Гэрет Уильямс. Темное, кривое зеркало.

Фаза 1, Глава 1, части 1-2.

       От переводчика: Как правило, произведения зарубежных авторов, публикуемые в этом замечательном журнале, не удостаиваются предисловий. Но в данном случае, когда я закончил перевод первой главы " Темного, кривого зеркала", то решил добавить пару слов от себя.
      Итак, дорогие читатели, вы имеете дело с одним из самых серьезных как по своему объему, так и по основательности переработки мира Вавилона 5, фантастическим (в обоих смыслах этого слова) романом. История его написания насчитывает уже более двух лет упорного авторского труда, и он до сей поры все еще далек от своего окончания. Из одной единственной идеи, брошенной автором в плодородную почву "вавилонского" материала, взросло сюжетно раскидистое и в то же время логически стройное древо нового повествования. Казавшиеся давно знакомыми, персонажи Вавилона 5, будучи поставленными в иные, скажем прямо, противоестественные в рамках "исторической фабулы", условия, не только не теряют своего прежнего блеска, но и раскрывают такие грани собственных образов, которые были ранее неведомы даже искушенному зрителю и читателю. При этом, разумеется, никто из них не теряет своей самобытности и тех особенных черт, что делают данный персонаж легко узнаваемым для нас.
      Кстати, я хотел бы объясниться. Я никогда не берусь за перевод вещи, которая не вызывает у меня особенных (положительных, конечно) чувств по отношению к себе. Можно считать, что я не способен переводить на заказ. Поэтому рекомендую уважаемым читателям отбросить все сомнения в том, что это произведение мне действительно нравится. Каждым своим аспектом, начиная с глубокой символичности названия, и кончая четкостью структуры компоновки сцен. Искренне надеюсь, что точно так же оно понравится и вам.

Александр Краснянский


"A Dark, Distorted Mirror" (c) 1997 by Gareth D. Williams, LWA97GDW@sheffield.ac.uk

Перевод (c) 1999, Александр Краснянский, kavtig@advent.avtlg.ru




      - Минбарский крейсер приближается, капитан, - напряженно сказал командор. Он посмотрел в лицо капитану в надежде вновь увидеть то чудо, свидетелем которого он когда-то был. Но глаза капитана были пусты и холодны. Почти мертвый взгляд...
      - Капитан?
      Капитан Джон Шеридан внезапно вернулся к действительности.
      - Вести рассредоточенный огонь. Заставьте их отойти. Немного.
      Они не могли, разумеется, брать на прицел минбарские корабли, но были и другие способы. Всегда были другие способы.
      - Есть, сэр.
      Командор привычной рукой взялся за управление огнем. Он всегда был талантливым стрелком и, несмотря на свою молодость, был одним из лучших стрелков на борту корабля Земного Содружества "Вавилон". За исключением лишь самого капитана, разумеется.
      Эффективность рассредоточенного огня была, конечно, невелика. Неспособность целиться в минбарские корабли делала их задачу чрезвычайно сложной, но никто из них не собирался сдаваться только потому, что враг был лучше оснащен, лучше вооружен и имел массу других преимуществ перед ними. Как сказал однажды капитан: "Они тоже терпят поражения. И им от этого только больнее, чем нам".
      - Уже есть какие-нибудь признаки попаданий, Дэвид? - спросил Шеридан. Он сидел в своем кресле. В последние дни он почти не покидал его.
      - Непонятно, - отозвался командор. - Они пока слишком сильно забивают наши сенсоры, чтобы можно было что-нибудь разглядеть. Лейтенант?
      - Они теряют скорость, и их оружие, кажется, не более эффективно, чем наше.
      - Что ж, - пробормотал Шеридан, - возможно, эта защитная система, которую нам продали нарны, все-таки работает. Как там двигатели гиперперехода, Стивен?
      - Нужно еще минут десять.
      - Черт! Ну и хорошо. Продолжай вести рассредоточенный огонь, Дэвид.
      Иногда у командора бывали большие проблемы с тем, чтобы понять, о чем думает капитан Шеридан, но сейчас дело обстояло наоборот. Казалось, капитан жил для того, чтобы сражаться, становясь самим собой лишь в пекле битвы. Командор слышал, что минбарцы все еще называют Шеридана Звездоубийцей после его победы над "Черной Звездой".
      Такое забыть нельзя.
      - Капитан! - раздался голос лейтенанта. - Потеря целостности корпуса в районе кормовых палуб почти до 30%. Минбарский крейсер, наконец, получил повреждения. Кажется, задеты передние двигатели.
      Капитан Шеридан кивнул.
      - Хорошо. Прикажите всем истребителям обстреливать передние двигатели минбарца. Пусть нанесут столько повреждений, сколько смогут, но убираются оттуда через минуту. Дэвид, приготовьте термоядерную бомбу.
      Он выглядит таким компетентным и собранным, - думал командор. - Готов к любым неожиданностям. Ни следа паники. Ни черточки страха. - Командор полагал, что знал, почему это всегда так. Капитан потерял слишком много в этой войне, чтобы у него мог оставаться страх за собственную жизнь.
      - Истребители отходят, - воскликнул лейтенант. - Крейсер готовит к залпу передние батареи!
      - Запустить бомбу и начать маневры уклонения. Заводите эту бомбу прямо в него!
      Командор знал, что в самом пекле битвы наступает момент, когда кажется, что время как будто замедляет свой ход. В такое мгновение возникает чувство, что неопределенность, разрешающаяся либо неотвратимой гибелью, либо провозвестьем новой жизни, длящаяся считанные секунды, ощутимо растягивается во времени. Через какое время крейсер сумеет выстрелить? Сколько понадобится бомбе, чтобы достигнуть цели, ставшей видимой благодаря повреждениям?
      - Бомба пошла, капитан, - сказал лейтенант. Он тоже чувствовал длительность этих мгновений. Командор стиснул кулаки. Прошла очень долгая секунда.
      Вдруг пол покачнулся и дрогнул под их ногами. Сперва командор подумал, что минбарский корабль успел выстрелить, но потом прошла еще одна долгая секунда, и он понял, что бомба сработала.
      - Так, - тихо прошептал он. - Похоже, что нарнская технология все-таки работает.
      Он огляделся. Никто не радовался победе. Да, в этот раз они уничтожили врага, но что одна эта победа значила на фоне всеобщего и полного разгрома? Они все потеряли так много в этой войне. Слишком много.
      - Всем истребителям вернуться в ангары! - громогласно приказал капитан. - Наши гипердвигатели уже действуют? Хорошо. Открывайте точку перехода, как только все Старфьюри вернутся. Ближайшая тихая гавань, в которой мы можем укрыться - Вега 7, так что берите курс на нее. Запускайте все ремонтные боты, что у нас есть, и приступайте к устранению повреждений.
      - Есть, капитан.
      - Ну что ж, в этом году нам, видимо, придется веселее, чем в прошлом, - со злостью произнес Шеридан.
      - Но ведь мы все еще живы, не так ли?
      - Если вы можете называть это жизнью. И к тому же, пока лишь середина января. У меня предчувствие насчет этого года, мистер Корвин. Мне кажется, что 2258-й станет годом, который изменит все. Что там, лейтенант Франклин?
      - Все Фьюри вернулись, капитан.
      - Хорошо. - Капитан Шеридан, по прозвищу Старкиллер, задумчиво кивнул головой. Эта война шла уже очень долго. Десять лет - это слишком долгий срок. - Хорошо.


