Гэрет Уильямс. Тёмное, кривое зеркало.

Имеющий уши, да услышит.

Фаза 1, Глава 2, части 1-2.


"A Dark, Distorted Mirror" (c) 1997-1999 by Gareth D. Williams, LWA97GDW@sheffield.ac.uk

Перевод (c) 1999, Александр Краснянский, kavtig@advent.avtlg.ru




      Начиналась новая эра в истории Человечества. Мы знали о том, что она приближается, но знали также и то, что нам не суждено увидеть её рассвет. Десять лет мы были расой отверженных. Мы оказались лишены родины и рассеяны по бескрайней Вселенной. Десять лет нашей единственной надеждой был один-единственный корабль, и один-единственный человек. Но даже эта надежда была несбыточна, ибо мы были слабы, а минбарцы всесильны.
      Но потом мы встретили древнюю расу, чьё могущество превосходило наши самые невероятные предположения. Не потребовав ничего взамен, они предложили нам свою помощь. Мы не понимали тогда, что самая дорогая цена - та, что кажется самой ничтожной, и что больше всего тайн у того, кто ничего не скрывает.
      Но когда на карту поставлена судьба человечества, кто станет сомневаться в том, что друг - это друг, а враг - это враг? Наша величайшая надежда могла обернуться нашим величайшим проклятием, а наш заклятый враг - самым верным другом.

Из личных дневников командора Дэвида Корвина.




      - Г'Кван говорил, что есть тьма ужаснее той, против которой мы сражаемся. Это тьма души, потерявшей свой путь. Мы ведём войну не только против чуждой силы и злой воли, но также против хаоса и отчаяния. Страшнее смерти плоти смерть надежды, смерть мечты. В этом заключена величайшая опасность для нас, и мы не должны пасть перед лицом ниспосланного нам испытания.
      Нарн-проповедник обвёл взглядом собравшихся слушателей, и, внезапно, тёплое чувство благодарности вспыхнуло в нём. Так много их пришло для того лишь, чтобы послушать, как он говорит, чтобы услышать его слова. Он не мог не быть благодарен им за это. Новое рождалось здесь и сейчас. Отсюда он, вместе со своим народом, сделает свой первый шаг на долгом и трудному пути, ведущему к спасению.
      - Мы слишком долго были одержимы смертью. Смерть преследовала нас, пока мы не свыклись с её присутствием, пока она не стала нашим естественным уделом... Бремя горя и скорби тяготило нас, подобно тяжким оковам, которые мы сделали себе сами. Центавриане сковывали нас цепями из железа, но мы уничтожали свою свободу цепями ненависти. До тех пор, пока мы не разобьём эти оковы, не разорвём круговорот ненависти, злобы и горя, до тех самых пор мы будем одержимы смертью, и ничего мы не будем заслуживать, кроме смерти, и смерть будет нашим уделом. Сделать это будет нелегко. Не существует вечных истин, но мы должны всегда надеяться, ждать, когда придёт заветное мгновение - тот блистательный, неповторимый и священный миг откровения, который принесёт нам весть о грядущем нашего народа.
      Будущее вокруг нас. Оно ждёт, когда наступит время перемен, чтобы родиться в миг откровения. Никто не знает, каково оно, это будущее, и что несёт оно каждому из нас. Мы знаем лишь, что оно всегда рождается в боли. Да благословит нас Г'Кван.
      Нарн смолк и поднял голову, обратив лицо к ночному небу своей родной планеты. Всякий раз, когда он глядел в небо, полное звёзд, к нему приходило осознание его предназначения, и его истинного места в мироздании. Когда-то он блуждал между звёзд, но теперь он возвратился к зелёным просторам своей родины. Центавриане могли сколько угодно обращать её в руины, но они не в силах были уничтожить душу Нарна. Она будет жить до тех пор, пока жива вера хоть в одном из его сынов.
      Закончив проповедь, нарн поклонился всем, кто проделал столь долгий путь, чтобы услышать его слова. У многих в глазах стояли слёзы, и со всех сторон раздавались просьбы благословить. Он отказывался, говоря им, что они сами должны благословлять себя. Он поверял им слова утешения, слова печали, слова, что навсегда меняли их жизни. Поначалу, приходили немногие, привлекаемые скорее его славой и заслугами прошлого, нежели его мудростью и тем, что он говорил. Но теперь пришло больше, и каждый из тех, кто был здесь, понесёт весть о его учении по свету, и придут другие, которых будет ещё больше. Он знал о том, что у него есть враги, но политические противники ничего не значили перед лицом грядущего бедствия, равно как и перед спасением от него.
      Наконец, оставив снаружи черноту ночного неба, нарн удалился в свои покои. Они были просты и лишены всякого убранства. В комнате были только койка, каменный стол, подсвечник и копия книги Г'Квана, дар его деда, который так и не дожил до дня свободы Нарна.
      В комнате были двое.
      - Это была вдохновенная речь, Ха'Кормар'А Г'Кар, - сказал один из них. Нарн. Его спутник молча стоял, склонив голову.
      Г'Кар поприветствовал их кивком головы и стал зажигать свечи. Каждая из них, казалось ему, согревала его душу своим мягким трепетным светом. Проходя мимо книги Г'Квана, он благоговейно коснулся её переплёта. Только когда все свечи были зажжены, он повернулся к двоим спутникам, его лучшим друзьям.
      - Я рад видеть тебя снова, Та'Лон. В последнее время, Галактика становится слишком опасным местом. Какие вести ты принёс мне?
      - Недобрые, Ха'Кормар'А Г'Кар.
      Г'Кар с досадой вздохнул, услышав свой титул. Святой. Он уже говорил Та'Лону, чтобы он не называл его так, но тот, похоже, прочно утвердился в своей точке зрения.
      - Против Шеридана-Старкиллера на Веге 7 было совершено предательство, и его захватили в плен минбарские воины из клана Клинков Ветра. Его увезли на Минбар в оковах.
      - Великий Г'Кван! - воскликнул Г'Кар. - Его предали? На'Фар?
      - Да, - ответил Та'Лон. - Администратор На'Фар. Но Шеридан каким-то образом ускользнул с Минбара. Наши агенты не смогли выяснить, как это ему удалось, ясно только то, что для него это не представило большой трудности. Член Серого Совета - сатаи Деленн - исчезла одновременно с ним. Доклады наших агентов на Минбаре противоречивы. Одни говорят, что Шеридан взял её в плен, другие - что она помогла ему совершить побег, и пошла с ним добровольно. Никто точно не уверен, но в чём уверенность есть, так это в том, что теперь в Сером Совете влияние воинов возросло как никогда раньше. В отсутствие противодействия со стороны сатаи Деленн, сатаи Синевал, вождь клана Клинков Ветра, почти наверняка добьётся избрания себя на должность верховного рейнджера, а может быть даже и титула Великого, как только закончится период траура по Дукхату.
      - Я слышал об этом Синевале. И мне не нравится то, что я слышал.
      - Синевал амбициозен, - сказал тот, кто до этого безмолвствовал. - Я хорошо знал его. Он искренне верит в то, что именно он - тот, кто должен вести битву против Тьмы, и может быть, учитывая всё, что мы о нём знаем, так оно и есть. Он опытен, умён, и его намерения благородны, но он также тщеславен, высокомерен и упрям. Он станет преградой на пути того, что мы построили здесь, в этом нет никакого сомнения. Он может потребовать от нас клятвы верности ему.
      - И вы сделаете это? - спросил Г'Кар.
      - Я давал клятву верности вам, Ха'Кормар'А Г'Кар, - без обиняков ответил Та'Лон. - Вам и вашей мечте.
      - Так же, как и я.
      - Я благодарен вам за вашу преданность, и молюсь, чтобы я оказался достоин её. Было ли что-нибудь ещё?
      - Да, Ха'Кормар'А Г'Кар. Шеридан вернулся на Вегу 7, несомненно, для того, чтобы выяснить причину измены. Что он нашёл там... мы не можем сказать точно. От наших агентов на этой планете не поступало ни слова, и вообще никто не мог выйти на связь с Вегой 7 в течение более чем четырёх дней. Последнее полученное нами сообщение было лаконично: "Оно пробуждается". Вся колония оказалась уничтожена, так же, как и два минбарских боевых корабля, находившихся над планетой.
      - Шеридан?
      - Нет, - вмешался третий. - Шеридан умелый воин, но такое даже ему не под силу. Древний Враг возвратился на Вегу 7 и завладел своим кораблём, укрытым там многие века назад.
      - Значит, они действуют быстрее, чем мы предполагали, и они достаточно уверены в себе, раз рискнули пойти на такое.
      - Уверенности в этом мало, Ха'Кормар'А Г'Кар. Нет никаких доказательств, что это были они. Кха'Ри полагает, что это дело рук центавриан. Земляне думают, что это сделали минбарцы. Минбарцы взваливают вину на Шеридана. А центавриане... им это безразлично.
      - Но, тем не менее, они возвращаются. Они более быстры и сильны, чем когда-либо до этого. Да поможет нам Г'Кван. И вся эта возня вокруг Шеридана... Мне это не нравится. Шеридан становится всё более и более значительной силой в этой галактике, и я не знаю, к добру это или нет.
      - Желаете ли вы, чтобы мы вошли с ним в контакт, Ха'Кормар'А Г'Кар? - спросил Та'Лон. - Может быть, мы смогли бы привести его сюда.
      - Пока не нужно. Мы не знаем о нём почти ничего, знаем только то, что он - опытный воин. Если он сам решит придти сюда, то пусть будет так, но мы не можем пойти на риск и выдать ему то, что мы делаем тут, если вдруг он окажется сторонником Врага. Мне кажется, что то, чем мы должны заняться в первую очередь - это предательство, из-за которого Шеридан оказался в плену. Я знал На'Фара, и не думаю, чтобы он пошёл бы на такое, не имея приказа. Этот приказ мог исходить только от Кха'Ри, за это я готов поручиться своим глазом. Выяснить, кто и зачем. Сделано это из-за одних лишь денег, или же есть другая, более глубокая причина? Благослови вас обоих Г'Кван.
      - Благослови вас Г'Кван, Ха'Кормар'А Г'Кар.
      - Да пребудет с вами Вален, - сказал третий, откидывая капюшон своей чёрной униформы, знака принадлежности к касте воинов. Минбарцы были редкостью на Нарне, но это был необычный минбарец. - Рейнджеры Минбара должны были стать нашей главной линией обороны против Тьмы, и под началом Бранмера они отвечали своему предназначению. Но Бранмер умер, и рейнджеры ушли вместе с ним. Та организация рейнджеров, которую мы создаём ныне, не должна потерпеть неудачу. Да пребудет с вами Вален, Г'Кар, и да снизойдёт на вас благословение Валерии.
      - И тебе того же, Нерун.
      Двое ушли, оставив Г'Кара в одиночестве. Но нет, он был не одинок. Он никогда не был одинок. С ним была его книга, были его мечты и души миллиарда нарнов. Они озаряли его путь, лежащий сквозь тьму.
      Но кроме них, у него было кое-что ещё.
      - Ты здесь? - тихо спросил он. В ответ, выдвинувшись из ниоткуда, появился ворлонец. Г'Кар устремил на него взгляд, и скафандр ворлонца начал раскрываться. На лице Г'Кара появилась светлая улыбка. - Г'Лан, - послышался его вздох.

