все звучало так бессмысленно. Наконец, он произнес: 
      - Мы по большому счету вышли в космос всего лишь около ста лет назад. Как я слышал, Вален жил намного раньше, - она кивнула. - Но тогда как возможно то, о чем вы говорите? 
      Я не знаю, но я ни о чем больше не могу думать. Я... как раз шла проверить свое предположение, когда наткнулась на вас и... ту. 
      - Проверить? - его глаза сузились. - Как? 
      - Есть... такой артефакт, трилюминарий. То есть, их всего три. Я позаимствовала один. Их можно использовать для телепатического сканирования, или для... исследования души. Я собиралась проверить вашу душу, капитан, и узнать, права я или нет. 
      - Трилюминарий? Вы имеете в виду это? - Шеридан вытащил из кармана треугольный предмет из неизвестного ему металла. Она кивнула, раскрыв рот от удивления. - Я взял его у вас тогда. Вы и впрямь думаете, что у меня душа минбарца? 
      - Я не знаю. Мне... мне страшно, капитан. Если это все правда, то война с Врагом грядет раньше, чем мы могли подумать. Мне страшно подумать, что произойдет, если меня не будет с моим народом, чтобы возглавить борьбу с ними. 
      - Ага. Вот оно что. Надо полагать, вы просто хотите, чтобы я выпустил вас отсюда, не так ли? Может, мне отвезти вас обратно на Минбар? Даже отделаться от наших новых союзников? 
- Капитан, пожалуйста! У вас, наверное, были... сомнения... о них? 
      Он помолчал, затем медленно кивнул. 
      - Да, но пока мне все равно. Я честно думаю, что вы верите в то, что говорите, но у вас нет никакой власти на Минбаре на текущий момент. Рано или поздно, ваши люди придут к нам, и нам надо быть готовыми. Если для этого нам придется заключить сделку с дьяволом, то пусть будет так. У нас будет время сомневаться в наших новых друзьях, когда мы будем в безопасности. 
      - Будет слишком поздно. 
      - Никогда не поздно, - он сунул трилюминарий в карман и отошел. - Мне надо пойти проверить мой корабль. Мы отправляемся на пограничный патруль через несколько дней, и я должен быть уверен, что все в порядке. 
      - Я... да... я понимаю. Спасибо вам, капитан. 
      Он вышел, ни сказав больше ни слова.
* * *
      Лита окинула взглядом заботливо убранный стол и удовлетворенно кивнула. Превосходно! Она надела свое любимое, зеленое с коричневым, платье. Она надеялась, что приготовленное блюдо окажется съедобным, несмотря на низкое качество местных продуктов, выращенных на бедных плантациях и гидропонике. Кроме того, качество ужина определяет собеседник. Если только он приходит. 
      Маркус пришел в двадцать пять минут девятого - или ей следует говорить 20:25? Он зашел осторожно, как будто в этой комнате находилась куча минбарцев, а не весьма привлекательная, по ее соверщенно непредвзятому мнению, женщина. Он медленно оглянулся и протянул ей бутылку. Лита посмотрела на этикетку и улыбнулась. 
      - Апельсиновый сок? Спасибо. 
      - Э-э-э, здесь не так уж много мест, где можно купить выпивку. И, прежде чем начать искать, мне пришлось подождать, пока капитан Шеридан не вернется на Вавилон. 
      - Это замечательно. Сейчас практически невозможно найти настоящий фруктовый сок. 
      - Вообще-то это не... 
      - Вы подумывали, стоит ли идти, не так ли? 
      - Вы меня сканируете? 
      - Нет, - солгала Лита. - Это просто наблюдение. Я не слишком навязчива? 
      - Нет... просто... зачем вы попросили меня прийти? Вы едва меня знаете. 
      - Вы меня заинтриговали, а это вообще-то не так просто. Вы меня... интересуете, - он выглядел готовым удрать в любую секунду. - Давайте, присаживайтесь. А то еда остынет. У меня есть бутылка сносного центаврианского бренди. Гораздо лучше этой нарнской сивухи. 
      - Я... не... пью спиртное, - осторожно произнес он. Лита посмотрела на него и мысленно себя обругала. Она могла легко это прочувствовать: совсем неглубоко, под самой поверхностью; неконтролируемая ярость, порожденная опьянением и питаемая ненавистью. Он был... когда-то был алкоголиком. 
      - Не беда, - сказала она. - Мы попробуем ваш апельсиновый сок. 
      Он молча ел, не обращая внимания на ее слова, в крайнем случае, давал односложные ответы. Она не спрашивала его о семье - в его разуме ощущалось чувство потери - но Лита слышала о бойне на Веге 7. По крайней мере, она знала официальную версию случившегося; она также знала, что эта версия была либо ошибочной, либо попросту придуманной. 
      Она произвела несколько быстрых, поверхностных, незаметных сканирований. Он вроде бы не заметил, и она старалась не выдать себя внешне. Маркус был зол. В нем была скрытая, но жгучая, едва не переливающаяся через край, злость, направленная на весь мир, на минбарцев, на... что-то, чего она не могла распознать, да и не хотела; но более всего на самого себя. Злость и ненависть, ужас  и горе, все в одном флаконе. Лита была уже не заинтригована. Она была очарована. 
      - Вы действительно так ненавидите минбарцев? - спросила она. 
      Маркус дернулся, как ошпаренный. Он посмотрел на нее, не зная, что ответить. Лита слегка склонила голову набок и надела самую нежную и дружелюбную улыбку из своего гардероба. 