* * *

      - Другая половина нашей души, - прошептала минбарская женщина. - Другая половина нашей души...
      Она расслабленно откинулась и тихо вздохнула. Сколько времени она уже провела здесь? Несколько дней, но предсказания Валена оставались столь же туманны и неясны, как тогда, когда она лишь приступала к их изучению. По правде говоря, теперь в них виделось даже меньше смысла, чем раньше. Но она сознавала, почему она предпочитает находиться здесь, на Минбаре, вчитываясь в древние пророчества до темноты в глазах. Для нее это было проще, чем присутствовать на Сером Совете.
      - Тебе надо отдохнуть, - раздался строгий и непреклонный голос.
      Она подняла взгляд и изнуренно улыбнулась. У Драала всегда было на нее большое влияние. Лучший друг ее отца, он был тем единственным, что оставалось у нее в память о нем.
      - Ты провела здесь слишком много времени, Деленн.
      - Когда я была маленькой, ты бранил меня за то, что я не желала долго учиться, - ответила она с искорками веселья в глазах.
      - То было давно, и, кроме того, вспомни, что важной прерогативой взрослых является способность произвольно менять настрой своих мыслей. Тогда ты все время мечтала, глядя в это окно, застыв, как статуя из кристалла. А теперь ты все время работаешь. Пророчества пребывали с нами тысячу лет, Деленн. Ты не сможешь постичь их все за одну ночь.
      - Я могу попытаться, и к тому же, четырнадцать циклов - это далеко не одна ночь, мой старый друг.
      - Я думал, что ты уже могла бы кое-что понять.
      Он присел рядом с ней, оглаживая маленькую бородку, которую он носил. Странное обыкновение, почти что центаврианское.
      - Ты не в состоянии познать всю Вселенную сама, Деленн. Нерун пытался убедить тебя в этом, помнишь?
      Она неожиданно встрепенулась и резко поднялась на ноги.
      - Неруна больше нет с нами, Драал! Он сделал свой выбор.
      - Как и ты. Но тот факт, что вы разошлись мирно, еще не означает, что вы выбрали верные пути.
      Драал бывал невыносим в такие моменты, но Деленн знала, что ее решение было верным. У Неруна был свой собственный путь, по которому он пошел, у нее - свой. Где бы сейчас ни был Нерун, она надеялась, что с ним все в порядке.
      - Возможно, ты прав, - сказала она. - Возможно, мне нужен отдых.
      Она плавно повела рукой над сердцем, склонив голову. Ритуальный жест, но она сделала его так нарочито, вложив в него столько гнева и чувства утраты, словно это простое движение отзывалось в ней болью.
      Она знала, что Драал смотрел ей вслед, когда она выходила из библиотеки, но это ничуть не раздражало ее. Его присутствие она ощущала как... своего рода поддержку. Временами он напоминал ей отца.
      Вид солнца Минбара, отражавшегося в изломах кристаллических гор, никогда не переставал потрясать ее, так же, как и сейчас. Но несмотря на то, что и теперь она была ошеломлена их красотой, это не приносило ей утешения.
      Она увидела стоявшего неподалеку послушника в белом одеянии и вздохнула.
      - Похоже, что дела найдут тебя везде, - заметил Драал, выходя из библиотеки и присоединяясь к ней. - Всегда помни третий принцип просветленной жизни, Деленн.
      - Я помню, - ответила она, мягко улыбаясь. - Готовность к самопожертвованию, сознательная способность пренебречь инстинктом самосохранения ради благого дела, ради друга, ради любимых.
      - И маленькие жертвы значат столько же, сколько большие.
      - Я знаю, знаю.
      Послушник по имени Ашан, шагнул вперед со склоненной головой, как того требовал этикет при разговоре с членом Серого Совета.
      - Сатаи Деленн, Серый Совет просит вашего присутствия.
      - Продолжение споров о рейнджерах, как я полагаю.
      - Бранмер был великим человеком, - тихо сказал Драал. Они были настоящими друзьями с Бранмером.
      - В нашей истории было много великих людей, - отозвалась Деленн. - И все они мертвы.
      - Смерть рано или поздно забирает всех нас.
      - Слишком уж часто это происходит рано.
      Деленн взглянула на Ашана.
      - Мы не можем заставлять Совет ждать. Я возьму За-Лен и полечу к резиденции Совета. Благодарю вас, Ашан.
      Деленн бросила последний, прощальный взгляд на сверкающие переливы отражающегося от изломов кристалла света и грустно улыбнулась. Все менялось, и не к лучшему. Она вдруг поежилась, потуже запахнула свое одеяние и пошла к своему кораблю.