* * *

      - Имя?
      - Деленн.
      - Вы из Серого Совета?
      - Да.
      - Клан?
      - Мир.
      - Генерал Хейг молча наблюдал за допросом, прислонившись к стене напротив их пленницы-минбарки. Он не переставал удивляться везению Шеридана ещё со времени обороны Ориона 7, где Шеридану удалось спасти его и всех остальных членов Правительства Сопротивления, но это... даже Хейг был близок к потрясению, услышав такую весть. Шеридан был захвачен минбарцами, доставлен в самое их логово, но сумел вырваться оттуда, взяв в плен минбарку. Причём, ни больше, ни меньше, члена пресловутого Серого Совета. Возможно, Шеридану наконец-то удалось обнаружить средство, при помощи которого человечество сможет покинуть эту бесплодную скалу Проксиму 3 и занять то место в Галактике, что принадлежит ему по праву. Быть может, эта хрупкая минбарка с горящими глазами станет тем камнем, который ляжет в фундамент возрождаемого человечества.
      И за это им придётся благодарить Шеридана. В который уже раз.
      И ещё нельзя было забывать о другой женщине, чьё появление было связано с Шериданом, и о тех союзниках, чью помощь она предложила людям. Хейг был всё ещё не до конца уверен в том, следует ли ей верить, но он был в явном меньшинстве.
      Хейг вновь обратил своё внимание на допрос. Деленн вперила взгляд прямо в глаза своего следователя - должностного лица из Службы Безопасности по имени Уэллс. Хейг поразился тому, что Уэллс не отводил своего взгляда. Ярость, сверкавшая в глазах Деленн, кого угодно могла заставить дрогнуть, но Уэллс был крепким орешком.
      В том, как Деленн реагировала на Уэллса, было что-то странное. Было похоже на то, как если бы он напоминал ей кого-то другого.
      - Назовите имена остальных членов Серого Совета.
      Молчание.
      - Назовите имена остальных членов Серого Совета. Кажется, всего вас там девять?
      - Мы принадлежим кругу Девяти, созданному Валеном тысячу лет назад, чтобы принести мир и порядок на Минбар. Мы стоим между пламенем свечи и светом звезды, между Светом и Тьмой.
      - Очень мило, - прокомментировал Уэллс. - Но вы не ответили на мой вопрос. Назовите имена остальных членов Совета. Восемь имён. Я полагаю, это не так уж сложно?
      Молчание.
      - Довольно, - сказал Хейг. - Она так упряма.
      - Она сломается. Можете мне в этом поверить.
      Хейг знал, что Деленн говорит по-английски, так что они с Уэллсом перешли на другой земной язык - немецкий, чтобы она не поняла, о чём идёт речь. Хейг говорил по-немецки удовлетворительно, а Уэллс... всё, что он делал, он делал безупречно.
      - Всё, что нам нужно - это время и нехитрые средства убеждения.
      Хейг взглянул в сторону Деленн, сидевшей неподвижно, как статуя. Статуя с пламенным взглядом. Под её левым глазом был синяк.
      - Никаких пыток. Мы не можем позволить себе убить её. Есть другой способ.
      - Она?
      Хейг кивнул.
      - Вы её недолюбливаете?
      - Я ей не доверяю. Чувствуете разницу? Я не доверяю ни одному из них. Пока Пси-корпус существовал, они, по крайней мере, были хоть под каким-то контролем. Теперь же у них есть свобода делать всё, что им заблагорассудится.
      - Ни у кого из нас нет свободы. И не будет, пока жив хоть один минбарец.
      Дверь открылась, и Хейг повернулся к вошедшим. Их было трое. Один из них был сотрудником Службы Безопасности - он впустил двух других и снова вышел из помещения. Другим был Шеридан, человек, которого минбарцы прозвали Звездоубийцей, величайший герой нынешней эпохи. А третий, или, вернее, третья...
      - Лита Александер, телепат уровня P5, - официально представил её Уэллс. - Рад вас видеть.
      Она вопросительно взглянула на Деленн, а потом на генерала. Хейг утвердительно кивнул. Уэллс нехотя поднялся со своего кресла, и Лита заняла его место.
      - Мне нужно время, чтобы приготовиться.
      Хейг кивнул и повернулся к Шеридану. Старкиллер, не отрываясь, смотрел на Деленн, и в его взгляде сверкал гнев, по накалу не уступавший тому, что был в её глазах.
      - Здравствуйте, капитан, - сказал Хейг по-английски. - Наши врачи уже проверили ваше состояние?
      - Меня осмотрел доктор Кайл на борту "Вавилона". Со мной всё в порядке, генерал. Как продвигается допрос?
      - Медленно. Минбарка почти всё время отмалчивается. Надеюсь, что у мисс Александер получится извлечь из неё что-нибудь ценное.
      - Посмотрим.
      Шеридан замолчал и повернулся к Деленн. Хейг ощущал, что от Шеридана исходит нечто такое, чего раньше он не замечал. По крайней мере, раньше эта эманация не была столь сильна. Ненависть. Направлена ли она на самого Хейга? Он приказал помощнику Шеридана, командору Дэвиду Корвину, не предпринимать попытки спасти Шеридана с Минбара. Корвин нарушил этот приказ, но Хейг не собирался наказывать его за это. "Вавилон" был последним кораблём тяжёлого класса в распоряжении Правительства Сопротивления, но всё же... Ставил ли Шеридан в вину Хейгу тот приказ? Ненавидел ли он Хейга из-за этого?
      - Что я должна искать? - спросила Лита. Она сняла свои чёрные перчатки и смотрела на Деленн с выражением вежливого интереса на лице. Для Литы Александер, эта работа ничем не отличалась от какой-либо другой. Она не испытывала ни ненависти, ни любопытства, ни какого-либо другого сильного чувства. Только лишь... потребность исполнить своё предназначение, которую внедрил в неё Пси-корпус до того, как уйти в небытие. До того, как минбарцы уничтожили его вместе со всем остальным, что они уничтожили.
      - Всё, что связано с Серым Советом, - сказал Хейг. - Ничего конкретного. Нам просто нужно что-нибудь, с чего мы могли бы начать. У неё большой запас информации, в которой мы нуждаемся, и мы вытянем её полностью, но всему своё время.
      Дрогнула ли застывшая маска лица Деленн? Если даже так, это было почти незаметно.
      - Начинайте, как только будете готовы.
      Лита глубоко вздохнула и закрыла глаза. Вытянув вперёд руку, она коснулась ладонью лба минбарки, но та, казалось, не заметила этого. Её глаза тоже были закрыты. Дыхание Литы было медленным и спокойным.
      - Она сопротивляется, - сказала Лита. - У неё большая... сила. У минбарцев часто так бывает.
      - Продолжайте, - тихо сказал Хейг.
      Он не смог удержаться, и отвёл глаза от этой немой сцены, чтобы поглядеть на Шеридана. Старкиллер стоял и смотрел, неподвижный, как камень.
      - Я кое-что вижу, - прошептала Лита. - Девять колонн света.
      - Это Серый Совет, - сказал Шеридан. - Меня приводили в их зал.
      - Они спорят. Я вижу... какой-то треугольник. Она... думает о нём. Она сопротивляется. Сильно. Я... кажется... Бранмер умер... Энтил'За... рейнджеры. Она... о, Боже. О, Боже! Тьма! Она приближается! Чёрная, ужасная и... она коснулась!
      Последнее слово вырвалось воплем из груди Литы, и её голова запрокинулась назад. Она отдёрнула руку от головы Деленн, как будто та была раскалена, и в ужасе уставилась на свою ладонь.
      - Что вы обнаружили? - спросил Хейг.