      - Они отняли у меня все, все, чем я когда-либо владел, - прошептал он. - Они отняли у меня мое наследие, мои мечты, мои цели в жизни, обоих последних близких мне людей. Да, я ненавижу их. А вы? 
      Я не знаю. Я никогда об этом не думала. То, что произошло... то произошло. Потеряла ли я друзей на Земле? Да. Семью? Да. Но... ненависть не вернет их. Смерти минбарцев не вернут их. Пси-корпус погиб вместе с Землей, а он был единственным, ради чего я жила. Корпус - мать, Корпус - отец. Меня вырастил Корпус, он кормил меня и одевал, а теперь его больше нет. Но... это не значит, что я прекращу быть тем, чем он меня сделал. Я служу Правительству Сопротивления, потому что это мое призвание. Все, что вам нужно - найти свое призвание. 
      - Я уже нашел, - произнес он охрипнувшим голосом. 
      - Нет. Извините, Маркус, но я думаю, что у вас этого никогда не было. Вы ходите за капитаном Шериданом, потому что надеетесь где-нибудь удачно сгинуть, - она грустно, и в то же время ободряюще, улыбнулась. - Вам нужно то, ради чего стоит возвращаться, - Она протянула руку над столом и дотронулась рукой в перчатке до его щеки. - А я... я думаю, мне тоже кое-что нужно. Мне нужно помогать людям. Я могу помочь вам. 
      - Вы это все прочитали у меня в голове? 
      - Нет, - она солгала еще раз. - Я просто... привыкла годами наблюдать за людьми. Это делают мою работу проще. Я могла бы войти в ваш разум, если вы не против. Я могла бы помочь вам, но только если вы сами этого хотите. 
      - Никто не может помочь мне. Вообще никто. Даже вы. 
      - А капитан Шеридан? Хм, я думала, вы будете возражать. Он так же плох, как и вы, Маркус. Ему даже хуже. Лучше держитесь от него подальше. Однажды он уйдет на самоубийственное задание и не вернется, а я не хочу, чтобы с вами случилось то же самое. 
      - Почему? Только из-за того, что я... заинтриговал вас? 
      - Ваша смерть будет напрасной. Я думаю, у вас еще есть, что предложить жизни. 
      - Все, что я могу предложить кому бы то ни было - моя смерть. Не забирайте это у меня. 
      - Я должна, Маркус. Я... я ощущаю, что у вас никогда не было много друзей, не так ли? Лишь несколько людей, которым вы небезразличны? Вы всегда были одиноки? - Он кивнул и отвел взгляд в сторону. - Я согласна выслушать, и поговорить, и просто побыть здесь. Если вы этого хотите. 
      - Почему вы обо мне заботитесь? Я не могу поверить, что вы готовы на столь многое. 
      - Может, оттого, что я тоже одинока. Потому, что я прожила столько чужих жизней, что я не знаю, где начинается моя собственная. Или может, просто потому что мне не хватает моего призвания. 
      Маркус поднялся. 
      - Вряд ли вам понравится то, что вы обнаружите в моем разуме. Спасибо за ужин, но мне пора идти,- он направился к двери. 
      - Маркус! - он обернулся. - Если вам будет нужна моя помощь, приходите. Я всегда буду здесь. 
      Он попытался что-то ответить, но затем опустил голову и вышел. Лита посмотрела на закрывающуюся дверь и устало покачала головой. "Хорошо, что мне нравятся сложные задания..." - подумала она.
* * *
      Дни проходили за днями, наполненные мукой и агонией, вопросами и ответами, болью и унижением. Деленн не могла сказать, сколько времени прошло с тех пор, как Шеридан в последний раз посетил ее. Надо полагать, он ушел на свое задание, оставив ее на милость мистера Уэллса и мисс Александр. 
      Она рыдала, кричала, взывала к Валену, молила о помощи; но никто не откликнулся. Она пыталась медитировать, сопротивляться, пробовала думать о Неруне, Драале, об отце, о Дукхате; но никто из них не смог облегчить ее страдания. Она пробовала думать о Шеридане, но эти мысли приносили ей только боль. 
      Дверь открылась, и она подняла глаза, ожидая увидеть телепатку. Уэллс расспрашивал ее о Рэйнджерах, но вдруг прервался. Это был капитан Шеридан. 
      - А, капитан. Снова пришли посмотреть? - Деленн не удалось уловить эмоций в его голосе. Казалось, их вовсе не было. 
      - Не совсем. Я ухожу на пограничное патрулирование через несколько часов, и я забираю ее с собой, - Уэллс приподнял бровь. - Обсуждению это не подлежит. 
      - Мы с ней еще не закончили. 
      - Меня это не волнует. Отныне вы будете допрашивать ее только в моем присутствии. Она будет содержаться под стражей на борту "Вавилона". Ее присутствие здесь вызывает слишком много беспокойства. 
      - Понятно. Кто дал вам полномочия на это? 
      - Я сам. Больше ничьи полномочия мне не нужны. 
      - Ясно. А вы не находите, что вы... злоупотребляете своим положением? 
      - Нахожу. 
      - Ладно, капитан. Забирайте ее. Я надеюсь, что вы не совершаете тем самым большую ошибку. Она все еще ценна для нас. 
      - Более ценна для меня, - Деленн подняла взгляд и посмотрела ему в лицо, в первый раз за эту встречу. Он улыбнулся, подошел к ней и протянул ей руку. Деленн приняла ее и поднялась на ноги. Под циничным взглядом Уэллса она, прихрамывая и опираясь на Шеридана, прошла к выходу. 
      Деленн никогда не чувствовала себя более свободной, чем когда они вышли в коридор, а дверь камеры закрылась позади них. 
      Она улыбнулась. 
 
[ Глава 4. ]

 

-
 
Ваши замечания по данному материалу просьба присылать в
редакцию
 
Последнее изменение: 25 мая 1999 г.