* * *

      - Я сердечно благодарен вам за вашу поддержку, администратор На'Фар, - говорил Шеридан. - С вашей помощью ремонт займет всего лишь около двадцати четырех часов, после чего мы сразу же уйдем.
      - Вы здесь всегда желанный гость, капитан Шеридан, - ответил нарн, как обычно, медленно и тщательно выговаривая слова. Может быть, На'Фару и не хватало амбициозности и безжалостности, чтобы подняться выше в иерархии Кха'Ри, но у него был острый ум и внимание к деталям, что и сделало его отличным кандидатом на пост главы колонии, даже такой маленькой и незначительной, как эта.
      - Мы все в огромном долгу перед вами. Вы очень помогли нам в битве с центаврианами при Гораше 15. Мне самому довелось быть там.
      - Да, я знаю.
      Вот ведь каковы они, эти нарны! Верные союзники, когда дело касается лишь вежливости и взаимного подхалимажа, но когда речь заходит о том, чтобы получить от них корабли, мины или высокоскоростные термоядерные бомбы, это оказывается "не отвечающим политическим перспективам" или "требующим больших сумм на покрытие накладных расходов". Они даже и не заикались о больших суммах денег или политических перспективах, когда он привел "Вавилон" в битву при Гораше 15, или возил продовольствие на Фраллус 12, или провел ту последнюю, отчаянную и бессмысленную атаку на центавриан в секторе 37.
      Хватит скулить по пустякам - мысленно приказал себе Шеридан. Все-таки, до известной степени, они были полезными союзниками. По крайней мере, они дали нам убежище от минбарцев, и даже время от времени продают нам лишнюю термоядерную бомбу или небольшой крейсер. Лучше быть в союзе с ними, чем вообще ни с кем.
      - Еще раз спасибо вам за помощь, администратор. Мое правительство высоко ценит все, что вы делаете для нас.
      - Пустяки, капитан Шеридан. Не соизволите ли вы вместе с несколькими членами вашей команды спуститься на поверхность и отдохнуть здесь? Мне бы очень хотелось встретиться с вами лично.
      - Что ж, благодарю за приглашение, администратор. Это будет честью для меня. Увидимся с вами через один стандартный час.
      - До встречи, капитан.
      Лицо нарна исчезло с экрана, и капитан Шеридан со вздохом откинулся в кресле. Было в нарнах что-то такое, что ему определенно не нравилось. Он не мог сказать точно, что это было, но его всегда раздражала необходимость пресмыкаться перед ними, чтобы получить помощь. Может быть, дело именно в этом. Ему не следовало бы пресмыкаться перед нарнами. Ему не следовало бы прилетать на земную колонию и запрашивать разрешение, чтобы выйти на орбиту. Черт возьми, ему не следовало бы прилетать на земную колонию, где людьми правят нарны, люди работают на нарнов и платят им налоги.
      С другой стороны, если бы нарны не взяли так быстро под контроль Вегу 7 и другие колонии после Битвы на Рубеже, минбарцы могли бы обратить свое внимание на них, и превратить эти планеты в безжизненные скалы, так же, как они поступили с Землей.
      Капитан Шеридан не был на Земле более четырнадцати лет, и теперь он уже никогда не сможет побывать там. Минбарцы содрали с нее атмосферу, испарили океаны и уничтожили все живое на планете.
      Он часто слышал от разных людей - Корвина, Анны, генерала Хейга, что у него не было возможности появиться там пораньше и сделать хоть что-нибудь, но он должен был быть там, хотя бы для того, чтобы умереть вместе со всеми.
     И кто он такой теперь? Лидер сопротивления, герой, демон, массовый убийца, Старкиллер, муж, отец или просто человек, не знающий, когда ему прекратить сражаться в войне, в которой он не может победить?
     - Командор Корвин, я собираюсь спуститься на планету, для личной встречи с администратором На'Фаром. Не желаете ли присоединиться?
      - Боюсь, что я сильно занят здесь, капитан, - ответил Корвин. В его голосе не чувствовалось искренности. Корвин любил нарнов еще меньше, чем Шеридан.
      - Хорошо. Лейтенант Франклин, вызовите лейтенантов Кеффера и Конналли. Мы полетим на планету вчетвером и пообщаемся с парой-тройкой нарнов.
      - Есть, капитан.
      Франклин был не похож на счастливого человека, но в эти дни никто не был по-настоящему счастлив.
      Администратор На'Фар. Нарн, управляющий колонией людей. Шеридан никогда не предполагал, что такая встреча состоится.