      - Я не уверена. Это было слишком... неясно. Идёт какая-то борьба за власть между членами Серого Совета. Она представляет одну из сторон, и они спорят о каких-то рейнджерах. Она боится, что теперь её противник станет их начальником.
      - Кто такие эти рейнджеры? - спросил Хейг. - Я никогда не слышал о них.
      - Что-то вроде отборных частей армии, - сказал Шеридан. - Частью воины, частью жрецы, частью секретные агенты.
      - Их организация направлена против нас?
      - Вероятно, - ответил Шеридан. Он выглядел рассеянным.
      - Не будете ли так добры, сказать мне, почему я никогда ничего не знал об этих рейнджерах?
      Шеридан молча посмотрел на него, и Хейг отвернулся прочь.
      - Что-нибудь ещё, Лита?
      - Я не знаю. Какие-то обрывки. Мне придётся подумать над этим, и мне нужно будет отдохнуть перед тем, как я буду делать это ещё раз.
      - Ничего страшного. У нас есть время. Мистер Уэллс, заключённая в вашем распоряжении.
      Лита поднялась из кресла и взяла свои чёрные перчатки. Медленно натягивая их, она пошла вслед за Хейгом, уходящим из комнаты. Внезапный импульс заставил Хейга обернуться и посмотреть на Шеридана. Тот всё ещё молчал и смотрел на Деленн. Вдруг, та повернулась и взглянула на капитана. В её глазах... в них светилась затаённая мольба.
      На мгновение он заколебался, как бы собираясь сделать что-то, но потом повернулся и пошёл прочь.
      - Так, - донеслись до Хейга слова Уэллса. - А теперь расскажите мне об остальных членах Серого Совета.
      За дверью стоял и ждал мужчина. Высокий, длинноволосый и с короткой чёрной бородкой.
      - Ваша охрана не позволила мне войти внутрь, - сказал он с британским выговором. - Я поклялся, что я никогда не оставлю вас, капитан. Как же я могу выполнить эту клятву, если вы не позволяете мне быть рядом с вами?
      - Простите, Маркус, - сказал Шеридан. - Просто мне... нужно было побыть одному, и не более того.
      Хейг взглянул на этого человека - Маркуса? - и отметил про себя его суровый взгляд, направленный на Шеридана. Но в глубине его глаз, за этой суровостью, жил как бы дикий зверь, которого так и тянет вырваться на свободу.
      Четверо людей, не торопясь, шли через коридоры Здания Правительства в личный кабинет Хейга. Когда они вошли туда, Хейг бросил острый взгляд на Маркуса. Он никогда раньше не видел этого человека, а Шеридан был печально знаменит своими уклончивыми докладами. Но Шеридан, со всей очевидностью, доверял ему, и, учитывая это, избавиться от него было бы довольно трудно. Хейг перевёл взгляд на Литу. Ей можно было верить, да к тому же, держать что-либо в тайне от телепата никогда не было хорошей идеей. Пришло время поднять вопрос насчёт одного момента, вызывавшего чувство неудобства у генерала Хейга.
      - Итак, капитан. Что вы думаете о наших новых союзниках?
      - Инопланетные друзья Сьюзен? Я не знаю. Нам нужны союзники, и эти ребята сильны. Очень сильны.
      - Наверное. А как насчёт самой Сьюзен? Вы доверяете ей?
      - Доверяю? Да, скорее всего. Она помогла мне сбежать с Минбара, и командор Корвин знает её и верит ей. Я полагаю, вы знали её?
      - Да. Она была назначена на должность в личном штабе генерала Франклина несколько лет назад. Она приняла участие в миссии "Вавилон 2" - разведка вблизи Предела, или что-то вроде того. Она исчезла там. Мы полагали, что она погибла.
      - Очевидно, нет. Генерал, все детали, которые вам нужны, изложены в моём докладе.
      - Да. Я читал его. Он составлен очень... хитро. Извиняюсь, что приходится говорить об этом, капитан, но вы кажется... не очень-то склонны рассказывать всё до конца.
      - Я знаю. В этом... - Шеридан запнулся, и медленно прикрыл глаза. - В этом нет ничего особенного. Вы же знаете меня, генерал. Я всегда был параноиком.
      - Да, капитан. Я знаю вас. Итак, какие же планы у вас теперь?
      - Мне бы хотелось взять "Вавилон" и отправиться в столицу нарнов. Если, конечно, на то будет санкция Правительства Сопротивления.
      Сарказм. Просто чудесно. Можно подумать, что Шеридан не полетел бы, не дай ему Хейг разрешения.
      - Вы же знаете, что я не могу позволить вам рисковать вашим кораблём для того, чтобы отомстить нарнам, капитан.
      - Я не намерен делать этого. Кха'Ри должен услышать сообщение об инциденте на Веге 7 от кого-то из тех, кто был там. От меня... и Маркуса. Если они убедятся, что колония была атакована минбарцами, они могут согласиться, наконец, предоставить нам реальную помощь.
      - А если вы к тому же ещё выясните, кто дал приказ арестовать вас, то это станет замечательным совпадением, не так ли? Очень хорошо, капитан, мне понятно, я мало что могу сделать, чтобы остановить вас, но, пожалуйста, не идите на конфликт с Кха'Ри. В конце концов, мы всё ещё живы лишь благодаря их долготерпению.
      - Я не собираюсь...
      - Хорошо, значит, когда вы отправляетесь?
      - Как только ремонт на "Вавилоне" будет закончен. Через несколько дней, я полагаю. И ещё мне хотелось бы взять с собой мисс Иванову.
      - В самом деле? На следующие несколько дней запланирована её тесная работа с Правительством Сопротивления по вопросам подготовки деталей договоров и соглашений между нами и её друзьями.
      - Она просила меня взять её с собой.
      - Да? Ну ладно. Я уверен, что смогу организовать это, капитан. Хорошо. Может быть, вы желали бы повстречаться с Анной, пока вы всё ещё здесь?
      От вспышки гнева, пробежавшей по лицу Шеридана, Хейгу захотелось улыбнуться. Старкиллер не был столь неуязвим, как думало о нём большинство людей. У каждого есть своя ахиллесова пята.
      - Она часто спрашивала о вас.
      - Я... разберусь с этим. До свидания, генерал.
      - Всего доброго.
      Когда Шеридан и Маркус вышли из офиса Хейга, тот заметил, что Лита подошла к нему. Остатки усталости всё ещё были видны на её лице, но казалось, что она чем-то явно заинтересована.
      - Генерал, вы не знаете, кто был тот человек, который сопровождал капитана Шеридана?
      - Я знаю о нём немногим больше вашего. Его имя Маркус и он выжил в бойне на Веге 7. А что?
      - Так, ничего, - она улыбнулась озорной и хитрой улыбкой. - Ничего особенного.

* * *

      - Она не желает видеть меня. Даже не хочет знать, что я здесь.
      - Он взял и умер. У меня на руках.
      - Даже не знает, что я здесь.
      - Жизнь просто ушла из него. Вот так.
      - Мы были вместе много лет. Она поцеловала меня, когда вернулась.
      - Он был другом, ещё одним другом, которому я не сумел помочь.
      - Настоящий поцелуй. Она говорила, что любила меня. Что же случилось?
      - Я видел лик Бога в его глазах. В них был такой страх.
      - Она не будет говорить со мной, даже не подойдёт ко мне. Конечно, мы оба были заняты, но разве нельзя было найти немного времени?
      - Я видел Бога...
      Командор Дэвид Корвин и лейтенант Стивен Франклин поглядели друг на друга. Они медленно и скорбно осушили свои бокалы и заказали по новой.