* * *

      - Гады, рептилии, паразиты! Надо зашвырнуть их всех обратно в ту яму, откуда они повыползали, вот!
      - Маркус. Ты пьян.
      - Конечно, именно так, или весь этот прекрасный... а, неважно, что там было... я пил зазря.
      Джозеф Коул нежно взглянул на свою жену Кэтрин, которая в ответ лишь улыбнулась и пожала плечами. Ее жест все сказал - он твой брат, и, следовательно, твоя проблема.
      - Да все эти нарны ненамного лучше минбарцев. О да, и центавриане тоже. Эти их нелепые прически. Интересно, они понимают, какими идиотами выглядят?
      Джозеф поднялся на ноги и подошел к своему младшему брату, который дико размахивал руками.
      - И дрази тоже! Не знаю, пытался их кто-нибудь научить, как связать два слова, или нет. Это на самом деле не так уж и сложно. Нет, Джо, оставь меня в покое.
      - Маркус, если ты будешь продолжать так оскорблять инопланетян, ты влипнешь в драку.
      - Нормально, давай их всех сюда.
      К счастью для Маркуса, в баре в этот момент были только люди. Нарны предпочитали свои заведения, а других неземлян на этой планете было крайне мало. Про Вегу 7 и в ее лучшие времена нельзя было сказать, что она кипит деловой активностью.
      Кэтрин заметно вздохнула.
      - Ну вот, опять.
      - Он просто пьян, вот и все. На самом деле, он не ничего такого не имеет в виду.
      - Он всегда пьян, Джо. Он работает на шахте весь день и пьет всю ночь. Однажды он наложит на себя руки. Если раньше его не прикончит какой-нибудь нарн.
      - Я знаю, знаю, но... Его ведь можно понять. Нелегко жить под нарнами. С самой-то войны.
      - Я знаю, что наши дела здесь обстоят не самым лучшим образом, но ты ведь не позволишь Маркусу вылететь в трубу. Ты же знаешь, я тоже отношусь к нему заботливо.
      Джозеф повернулся к своему брату, мявшему свои волосы в попытках сделать центаврианский гребень.
      - Кончай, Маркус. Пошли домой.
      - Домой? У меня нет дома. Минбарцы уничтожили мой дом. Разнесли там все.
      Джозеф снова вздохнул. Эта ночка будет не из легких.

* * *

      - Вы выглядите несколько... взвинченным, капитан Шеридан.- На'Фар вежливо предложил Шеридану выпить. Шеридан столь же вежливо отказался. Он уже пробовал нарнские напитки. Конналли еще не пробовала, и взяла предложенное. После одного-единственного глотка она пожалела об этом.
      - Всего лишь... остатки возбуждения, которое испытываешь в бою, не более того. Я всегда так себя чувствую после сражений.
      - Понятно. Есть какие-нибудь новости насчет минбарцев? Если не секрет, конечно?
      - Да все как обычно. В общем... скажем так, удерживают свои позиции.
      - Вы знаете, у меня есть опыт общения с минбарцами. Мне как-то сказали, что они всегда действуют все, как один. Когда началась война четырнадцать ваших лет назад, они все вместе потеряли рассудок. Может быть, теперь они все вместе очнулись?
      - Поздновато для этого, не так ли?
      - Как там звучит то человеческое изречение? Лучше поздно, чем никогда?
      - Я никогда не полагался на изречения и поговорки.
      - Как дела в вашем правительстве, администратор? - спросил Франклин. Он много путешествовал перед войной, особенно часто на попутных космических кораблях. Он был одним из немногих людей на борту "Вавилона", кому удалось встретиться с минбарцем лицом к лицу, причем и он, и минбарец остались живы после той встречи. Франклин выучился на врача, но гибель его отца несколько лет назад прервала его карьеру. Это обстоятельство заставило его занять место на борту "Вавилона". Он обладал достаточным запасом медицинских знаний, чтобы быть квалифицированным доктором, но говорил, что предпочитает делать то, что он делает. Шеридан очень хорошо знал генерала Франклина. Старого Громовержца постигла хорошая смерть. Лучше, чем у многих других.
      Франклин был единственным в этой спартанской и темной, как и все жилища нарнов, комнате, кто совсем не выглядел напряженно. Мерцание свечей в подсвечнике на каменном столе выхватывало из тьмы древнюю книгу. Кеффер расхаживал вдоль задней стены комнаты, явно желая находиться где-нибудь еще. Конналли все еще отходила от той выпивки, что дал ей На'Фар, а Шеридан... Он просто не желал долго задерживаться в этом месте.
      - О, да все, как обычно, лейтенант, - ответил На'Фар. - Или, по крайней мере, я имею основания так полагать. Вы же понимаете, здесь я в некотором смысле отрезан от политической арены.
      - Да, но тем не менее, ваша помощь по-прежнему очень важна для нас, администратор, - сказал Шеридан. Мелькнуло ли что-то в кроваво-красных глазах нарна? Что-то загадочное.
      - Мы предоставляем ее вам от чистого сердца, капитан. В память о Гораше 15. Сколько займет ваш ремонт?
      - Около двадцати четырех часов.
      - Ах, да. - Нарн неожиданно опустил взгляд. - Мне очень жаль, капитан. У меня есть приказ непосредственно от Кха'Ри. Я с ним не согласен, но должен его выполнить.
      Инстинкты Шеридана всколыхнулись, предупреждая его о надвигающейся опасности. То был не запах, звук или движение, но лишь чувство. Безошибочное, никогда раньше не подводившее его чувство. Минбарцы!
      Шеридан тут же выхватил плазменный пистолет и бросился спиной к стене. Было уже поздно. Дверь комнаты На'Фара с грохотом распахнулась, и шестеро минбарцев ворвались внутрь. Крупные, в черном, и все с этими своими посохами. Каста воинов. Шеридан мгновенно выстрелил, и попал первому прямо в грудь. Минбарец упал, но остальные двигались быстро, чертовски быстро.
      Кеффер был к ним ближе всех. Он едва лишь успел удивленно шевельнуться, когда удар посоха в лицо отшвырнул его к стене, где он и остался лежать, тих и неподвижен. Бедняга Уоррен. Похоже, единственной радостью в его жизни была его Старфьюри. Шеридан выстрелил снова, но на этот раз ему удалось лишь задеть кого-то из нападавших.
      Франклин в своих навыках оставался не бойцом, а врачом, и он все еще пытался вытащить свой пистолет, когда прямые удары в ногу и в бок опрокинули его наземь. Конналли удалось вытащить оружие, и она успела свалить одного минбарца.
      Корабль! Первым делом, корабль! Шеридан в лихорадочной спешке врубил коммуникатор.
      - Шеридан Корвину! Уходи отсюда! Повторяю! Проваливай отсюда! Корвин...
      Посох ударил его по руке, лишив его равновесия и выбив пистолет. Шеридан сделал выпад, но не достиг своей цели.
      Проклятые минбарцы! Они слишком быстры, слишком сильны. Посох врезался ему в череп, и сознание покинуло его.

* * *

      Где-то вдалеке, почти у Предела, мир, бывший долгое время мертвым, снова кипел жизнью. С планеты, известной лишь как За'Ха'Дум, поднялся челнок и устремился в просторы космоса.