* * *

      Покончить с этим сейчас, и как можно быстрее, - подумал Шеридан, заходя в ту комнату в казармах, которая официально принадлежала ему. Конечно же, он мог потребовать себе апартаменты значительно больших размеров. В конце концов, он ведь был самым главным капитаном. И, кроме того, единственным капитаном корабля тяжёлого класса. Но квартира большего размера ему была просто не нужна, особенно если учесть то, что он и в этой-то проводил совсем немного времени.
      И одна из причин этого сейчас находилась внутри.
      - Привет, Анна, - сказал он, тщательно следя за своим тоном.
      - О, вы только поглядите, - прошипела она, оборачиваясь к нему. - Это же сам Джон Шеридан. Старкиллер. Ну что ж, здравствуй, Джонни. Лучше поздно, чем никогда. Через два дня ты наконец-то решил навестить свою жену.
      - Анна, ты пьяная.
      - Конечно, я пьяная! Я всегда пьяная, не так ли? Мне нечего больше делать, не то, что тебе. Не то, что Старкиллеру. Ты всегда такой чистенький, безукоризненный, идеальный.
      Шеридан присел на край кровати и посмотрел на свою жену. Её восхитительные рыжие волосы висели неопрятными космами, в глазах была усталость и от неё разило дешёвой нарнской сивухой и потом. Он торопливо отвёл взгляд в сторону, не желая видеть её такой.
      - У тебя всё было в порядке?
      - Как обычно, - отозвалась она. - Ты же знаешь меня. Я никогда не меняюсь, верно?
      Но она изменилась. После того, как они потеряли Элизабет... свою дочь. Она уже два года, как мертва. Он стал жёстким и холодным, возвращаясь к жизни только в бою. Она залезла в бутылку. И кто осмелится сказать, что его путь оказался хоть в чём-то лучше её?
      - Нет, - прошептал он, соглашаясь с ней. - Никогда.
      - Рада слышать. - Она села рядом с ним. - И сколько же ты тут пробудешь?
      - Несколько дней, не больше.
      - Ах, понятно. Снова помчишься, куда глаза глядят. Прочь от своей вшивой, пьяной, впавшей в немилость жены, да? Ну, давай! Проваливай! Ты был негодным мужем и негодным отцом. Если бы ты хоть чего-то стоил, может быть, Лиз всё ещё была с нами. Была с нами...
      Шеридан в ярости развернулся и занёс кулак для удара, даже не осознавая, что он делает. Вдруг что-то заставило его остановиться. Едва уловимый аромат апельсинового цвета. В те моменты, когда её сознание не было затуманено слишком сильно, Анна разбрызгивала парфюмерию по комнате. Может быть, для того, чтобы избавиться от сивушного запаха, а может быть, потому, что им обоим этот аромат напоминал о саде его отца, и о том времени, когда они были счастливы. И ещё он напомнил ему о Деленн, от которой исходило то же самое сладкое благоухание.
      Шеридану стало неловко, и он опустил руку. Он даже не заметил, как это произошло. Он ещё никогда не доходил до такого, чтобы ударить Анну. Он даже помыслить не смел такое. Он вскочил и ринулся прочь из комнаты, не в силах преодолеть отвращения к себе, и благодаря про себя дух Деленн, что вовремя помог ему остаться в здравом уме. Поняв, о чём он думает, он послал в адрес Деленн проклятие.
      Анна лежала неподвижно, не то в полусне, не то в каком-то ином состоянии между сном и бодрствованием. Где-то на краю её сознания бродило воспоминание о ней же, прежней, и ненависть к себе за то, что она стала такой... тварью. Но у неё не оставалось силы воли, чтобы сопротивляться. Она уже не могла больше продолжать бороться.
      Но кое-кто ещё мог. Дверь открылась, и она подняла голову.
      - Джон?
      Но это был не Джон. Это была женщина. Привлекательная женщина с каштановыми волосами.
      - Привет, - сказала та, что вошла. - Ты, должно быть, Анна. А я Сьюзен. Сьюзен Иванова.
      - А что, это мне должно что-то сказать?
      - Возможно. Разрешишь мне присесть?
      Анна кивнула и Сьюзен села на кровать рядом с ней.
      - Джон много рассказывал мне о тебе.
      - Держу пари.
      - Знаешь, он всё ещё любит тебя. Он просто не хочет признавать этого, пока дела обстоят так, как сейчас, но ты не беспокойся. Всё станет иначе.
      - Он ненавидит меня.
      - Нет... ну... может быть. Ты же понимаешь, это всё минбарцы. Это всё они виноваты. Они сделали его таким, они сделали тебя такой. Это они виноваты во всём, правда ведь?
      - Да. Минбарцы... они убили Лиззи. Мою дочь.
      - Надо убить их всех, и тогда всё будет славно. Знаешь, здесь есть кое-кто из них. Минбарка. Большая шишка. Говорят, она была у них главной во время войны.
      - А?
      - Если бы она умерла, всё снова стало бы хорошо. Её держат в камере неподалёку отсюда. В тюремном блоке здания Правительства. Если она умрёт, у вас с Джоном всё снова будет хорошо.
      - Хорошо?
      - Да. - Сьюзен улыбнулась, и Анна не смогла сдержать ответной улыбки. - Её зовут Деленн.




      Затянутый в серую униформу Службы Безопасности человек, известный только как мистер Уэллс, терпеливо ждал в коридоре. Уэллс всегда был терпелив и дотошен - благодаря этим двум качествам он поднялся на эту высоту, благодаря им он выжил среди всего того ужаса, что царил на Земле, благодаря им его ценность в глазах Правительства Сопротивления на Проксиме 3 была столь велика и именно благодаря им ему досталась нелёгкая задача сломать эту необычную заключённую.
      Генерал Хейг предупредил его, что это будет непросто. Узница была... мягко говоря, упряма, и располагала удивительной внутренней стойкостью, а также почти осязаемой силой воли и яркой личностью. Необыкновенная мудрость и сила в её глазах едва не внушили страх даже ему. С первого мгновения, как только Уэллс увидел минбарку, он всеми силами старался не упустить шанс допросить её самому. Когда у него это получилось, он был близок к тому, чтобы пасть на колени и возблагодарить Господа, в которого он уже перестал верить. Вот, наконец-то, и ему представилась возможность послужить своему народу.
      Несмотря на то, что он помнил о предупреждениях генерала Хейга, Уэллс был поражён бесплодностью своих попыток. Допросы шли уже шесть дней. Заключённую лишили еды, воды и сна. Три раза Лита Александер, телепат на службе Правительства Сопротивления, входила в мысли узницы, и всё, что ей удавалось вынести оттуда - смутные видения, неясные размышления и усталость, длящаяся целые дни.
      Мистер Уэллс умел ждать. Мистер Уэллс был терпелив. Мистер Уэллс был практичным человеком, и он знал, когда надо ускорить темп допроса, когда подождать, и когда поднажать, когда сидеть молча, а когда говорить.
      Два человека, которых он ждал, появились перед ним, и Уэллс воспользовался возможностью изучить этих двоих. Боггс был десантником GROPOS, маленьким и ничего не значащим, одним из миллионов. Или, по крайней мере, он был им до того, как оказался в тылу минбарцев после того, как они захватили Ио. Боггс выжил на оккупированной луне, проведя там долгие месяцы, питаясь и утоляя жажду чем попало. Но он выдержал всё, и когда его спасли, у него остался длинный шрам на лице, знание минбарского языка и психологии, и ещё глубоко укоренившаяся ненависть. С Каттером же была совсем другая история. Сын богатого представителя военной верхушки, он, благодаря связям своего отца, легко попал в Вооружённые Силы и не испытывал проблем со служебным продвижением. Его связи обратились в прах с гибелью Земли, но Каттер всё ещё пытался строить из себя важную персону. Его более чем средние деловые качества и сомнительные политические пристрастия не прибавляли ему значимости, но он обладал двумя особенностями, с лихвой окупающими его недостатки - он знал, что такое приказ, и он был предан Уэллсу. Оба они работали в Службе Безопасности под началом Уэллса, и теперь ему потребовалась их помощь.
      - Вы хотели видеть нас, Шеф? - сказал Боггс.
      - Что вы знаете о заключённом, чьим делом я занимаюсь? - спросил Уэллс.
      - Всё, что нужно знать, мы знаем, - отозвался Каттер. - На днях чуть не случилась заваруха. Народ хочет вытащить её из Купола и забить камнями, и всё такое. Мы с этим уже разобрались.
      - Правда? Я даже не слышал об этом, - сказал Уэллс, злясь на себя за излишнее увлечение этим делом. - Кто-нибудь знает, что она находится здесь?
      - Да, наверняка, - сказал Каттер. - Это как-то просочилось наружу.
      - Правда? Ну ладно. Наша пленница проявила своё крайнее нежелание сотрудничать с нами. Если бы силу воли можно было разливать в бутылки, в ней её нашлось бы достаточно, чтобы снабжать целый завод. Даже телепатические сканирования не дают хорошего результата, поэтому я вызвал вас. Мне нужно, чтобы вы обработали её. Ничего такого, что осталось бы после, ничего опасного и ничего, что стало бы заметным. Не более того, что нужно, чтобы сбить с неё спесь. Если нам повезёт, голод, жажда и отсутствие сна довершат дело. - Уэллс обвёл взглядом их лица. - Джентльмены, будете ли вы в состоянии контролировать себя? Я не могу позволить вам убить её. У неё в запасе слишком много информации, чтобы ей сейчас можно было позволить умереть. Если вы считаете, что у вас не получится держать свои действия под контролем, вам следует лишь дать мне понять это, и я приглашу кого-нибудь другого для этой работы. Моё мнение о вас не изменится в худшую сторону, если вы не сможете сделать этого. Я не думаю, что даже я сам был бы способен сдержаться.
      - Она минбарка, - медленно проговорил Боггс. - Она заслуживает того, чтобы испытать всю боль в этой треклятой галактике.
      - Я знаю, - ответил Уэллс. - Я знаю.
      - Но вы Шеф, - закончил Боггс. - Вы сказали ничего, что остаётся и ничего серьёзного, и точка. Ничего, что остаётся и ничего серьёзного.
      - Хорошо, благодарю вас. Она там, - Уэллс загрохотал кулаком по двери, и сотрудник Службы Безопасности, охранявший пленницу, впустил их. Уэллс, Боггс и Каттер шагнули в камеру. Сатаи Деленн из Серого Совета подняла голову.
      - Я знала, что вы придёте, - тихо промолвила она.