      Генерал Уильям Хейг взглянул из окна своего кабинета на серые кучи шлака и пыльные небеса Проксимы 3 и тяжело вздохнул. Разве это подходящее место для жизни человека? Где трава, где деревья, где переливы птичьих песен поутру? Проксима 3 - это пустошь, стратегически значимая и ценная, но все равно пустошь.
      И это был новый дом человеческой расы.
      С того самого момента, как минбарцы завоевали и уничтожили Землю, человечество было вынуждено бежать, расселяясь где возможно и как возможно. Большинство их колоний уже пало к нынешнему моменту - Орион раздавлен, Марс сокрушен, система Веги спасена в последний момент, только лишь путем сдачи ее под контроль нарнов.
      Проксима 3 была последним бастионом человечества, средоточием всех тех надежд на победу над Минбаром, что еще теплились в душах землян. Сухой, пустынный, грязный мир.
      И кто же олицетворял эту последнюю надежду на победу? Не генерал Хейг, определенно не президент Мэри Крэйн или вице-президент Морган Кларк. Нет, последней надеждой человечества был человек, мертвый во всех смыслах, кроме физического. Капитан Джон Джей Шеридан.
      Старкиллер.
      И эта последняя надежда опаздывала с возвращением с обычного патрульного задания в секторе 14 более, чем на тридцать часов. Он, со своим "Вавилоном" - практически все, что оставалось от когда-то могущественных Вооруженных Сил Земли. Если он пропадет, исчезнут и Вооруженные Силы, прекратив свое существование через десять лет после самой Земли.
      Генерала Хейга не было на Земле во время той последней, заранее обреченной попытки сопротивления - Битвы на Рубеже. Тогда он отчаянно пытался защитить колонии Ориона, затратив все усилия только для того, чтобы лицезреть, как минбарцы прошли сквозь его оборону, как если бы ее не было вовсе. Если бы Шеридан не пришел к ним на помощь незадолго до того, как он провел ту, почти что апокалиптическую атаку на флот минбарцев, известную ныне как Битва за Марс, Хейг погиб бы там, на Орионе.
      Раздался зуммер его терминала связи, и он вернулся к столу.
      Давно пора, Джон, - подумал он. - Я уже слишком стар, чтобы с твоей стороны было удобно заставлять меня так беспокоиться.
      Но на дисплее возникло лицо не Шеридана, а его непосредственного подчиненного, командора Дэвида Корвина.
      - В чем дело? - встревожился Хейг. - Доложите обстановку, мистер Корвин.
      - Мы прошли сектор 14 и сперва решили, что он пуст, сэр. Не обнаружено никаких следов присутствия центавриан, но мы наткнулись на минбарский крейсер, который, должно быть, тоже патрулировал зону. Мы уничтожили его в бою, но "Вавилон" оказался серьезно поврежден. Средства связи оказались выведены из строя, а работа двигателей гиперперехода была опасно нестабильной. Капитан приказал нам идти на Вегу 7 для ремонта. Он спустился на поверхность, чтобы встретиться с администратором На'Фаром, и не вернулся. Я лишь получил сообщение с приказом немедленно уходить, и как раз вовремя. Крейсер минбарцев прятался за местной луной. Капитан Шеридан и лейтенанты Франклин, Кеффер и Конналли пропали без вести. Не исключено, что они погибли или захвачены в плен. К счастью, мы сумели закончить большую часть необходимых ремонтных работ, система связи введена в строй только что. Я прошу санкции на возвращение к Веге 7 с целью найти капитана, а также на проведение спасательной операции, если это будет необходимо, сэр.
      Генерал Хейг откинулся на спинку кресла, устало потирая веки.
      - Отставить, командор.
      - Но, сэр...
      - Повторяю, отставить. "Вавилон" слишком важен, чтобы им можно было рисковать. Если Вега 7 утрачена для нас, то все, что мы можем сделать, это поставить в известность нарнское правительство и покинуть этот район. Что же касается капитана Шеридана... если он жив, то я уверен, что он сумеет найти способ совершить побег из плена и добраться до нас. Вы же хорошо знаете, насколько он изобретателен. А если же он мертв, то я не могу позволить, и не позволю вам рисковать единственным оставшимся у нас тяжелым крейсером, разрешая вам эту самоубийственную акцию. Нам всем слишком сильно нужен "Вавилон", командор.
      - Генерал, прошу вас!
      - Это приказ, командор! Вы должны вернуться на Проксиму 3 немедленно, и сделать полный доклад обо всех событиях. Вам это понятно?
      - Да, генерал.
      - Хорошо. Отбой.
      Экран потемнел, и Хейг в отчаянии закрыл лицо руками. Что же делать, если даже и эта, самая последняя, надежда угасла? Сперва напиться, а затем придумать, что сказать жене Шеридана.
      Корвин, в свою очередь, отодвинулся от экрана связи в рубке "Вавилона".
      - Черта с два! - выпалил он. - Лейтенант, курс на Вегу 7. Мы вернем капитана, даже если нам придется для этого разорвать на кусочки всех минбарцев во Вселенной.

* * *

      - Я Серая. Я стою между пламенем свечи и светом звезды. Мы Серые. Мы стоим между Светом и Тьмой. Я пришла, чтобы занять место, уготованное мне. Деленн откинула назад капюшон своей мантии из грубой серой ткани и шагнула в образующий колонну поток света, завершив собой круг из девяти фигур.
      - Мы рады, что ты снова с нами, Деленн, - сказал сатаи Ленанн, стоявший справа от нее. - Выглядит так, будто ты стараешься использовать каждую возможность, чтобы не присутствовать здесь. Надеюсь, причиной тому не наше общество?
      - Нет, - сказала она, ответив ему теплой улыбкой. - Я изучаю пророчества, Ленанн. Это тяжелая и утомительная работа.
      - Я более, чем уверен в этом, - раздался резкий голос с другой стороны круга. - Мы преданы кругу Девяти. У нас есть договор, заключенный с Валеном. Не забывай об этом, Деленн. Твой долг - быть с Советом, а уже потом заниматься личными изысканиями. В конце концов, мы ведь круг Девяти, а не Восьми.
      - Я не забываю об этом, Синевал, - ответила она, не отводя взгляда от воина, откидывавшего свой капюшон. - Я просто стараюсь служить нашему общему делу всеми доступными мне способами.
      - Но кому, Деленн, ты служишь в первую очередь? Совету или своим собственным интересам?
      - Синевал! - рявкнул Хедронн. - Довольно! Не должно сатаи очернять друг друга. Нам надо просто поверить, что Деленн служит Валену, так же, как и все мы. А теперь нам необходимо вернуться к тому, о чем говорили раньше.
      - Уже слишком долго у рейнджеров нет вождя, который возглавил бы их и внес порядок в их ряды. Смерть Бранмера означает, что теперь у нас не будет Энтил'За, способного противостоять пробуждающейся Тьме. Мы должны выбрать его, и сделать это поскорее, ибо без Энтил'За рейнджеры не смогут существовать. Если мы не в состоянии выбрать Энтил'За, то как же мы будем выбирать нашего лидера, когда закончится цикл траура по Дукхату?
      - Кто-нибудь сумел отыскать того, которого Бранмер прочил в свои преемники? - спросил Ленанн. - Этого... Алита Неруна?
      - Нерун принял свое собственное решение, - вмешалась Деленн, надеясь, что остальные не услышат боли в ее голосе. - Он почувствовал, что его долг - быть где-то в другом месте. С нашей стороны было бы неправильным подвергать сомнению его выбор.
      - Нерун сбежал, - презрительно фыркнул Синевал. - Прячется от войны, в которой нам предстоит сражаться. Надо признать, что это большая потеря. Он хорошо служил Бранмеру в войне против землян и сражениях с Тьмой, но раз он не хочет больше служить, то это придется делать другому.
      - Но кому? - задал вопрос Ленанн. - Все остальные либо не желают, либо им не хватает умения или таланта для этой должности.
      - Рейнджеры - воины, - подчеркнул Синевал. - Ибо кто, кроме воинов, подходит для того, чтобы сражаться с Тьмой? И кому же возглавить их, как не воину? Я хорошо руководил кланом Клинков Ветра в войне с землянами, ведь так? Многие из моего клана служат также рейнджерами, не так ли? Я говорю здесь от имени касты воинов, так? Сатаи, я предлагаю себя в качестве кандидата на пост верховного рейнджера.
      - Это невозможно, Синевал, и ты это хорошо знаешь, - заявил Хедронн. - Твои обязанности сатаи, твой долг перед Девятью, не оставляют тебе времени, чтобы быть еще и Энтил'За.
      - Деленн находит время, чтобы изучать пророчества, и это не мешает ей оставаться сатаи. Или, может быть, мешает, и в этом случае ее следует изгнать из нашего собрания.
      - Синевал! Я уже предупреждал тебя. Не возводи клевету на членов этого Совета. Деленн верой и правдой служила нам последние шестнадцать циклов, и она была избрана самим Дукхатом. Ты присутствуешь здесь гораздо меньший срок, чем она, и должен проявлять соответствующее уважение к ее заслугам.
      Хедронн вперил свой взор в Синевала. Рабочий и воин стояли на разных сторонах зала Совета, скрестив исполненные гнева взгляды. Деленн в отчаянии смотрела то на одного, то на другого. Амбиции Синевала были хорошо известны, но вражда между кастой воинов и мастеров может расколоть не только Совет, но и весь Минбар. Если такой гордый, высокомерный и самонадеянный деятель, как Синевал, займет столь высокое положение, он не принесет Минбару добра. Но Деленн не могла позволить одному-единственному воину уничтожить Совет, тем более из-за спора вокруг нее.
      - Хедронн! Синевал! Совет - не место для того, чтобы устраивать свары, - вмешалась она. - Мы все служим великой цели как можем, и у каждого из нас есть свой наилучший способ служения. Если Синевал считает, что он проявит себя с наилучшей стороны, возглавляя рейнджеров, то пусть так и будет.
      - Ты на моей стороне? - подозрительно спросил Синевал, сверкая своими темными глазами.
      - Нет. Я на стороне рейнджеров. Я на стороне выполнения поставленной перед нами задачи, и я на стороне тех действий, которые мы должны предпринять для этого. Если ты действительно, как ты заявляешь, лучше всех подходишь для того, чтобы возглавить рейнджеров, значит ты должен занять место верховного рейнджера. Если же это не так, то мы верим, что ты осознаешь это и передашь пост тому, кто подготовлен лучше тебя. Если мы не будем верить друг другу, то Совет наверняка погибнет, и весь Минбар последует его участи.
      - Как всегда, голос благоразумия... - прошептал Ленанн, и она улыбнулась в ответ на его знак поддержки.
      Синевал неожиданно отвернулся, чтобы поговорить с юным послушником, подошедшим к нему. Его колонна света погасла и Деленн оставалось лишь смотреть в черноту, объявшую то место, где она падала. Предчувствие говорило ей, что ничего хорошего новый поворот событий принести не может. Когда свет зажегся вновь, она заключила из выражения триумфа на лице Синевала, что предчувствие ее не обмануло.
      - Сатаи, мои собратья! - воскликнул он. - Я должен сообщить вам великолепную весть. Старкиллер, землянин Шеридан, был схвачен воинами из клана Клинков Ветра. Его ведут сюда, закованного в цепи, чтобы он предстал перед нами и принял заслуженную кару за свои преступления!
      Деленн вздрогнула. Старкиллер? Она знала о Шеридане, как и все минбарцы, не из-за одной только "Черной Звезды", но также из-за его прямой атаки на самое сердце Минбара - Серый Совет. Всего лишь через несколько недель после падения Земли, когда огромный минбарский флот обрушил свою мощь на человеческие колонии на Марсе, Шеридан по-идиотски самонадеянно напал на этот самый корабль, убив двоих сатаи и позволив большому числу беженцев покинуть планету.
      И, таким образом, с Шеридана началась цепочка событий, приведшая к власти Синевала и Ленанна.
      Взглянув на Синевала, Деленн усомнилась в том, что воин был склонен благодарить Шеридана за свое возвышение. О нет, вовсе нет.

* * *

      Ночь опустилась на горнорудную колонию Веги 7, и люди в ней заснули.
      Маркус Коул, шахтер, спал сном пьяного, озлобленного человека. Его брат Джозеф со своей женой Кэтрин спали сном отчаявшихся и равнодушных.
      Сон администратора На'Фара был наполнен чувством вины и позора. Сидя в цепях в застенках, лейтенанты Франклин и Конналли не спали, а лейтенант Кеффер кричал от боли, которую ему причиняли раны.
      И высоко над этим маленьким и незначительным миром, из мрака космоса родилось что-то очень древнее и темное, источавшее крик, раздиравший саму ночь. Все системы раннего оповещения были разрушены. Оно в полном одиночестве скользило сквозь тьму, и не было никого, кто бы знал сейчас о его присутствии.
      Если не считать чего-то, что покоилось под поверхностью Веги 7, недавно пробужденного близкой работой в шахте, столь же древнего и темного, что целую тысячу лет ждало своего часа.
      Оно пришло в движение.