* * *

      Капитан Джон Джей Шеридан проклял всех на свете нарнов. Кажется, это был уже сто первый раз с тех пор, как он заявился на это нагромождение голого камня, которое они называли своим родным миром. Но тут он взглянул в окно и пожалел о своём невысказанном проклятии. Нарнам тоже было ведомо, что значить потерять всё, чем дорожишь на свете. Более сотни лет над их народом довлело центаврианское иго, и теперь каждого нарна снедала скрытая ярость, жажда мести и расплаты, жажда крови, которую не смогла утолить даже недавняя пятилетняя война. Чем же сам Шеридан отличался от них?
      Ну, хорошо, пусть Шеридан понимал их, но неужели всё это может являться причиной того, что они копаются, как сонные мухи? Он ждал уже целых три дня с тех пор, как прибыл на планету нарнов, чтобы лично доложить Кха'Ри об уничтожении колонии на Веге 7 (но, конечно же, не для того, чтобы выяснить, почему один из этих рептильных мерзавцев предал его, о, конечно же, не для этого).
      Уже три дня они занимались обсуждениями и спорами над его докладом. О чём тут было спорить? Вега 7 была земной колонией, захваченной нарнами десять лет назад. О'кей, пусть то был нелёгкий выбор - либо сдаться нарнам, либо минбарцы разнесут всё к чертям. Вега 7 не была ни сколько-нибудь важной, ни более или менее значительной планетой, но на ней было полно людей и нарнов. И вот, минбарцы налетели и вырезали всех подчистую. Выжили лишь три человека - лейтенанты Франклин и Конналли с "Вавилона", корабля Шеридана, и шахтёр по имени Маркус Коул, чьи свидетельские показания, как надеялся Шеридан, убедят Кха'Ри. Если, конечно, ему и самому Шеридану вообще представится возможность увидеть этот самый Кха'Ри.
      Его коммуникатор пискнул, и Шеридан с мрачным видом включил связь.
      - Да?
      - Капитан?
      Это был командор Дэвид Корвин, его старший помощник, под чьей опекой находился сейчас "Вавилон", в то время как Шеридан застрял на планете.
      - Ежедневный доклад, сэр.
      Шеридан тяжело вздохнул, надеясь, что этот звук останется незамеченным Корвином. Неужели подошло время доклада? Вечно ему, что ли, суждено тут сидеть?
      - Разрешаю, мистер Кор... - его панель связи неожиданно пискнула, и Шеридан повернулся к ней. - Извините, Дэвид. Включить связь.
      На экране возникло лицо нарнской женщины. Это была советник На'Тод.
      - Капитан, Кха'Ри назначил вам встречу сейчас, в своём главном зале.
      - Наконец-то, чёрт побери, - еле слышно пробормотал он. - Желаете ли вы видеть также и Маркуса?
      - Кого? Ах, да... Очевидца, которого вы упомянули в своём докладе. В этом нет необходимости, капитан. Пожалуйста, не тяните время. В конце концов, мы и так сильно заняты.
      Экран погас.
      - Держу пари, что так оно и есть, - сказал Шеридан. Он снова ткнул пальцем в свой коммуникатор.
      - Простите, Дэвид. Эти из Кха'Ри, наконец, проснулись и назначили мне встречу. Боюсь, с докладом придётся подождать.
      Он выключил коммуникатор, даже не дав Дэвиду шанса опомниться, и открыл дверь, чтобы выйти. Чем раньше он встретится с Кха'Ри, тем раньше он уберётся с этой проклятой бесплодной скалы.
      Вид Маркуса, караулившего снаружи, не удивил его. Шеридан кинул в его сторону свирепый взгляд.
      - Я полагал, что мы договорились, что вы не будете больше так делать.
      После того, как его спасли с Веги 7, Маркус принёс клятву верности Шеридану и узурпировал должность телохранителя капитана. Это доводило Шеридана, не нуждавшегося в личном телохранителе, тем более с таким состоянием души, как у Маркуса, до белого каления. Это было так, как если бы этот человек считал себя уже умершим, но только не переставшим дышать.
      - Вы сами согласились, капитан. И, пожалуйста, проявляйте уважение к моему мнению на этот счёт.
      Шеридан уважал желания Маркуса, но от этого они никак не переставали действовать ему на нервы. Если бы Маркус был здесь один, Шеридан, вероятно, пробормотал бы что-нибудь саркастическое насчёт уважения и просто позволил бы Маркусу сопровождать его, но тот был не один.
      - Что, эти из Кха'Ри, наконец, решили выслушать тебя, Джон?
      Сьюзен Иванова была самой выдающейся представительницей того сорта людей, которые неизменно приводили Шеридана в замешательство. Она обладала потрясающей, способной довести почти что до потери чувств красотой и глубоким, но странно извращённым чувством юмора. Она напоминала ему - в личностном плане - его жену Анну, какой она была до их свадьбы. Но вместо того, чтобы одним своим присутствием изгонять прочь всякое напряжение и неловкость, как это легко получалось у Анны, Сьюзан лишь усугубляла эти чувства. Шеридан не смог бы подобрать подходящие слова, чтобы выразить это, но было что-то, заставлявшее его чувствовать себя неловко, находясь рядом с ней. Может быть, причиной тому были её безымянные "друзья", способные разнести в клочья пару минбарских крейсеров за десять секунд, или, может быть, тот факт, что она так сильно напоминала ему Анну, какой она была раньше (и он не мог при этом не думать об Анне, какой она была сейчас), а может быть, то обстоятельство, что она постоянно залезала к нему в постель, а у него не было сил воспротивиться этому.
      А может быть, всё это вместе.
      Шеридан настоял, чтобы она полетела вместе с ним, и она, кажется, даже не подумала возражать. Ему не нравилось её присутствие, но он не доверял ей и не желал выпускать из своего поля зрения. Что же касается пребывания на Нарне, то он надеялся, что она останется на "Вавилоне", где Дэвид мог бы присмотреть за ней, но... она была тут.
      - Да, прямо молниеносно, чёрт бы их побрал. Они хотят видеть меня одного, но я полагаю, что вы двое можете пойти вместе со мной.
      Маркус просто кивнул, но Сьюзен широко распахнула глаза, взмахнув ресницами, что придало её лицу невыносимое выражение детского простодушия.
      - О, спасибо, капитан. Я так вам благодарна.
      Шеридан не считал себя счастливым человеком, но он не думал, что предстоящая встреча с Кха'Ри сделает его хоть капельку счастливее.

* * *

      - Ну, сатаи Деленн, - сказал мистер Уэллс, присаживаясь в кресло и потягивая из чашки синтетический кофе. Вкус был отвратительный, но избавиться от старой привычки не так просто.
      - Как вы себя чувствуете?
      - Вас не интересует, как я себя чувствую, - выдавила она из себя. Горечь и ярость слышалась в каждом её слове.
      - Вас интересуют только те сведения, что есть у меня, и это всё, что вы хотите. Вам не нужно ничего, кроме того, чтобы заполучить их.
      - Это правда, - признал он, разглядывая её. Боггс и Каттер поработали мастерски. Единственной видимой травмой был расплывающийся синяк на её щеке, но он был там уже не один день. Деленн сидела, застыв в той же самой позе, которую она не меняла на протяжении последних шести дней. Только отголосок сдавленного рыдания в её голосе и лёгкая судорога, сводившая её левую руку, свидетельствовали о том, что сделали Боггс и Каттер. Можно было надеяться, что этого окажется достаточно, чтобы сломать её. Если же нет, Уэллс всегда мог вызвать их снова.
      - Но взгляните на это с другой стороны, сатаи Деленн. По крайней мере, вы нужны мне живой.
      - Вы называете меня моим титулом только для того, чтобы поиздеваться надо мной, - отозвалась она. - Вы не понимаете, что он значит. И правильно. В ваших устах его истинный смысл обращается в грязь.
      Вот оно. Гнев, шесть дней таившийся под видимой поверхностью, переполнил чашу. Уэллс достал из кобуры плазменный пистолет и положил его на стол перед собой. Просто так, на всякий случай. Глядя в её глаза, Уэллс понимал, насколько опасна эта женщина.
      - Что ж, сатаи Деленн, объясните мне его истинный смысл. Расскажите мне о Сером Совете, о Валене и Девяти, о Свете и Тьме. Я обещаю быть очень внимательным слушателем.
      - Мне жаль вас, - донёсся её ответ. Кто-нибудь другой на его месте рассмеялся бы, но Уэллс остался серьёзен. Он лишь приподнял бровь, ожидая продолжения. Оно последовало.
      - У нас, минбарцев, всем управляет один индивидуум, но мы всё делаем как один человек. Когда ваш народ убил нашего вождя, мы все обезумели от горя. И мы оставались такими очень долгое время. Только сейчас мы вновь возвращаемся к здравому рассудку... все вместе. Но вы... вы одни. Каждый из вас обречён страдать в одиночку, и некому пробудить вас от вашего безумия.
      - Безумия? В самом деле? Давайте взглянем на это с моей точки зрения, сатаи Деленн. Вы сошли с ума после смерти одного человека - вашего вождя. Его звали, кажется...?
      - Дукхат, - донёсся тихий ответ.
      - О, благодарю вас. Да, Дукхат. Вы обезумели от одной смерти, единственной потери, и, будучи одержимыми своим безумием, вы разрушили семь колоний, опустошили две луны, уничтожили почти весь наш флот - двадцать тысяч кораблей в Битве на Рубеже, большинство наших лидеров, в сущности, большую часть нашего населения... и нашу родину. Так скажите же мне, сатаи Деленн, если вы стали безумны от одной-единственной смерти, как же мы могли не обезуметь от такого неимоверного количества смертей и таких страшных потерь? Вы можете думать о себе что угодно, но ведь, на самом-то деле, вы нисколько не лучше нас, так ведь?
      Единственным ответом послужил безмолвный взгляд, но в нём был оттенок горечи. Ага, начинается.
      - Говоря начистоту, вы уничтожили не просто нашу родную планету. Вместе с ней вы разрушили все наши мечты. У вас есть... ох, как бы это сказать? Некая точка сосредоточения? Что-то такое, во что верит весь ваш народ без исключения - поклоняется, если хотите? Есть хоть что-нибудь?
      - Вален, Круг Девяти и предначертанное нам, - сказала она столь же тихо.
      Предначертанное? Уэллс мысленно сделал пометку напротив этого пункта.
      - Что ж, у нас тоже был центр средоточия стремлений. Центральная точка всех мечтаний и надежд нашего народа как единого целого. Она звалась Землёй. Вот, взгляните, - он указал на эмблему на своей униформе. Она поглядела на неё, но не сказала ничего.
      - Видите это, "Вооружённые Силы Земли"? Земли. Когда я впервые надел эту форму, мне показалось, что я вырос на десять футов, что я способен померяться силами со всей Галактикой. Понимаете, у меня было призвание, и оно заключалось в том, чтобы служить Земле - планете, людям, живущим на ней и идеалам, всему, в чём заключался смысл этой формы. И вы отняли всё это у меня. У меня и у бесчисленного множества других людей. Но я перенёс это. У меня всё ещё есть своё предназначение здесь. Допустим, оно не такое уж значительное, но всё равно я кому-то нужен. Во мне всё ещё живо стремление служить, делать всё, что в моих силах, но в других... во многих его уже нет. Они пали под тяжестью обрушившегося на них горя и своих потерь. Самоубийство. Прах или Буря, или алкоголь. Несчастные, жалкие люди, без цели, без призвания, лишённые самого смысла жизни.
      Неужели это слёзы в уголках её глаз? Тень раскаяния?
      - Послушайте, сатаи Деленн, я разумный человек, или, по крайней мере, я считаю себя таким. Поймите, мне ясно, что в Сером Совете девять членов, и что вы, естественно, не можете отвечать за всех девятерых. Может быть, вас даже не было в Совете во время войны. Мне известно, что капитан Шеридан убил нескольких из вас во время сражения у Марса, сразу после падения Земли. Возможно, вы заменили собой одного из тех, что погибли тогда. Не исключено также, что вы не были согласны с этой войной, голосовали против неё, призывали прекратить всё это. Смерть моих мечтаний... наших мечтаний, может лежать на совести кого-то другого, а не вас. Я разумный и порядочный человек, сатаи Деленн, и я не могу наказывать одного человека за грехи другого, но их здесь нет, сатаи Деленн, а здесь есть вы.
      Простые слова не в состоянии выразить то, что мне хотелось бы сделать с вами за все эти загубленные жизни, все разбитые мечты, все сломленные души. Я бы выколол ваши глаза, переломал бы кости, вырвал этот гребень из вашей головы и стёр его в порошок, выдрал бы органы из вашего чрева, разорвал бы вас на куски. И всем людям в этой колонии хотелось бы чего-нибудь в этом же роде. Они желают забить вас камнями до смерти, или распять, или обезглавить, или сжечь на костре, как ведьму, или ещё что-нибудь в том же духе. Я тоже желаю этого, сатаи Деленн, но я знаю, что я не получу этого удовольствия. Я знаю, что вы нужны нам живой, из-за всех тех сведений, которыми вы располагаете, сведений, которые могут помочь изменить всё, компенсировать все злодеяния, совершённые против моего народа. Среди нас очень, очень мало тех, кто убеждён в том же. Но я не виню всех остальных. У них есть крайне серьёзные поводы желать вашей смерти, но я... я хочу, чтобы вы жили. Таким образом, сатаи Деленн, выходит, что я - ваш единственный друг на этой планете.
      Она плакала, еле заметно и беззвучно, но всё же она плакала. Уэллс улыбнулся.
      - Итак, назовите мне имена остальных членов Серого Совета.
      Тихо, настолько тихо, что он едва мог расслышать её, она произнесла:
      - Синевал.
      - Каста?
      - Воин.
      - Клан?
      - Клинки Ветра.
      - Ага, это уже интересно. Мы вернёмся к нему позже. Следующий?
      - Хедронн.
      - Каста...?

* * *

      - Просим извинить нас, капитан Шеридан, - говорил нарн, - но мы не смогли обнаружить никаких доказательств вашего заявления, что за атакой на Вегу 7 стояли минбарцы. Это определённо была акция центавриан, направленная на то, чтобы спровоцировать нас на войну с другим противником. Что вполне соответствует их двуличной природе.
      - Центавриане? Советник Ха'Мак, центавриане не могли находиться ближе, чем за десять световых лет от Веги 7. Это были минбарцы.
      - Боюсь, что нам так не кажется, капитан. После нашей блестящей победы над ними два года назад, центавриане занимались тем, что отстраивали свои разбитые флоты. Мы уже давно ожидали от них чего-нибудь подобного.
      Блестящая победа? Шеридан еле удержался, чтобы не издать тяжкий вздох. Нарно-центраврианская война окончилась вничью, хоть и была кровавой и опустошительной. Ни одна из двух сторон не добилась того, чего хотела, и кончилось это не соглашением о прекращении огня, а, скорее, взаимным свёртыванием активных действий, чтобы привести свои армии в порядок в преддверии следующего натиска. Если бы не личное участие Шеридана в войне на стороне нарнов, это могло бы кончиться для них гораздо хуже.
      - У меня есть свидетель, который утверждает, что к событиям были причастны минбарцы.
      - Мы прочитали ваш, рапорт, капитан, - вмешался раздражительный пожилой советник по имени Ду'Рог. - Землянин, которого вы упоминаете в нём, хронический алкоголик, и за последний год его семь раз арестовывали за пьяные драки. Мы сверились с записями докладов, которые нам ранее регулярно посылал администратор На'Фар. И мы нашли слишком мало подтверждений для вашей теории. Очевидно, лишь ваше личное желание впутать нас в войну с минбарцами.
      ЕГО желание втянуть ИХ в войну? У Шеридана не было ни малейшего сомнения, что как только нарны и центавриане снова передерутся, к нему на "Вавилон" сразу же придёт сообщение с просьбой о помощи.
      - И среди нас, Ду'Рог, есть такие, - начал говорить один из советников, имени которого Шеридан не знал, - кто немногим лучше хронических алкоголиков. Мы оба знаем, что центавриане не способны осуществить такой удар, то же самое относится и к минбарцам. Это дело рук Древнего Врага, и вы все слепцы, раз не желаете признать этого.
      - Х'Кло! - злобно оборвала его На'Тод. - У нас нет времени, чтобы выслушивать твои паникёрские бредни.
      Она повернулась к Шеридану.
      - Простите нас, капитан, но мы не можем обсуждать эту тему.
      Но Шеридан плохо слышал то, что она говорила. Слова Х'Кло пробудили что-то в его памяти. Древний Враг? На'Фар прошептал те же самые слова, перед тем, как умереть, и Лите удалось извлечь то же самое из мыслей Деленн. Сама Деленн пыталась предупредить его о чём-то на Веге 7. Древний Враг?
      - Кто этот Древний Враг? - тихо спросил он, попытавшись придать своему вопросу оттенок беспечности.
      - Мифы и легенды, - презрительно ответила На'Тод. - И ничего больше. Я ещё раз приношу извинения, капитан, но мы не в состоянии сделать для вас что-либо ещё.
      Шеридан взглянул прямо на неё. Она лгала. Он знал это наверняка, у него был многолетний опыт общения с лжецами. Но тайное рано или поздно станет явным, как это бывало всегда.
      - Благодарю вас за то, что вы любезно уделили мне время, - сказал он самым нейтральным тоном, на какой был способен. - Благодарю вас, члены высоких Кругов Кха'Ри. Моё почтение, советники.
      Он стиснул свои кулаки, прижав их к груди в нарнском салюте, и гордой походкой направился к выходу из зала. В его голове шла напряжённая работа. Секреты никогда долго не оставались секретами, а у На'Тод, определённо, есть парочка-другая тайн. Была ли она одной из тех, кто приказал выдать его минбарцам? А может быть даже, она была в сговоре с этим самым Древним Врагом? Неожиданная мысль поразила его. А что если друзья Сьюзен и есть тот самый "Древний Враг"? Они были древними, могучими, и внушали ему нехорошее чувство. И ещё известно наверняка, что о них знают минбарцы.
      Сьюзен и Маркус ждали его снаружи здания.
      - Как всё прошло, Джон? - спросила Сьюзен.
      - Ведут себя, как типичные нарны, - раздражённо выпалил он в ответ. - Пошли. Я должен получить хоть капельку удовольствия, до того, как мы уберёмся из этой помойки.
      Теперь наметился некий путь, по которому можно будет добраться до правды, и Шеридан принял решение не спускать глаз с Ивановой.
      Рано или поздно, тайное всегда становится явным.

* * *

      Не теряя драгоценного времени, На'Тод, войдя в свои личные апартаменты, сразу направилась к терминалу связи. Такой же аскетичный и простой, как и все остальные предметы здесь, он был единственной выделявшейся деталью. Потребовалось несколько секунд, чтобы выйти на связь. В это время, она нетерпеливо барабанила пальцами, сложив руки на груди. На'Тод никогда не отличалась особенной терпеливостью. Когда экран включился, и на нём показалось лицо Ха'Кормар'А Г'Кара, она чуть было не пала на колени. Это была нелепая реакция. На'Тод никогда в своей жизни не склоняла колен ни перед кем - нарном, пророком, божеством; но в присутствии, даже не в непосредственном, Ха'Кормар'А Г'Кара, для неё стоило больших усилий сдержать подобный порыв. Он излучал такую ауру... величия и могущества, что это потрясало её до глубины души. Ей приходилось слышать, что Г'Кван был таким же.
      - Да, На'Тод, - сказал он. - Какие новости?
      Она быстро взяла себя в руки. Это необходимо было сделать как можно скорее.
      - Капитан Шеридан недавно покинул зал Кха'Ри. Он не получил того, чего добивался. Они не поверили его подозрениям в том, что уничтожение Веги 7 - дело рук минбарцев.
      - Что, конечно же, правильно.
      - Именно. Но Кха'Ри, с другой стороны, склонен сваливать вину на центавриан, все его члены, за исключением Х'Кло. Он допустил упоминание о Враге при Шеридане. Землянин, как мне кажется... заинтересовался, если выражаться с осторожностью.
      - Эх, Х'Кло, - вздохнул Г'Кар. - Когда же он, наконец, научится? Он всегда с головой погружён в прошлое. Он рассматривает Врага только лишь как средство, способное принести ему личную славу. Ладно, это отдельный разговор. Окажется ли Шеридан препятствием для нас?
      - Я не знаю. У него репутация человека, способного разоблачать тайны и раскрывать секреты. Сделать так, чтобы он ничего не узнал, может оказаться непростым делом, если он начнёт слишком глубоко копать.
      - Я знаю. Очень хорошо, На'Тод. Нерун и Та'Лон всё ещё в Г'Хамазаде?
      - Да.
      - Организуй встречу с Шериданом. Пусть Нерун и Та'Лон будут там, но не показываются на виду. Они поймут, коснулось его влияние теней, или нет. Есть шанс, что, в конце концов, его цели совпадут с нашими. Он может оказаться полезным союзником.
      - Или опасным врагом?
      - Если будет так, с ним есть, кому разобраться. Нерун и Та'Лон сказали тебе об... ещё одной вещи?
      - Выслеживании того, кто отдал приказ о выдаче Шеридана на Веге 7? Им кажется, что они раскопали кое-какие улики, но я наверняка смогла бы...
      - Твоё место в Кха'Ри слишком важно, На'Тод, и твоя позиция слишком на виду. Если то, на чьей ты стороне на самом деле, выплывет наружу, результаты будут... мягко говоря, неприятными. В Кха'Ри у меня всё ещё слишком много врагов. Нерун и Та'Лон мои лучшие агенты, и они выяснят всё, что необходимо выяснить. У каждого из нас своё место, На'Тод. Пути Вселенной приводят нас туда, где мы можем сделать больше всего добрых дел. Мне необходимо, чтобы ты оставалась там, где ты есть сейчас. Благослови тебя Г'Кван, На'Тод.
      - И вас.
      Экран почернел, и На'Тод отступила назад. Встретиться с Шериданом? Что станет делать Кха'Ри, если там узнают об этом? Разные инсинуации и подковёрные игры были обычным делом среди членов Кха'Ри, и это с лёгкостью могло вызвать подозрение, но, с другой стороны, это могло быть принято за очередной ход в борьбе за власть, и отвести внимание от её истинных побуждений. По крайней мере, в её покоях не было подслушивающих устройств. Она проверяла трижды в день, и все её каналы связи кодировались дважды.
      Но лишняя проверка не повредит. На всякий случай.

* * *

      - Надо признаться, я был удивлён, когда вы попросили меня об этой встрече, советник, - сказал Шеридан, с вежливым интересом оглядываясь вокруг. Но смотреть тут было особенно не на что. Обстановка апартаментов На'Тод была одной из самых спартанских, что ему приходилось видеть. Потом он взглянул на саму представительницу Третьего Круга. Казалось, она открыто интересовалась им. Шеридану подумалось, была ли эта встреча на самом деле чисто деловой. Он слышал, что нарны и люди могут быть совместимы в половом отношении. Подумав об этом, он еле сдержал ухмылку.
      - О? - сказала она. - Я просто хотела... выслушать снова ваши доводы по поводу налёта на Вегу 7. На самом деле, я не настолько близорука, как мои коллеги по Кха'Ри.
      Стоя рядом с Шериданом, Маркус тоже осматривал комнату. Хотя его и не приглашали на эту встречу, он всё равно пошёл вместе с капитаном; похоже, что у На'Тод не было возражений на этот счёт. Сьюзен вернулась в свою комнату, сославшись на усталость, но Шеридан не поверил этому оправданию до конца.
      - Всё, о чём вы говорите, вы можете узнать из моего доклада, советник.
      - За исключением одной маленькой детали. Что делали три человека из вашей команды в этой колонии, в то время как вы, вместе со своим кораблём, находились столь далеко от них? Вы всегда предоставляете своим людям увольнение на планетах вроде Веги 7?
      Бровь Шеридана удивлённо поползла вверх. Он небрежно опустил руку к поясу - ближе к кобуре. Он специально сделал акцент на действиях На'Фара в своём докладе, надеясь, что кое для кого эти детали окажутся достаточным поводом, чтобы запаниковать и сорваться с места. Похоже, что это сработало.
      - Их держали в заключении, советник, - сказал он, заметив краем глаза, как, подобно ему самому, напрягся и Маркус. Возможно, скоро представится возможность испытать ценность этого человека как телохранителя. Есть ли поблизости телохранители самой На'Тод? Если да, то сколько? Замешаны ли в этом другие члены Кха'Ри, или вина лежит целиком на ней одной?
      - Нас... предал администратор На'Фар.
      - Правда? Это непохоже на него. Он всегда был очень лоялен.
      - Лоялен? Да, я вполне согласен с этим. А что, если какие-нибудь приказы... скажем, от некоего члена Кха'Ри, заставили его выдать меня минбарцам? Он ведь выполнил бы их, не так ли?
      - Я полагаю, что да.
      Она была очень хладнокровна. У неё, должно быть, спрятан очень крупный туз в рукаве. Но как можно спрятать что-либо в этой комнате? Здесь была всего лишь одна дверь, и Маркус исподтишка загораживал её собой. Тут не было никаких шкафов или кладовок. Она была пустой, несколько более пустой, чем подобало бы члену Кха'Ри... Вот. Тонкий шов в стене, почти незаметный. Потайная дверь.
      На'Тод, очевидно, заметила движение его глаз. Она встрепенулась было, но Шеридан бросился вперёд и сбил её с ног. Она упала, и он приставил пистолет к её голове.
      - Выходите, или она умрёт! - рявкнул он. - Вы что, думаете, я попадусь в одну и ту же ловушку дважды?
      На'Тод крикнула что-то на неизвестном Шеридану нарнском диалекте, и дверь открылась. Оттуда вышли двое. Один из них был нарном, его простая серо-коричневая одежда скрывала его истинный статус, но его манера держаться выдавала в нём воина. А вслед за ним вышел... минбарец, на нём были чёрные одежды воинской касты, а в руке он держал металлический шест, точно такой же, как тот, что Сьюзен забрала у Деленн.
      Маркус выкрикнул что-то, что Шеридан не расслышал, и бросился вперёд. Минбарец повернулся лицом к нападавшему, что-то мелькнуло, и Маркус уже лежал на полу лицом вниз. Он попытался встать, но нарн поставил ему на поясницу свою ногу, обутую в тяжёлый башмак. Шеридан презрительно посмотрел на них.
      - Одно движение, и ей конец, - проговорил было он, но вдруг почувствовал, что не в состоянии сделать ни единого вдоха, после того, как что-то с огромной силой врезалось ему в живот. Отшатнувшись назад, На'Тод освободилась от его хватки и уставилась на него, глядя, как он корчится на полу. Она брезгливо подняла его пистолет.
      - Что-то вы недостаточно умны для великого капитана, - сказала она.
      - Нет, - вмешался минбарец. - Просто он не дипломат, и не более того. Он воин, я вижу это в его глазах.
      - Заткнись со своим воинским духом и честью, - прохрипел Шеридан. - Значит, это всё ты, - обратился он к На'Тод. - Ты послала На'Фару тот предательский приказ.
      - Вообще-то, нет, - ответила она. - Это сделала не я, но я знаю, кто это был. У меня есть к вам один вопрос, я попрошу вас ответить на него, как только с дыханием всё будет в порядке.
      Он ответил её яростным взглядом, и она пожала плечами.
      - Вы обратили внимание на то, что говорил Х'Кло на сегодняшнем заседании. До этого, от кого вы слышали о Древнем Враге?
      - На'Фар... он прошептал это, когда... - Шеридан с трудом втянул воздух. - Когда умирал. И Деленн.
      Никакой особой реакции со стороны минбарца не последовало, но что-то слегка изменилось в его позе.
      - Она... Я не знаю точно... Она тоже говорила что-то такое.
      На'Тод поглядела на нарна и минбарца. Нарн колебался. Минбарец стоял молча.
      - Оно было чёрное, - раздался тихий, грубоватый голос. Это был Маркус.
      - Такое чёрное, что взгляд как будто соскальзывает с него. Помесь паука и самого жуткого ночного кошмара. Когда оно проснулось, я слышал, как оно кричало у меня в голове.
      На'Тод махнула рукой, и нарн убрал свою ногу со спины Маркуса.
      - Я видел его. Я видел, как оно поднималось из-под земли. О, Боже, я думал, что сумел забыть это.
      - Что? - прошептал Шеридан. - Что это было?
      - Древний Враг, - ответила На'Тод. - Вегу 7 не уничтожали ни минбарцы, капитан, ни центавриане, ни представители какой-либо другой знакомой вам расы. Её разрушила древняя, существующая вне времени, тёмная и ужасающая раса. Они снова обретают свою силу. Тому порукой Вега 7. Один из их кораблей был спрятан там, и они вернулись, чтобы вернуть его себе. Мы - последний бастион надежды, последняя линия обороны, выстроенная, чтобы отразить возвращение Врага. Они вновь копят силы на своём родном мире по имени За-Ха-Дум, собирая там свои корабли. Мы должны ждать их прихода, и вы тоже должны делать это.
      За-Ха-Дум? Шеридан уже слышал это название. Сьюзен упоминала его... Сьюзен...
      - Я не... не верю... вам, - пробормотал он. - Не...
      Нога в тяжёлом ботинке врезала ему по черепу, и он потерял сознание.
      На'Тод взглянула на своих компаньонов.
      - Тащите его отсюда. Ха'Кормар'А Г'Кар должен увидеть его.
      - А что с его кораблём? - спросил Нерун. - Там могут удивиться, куда он пропал.
      - Ну и пусть себе удивляются. Я устрою небольшое прикрытие. Если их подозрения возрастут слишком сильно, проще всего будет взорвать его.
      - А с этим что? - спросил Та'Лон, указывая на Маркуса, также лежащего без сознания.
      - Берите его с собой. Он тоже видел Врага, и может оказаться лучшим кандидатом на то, чтобы служить вместе с нами, чем Шеридан.
      - А как быть с его компаньоном? С той женщиной?
      - Я объясню исчезновение Шеридана и ей. Если будет надо, она тоже исчезнет. У меня есть контакты с Тента Макур.
      - А если Шеридан так и не вернётся из святилища Ха'Кормар'А Г'Кара в горах Г'Хоражар?
      - Когда это случится, тогда и будем с этим разбираться. Г'Кван с вами, и да благословит он Г'Кара.

* * *

      Сьюзен Иванова сидела в своей комнате, и ей хотелось улыбаться. После всех своих проверок, На'Тод упустила одно-единственное подслушивающее устройство, самое маленькое из всех. Сьюзен поместила его внутрь самого Шеридана, воспользовавшись для этого поцелуем. Оно было чрезвычайно мощное и частично живое, один из самых мелких образцов технологии её друзей.
      - Вы слышали? - сказала она. Несмотря на кажущуюся пустоту комнаты, она была не одна. Она никогда не была одна. - Отлично. Горы Г'Хоражар находятся, кажется, к западу отсюда. Будет несложно обнаружить это святилище Г'Кара. Мы просто последуем за сигналом передатчика Шеридана.
      Да, я тоже так думаю. Воин подойдёт лучше всего. Вы сумеете доставить его вовремя? Ах, хорошо. Я не думаю, что даже Г'Кар способен справиться с воином. По крайней мере, без своих верных прислужников. Воин сможет двигаться за нами, пока мы будем идти за Шериданом, и когда мы окажемся достаточно близко, ему будет несложно почуять Г'Кара.
      Шеридан? Оставьте его мне. Он знает мало. Определённо недостаточно, чтобы представлять угрозу для нас. Я смогу сделать так, чтобы он поверил, что это На'Тод подстроила измену на Веге 7 и что Г'Кар работал на минбарцев. Шеридан уже кое-что знает о рейнджерах, но ему также известно, что вы с минбарцами давние враги. Он может выяснить это, но мне не под силу остановить его, если он станет копать слишком глубоко. Всё, что ему достаточно знать, это то, что вы враги минбарцев и хотите помочь нам в борьбе против них. Когда Г'Кар будет мёртв, это будет несложно, и заодно, вы избавитесь от этой назойливой проблемы.
      Деленн? Не беспокойтесь. Я сделала приготовления к решению этой задачи.
      Верьте мне.
 

[ Глава 2. Части 3-4 ]


-
 
Ваши замечания по данному материалу просьба присылать в
редакцию
 
Последнее изменение: 25 мая 1999 г.