* * *

      - Мое имя Джон Джей Шеридан. Звание: капитан Вооруженных Сил Земли. Мой личный номер...
      Деленн с любопытством взглянула на человека в центре круга. Подумать только, это был сам легендарный Старкиллер. Всего лишь человек. Окровавленный, избитый, но не сломленный. Стоящий прямо и гордо, несмотря на свои оковы.
      Окровавленный, но не сломленный. Нет, это был не просто человек. Это был Старкиллер, Звездоубийца, и когда она глядела на него, Деленн казалось, что он действительно был способен убивать звезды.
      - Мы знаем, кто ты, землянин, - бросил ему в ответ Синевал на родном языке Шеридана. Шеридан повернулся к нему лицом, и Деленн уловила отблеск дикой ненависти в глазах человека. Она была зеркальным отражением ненависти Синевала.
      Воин воину... То ли это, что имел в виду Нерун, говоря о стремлении сражаться и побеждать, достать до самых звезд? О пламени ненависти, доблести и чести, кипящих в одном сердце?
      - Это все, что я имею право вам сказать, - ответил Шеридан, явно повторяя заученную фразу. - Я желаю знать, что случилось с членами моего экипажа.
      - Они не нужны нам, Старкиллер. Нас не интересуют твои прислужники. Их убьют, а останки утилизируют.
      - Ты подонок! - проревел Шеридан. - Клянусь Богом, ты заплатишь за их смерти, бездушный подлец с черным сердцем! За все, что ты сделал с Землей, с моим народом, с моей дочерью! Я своими руками разорву твою поганую глотку!
      Синевал усмехнулся.
      - Я так не думаю, Старкиллер, и, раз уж мы заговорили о наших долгах друг перед другом, вспомни, кто нанес первый удар в этой войне. Кто сделал первый выстрел? Кто пролил первую кровь? На твоих руках ее достаточно, чтобы испачкать целое поколение.
      Воин воину. Может быть, они разной крови, но у них одинаковые сердца - Деленн содрогнулась. - Воин воину. Одинаковые сердца. Одинаковые души? Другая половина нашей души?
      ВАЛЕН, НЕТ!
      - Что с тобой, Деленн? - спросил Ленанн, очевидно, заметив ее беспокойство.
      - Извини, Ленанн. Я просто... отвлеклась. У него такая ненависть в голосе.
      Теперь он смотрел прямо на нее, но она твердо выдерживала его стальной взгляд.
      - Такая ненависть.
      - Он примитивный варвар, - сказал Синевал. - Его язык - достаточное тому доказательство. Я не предполагал, что ты говоришь на нем, Деленн.
      - Я выучила лишь кое-что, поверхностно, - смущаясь, сказала она.
      Во имя Валена, что если то, что я заподозрила - правда? Это слишком... слишком непристойно, чтобы даже думать об этом!
      - Я надеюсь, что его можно подержать в заточении, пока мы будем решать его судьбу.
      - Что тут решать? Он Старкиллер! Его руки в крови многих, в том числе двоих, что когда-то стояли здесь. Просто казнить его, и покончить с этим.
      - Это было бы преждевременно, - сказала Деленн. - Он может располагать полезной для нас информацией. Мы должны выяснить, что ему известно.
      И я должна проверить свое предположение, и пусть Вален поможет мне оказаться неправой.
      - Я согласен с Деленн, - сказал Хедронн. - Если мы, как ты, Синевал, продолжаешь настаивать, собираемся уничтожить остатки цивилизации землян, то мы нуждаемся в информации.
      - Хорошо, - согласился Синевал. - Но я не желаю, чтобы этот нечистый землянин осквернял своим присутствием это место. Оно только для нас. Держите его на планете.
      - Пожалуй, это... мудро, - согласилась с ним Деленн. Она глядела вслед Шеридану, уводимого двумя послушниками. Он бросил на нее взгляд, и она снова ответила ему таким же твердым взглядом. Его ненависть была почти осязаемой.
      Во имя Валена, как же можно так ненавидеть?
      И тут вдруг пришло воспоминание - Дукхат, повисший у нее на руках, люди, совершившие это, все еще недалеко. Вопрос, заданный ей. Вопрос... и ответ. "Убейте их! Убейте их всех!"
      - А теперь, - начал Хедронн, - пост Энтил'За...

* * *

      Мое имя Джон Джей Шеридан. Звание: капитан Вооруженных Сил Земли. Мой личный номер... Да, продолжай повторять это, Джонни. Может быть, это поможет тебе сохранить рассудок до тех пор, пока они не решат убить тебя.
      Первое, что он мог вспомнить после того, как его оглушили на Веге 7, было пробуждение в маленькой комнатке. В ней все пропахло минбарцами, висел тот приводящий в ярость запах, напоминавший ему запахи чеснока, гвоздичного масла и стали. Он не знал, сколько времени он провел там, но помнил, как потом его привели в какой-то большой и темный зал и поставили в центр круга из девяти фигур. То был легендарный Серый Совет, не иначе. А потом переправили оттуда сюда, в маленькую, холодную и темную камеру где-то на поверхности планеты. Он пытался мерить ее шагами - восемь вдоль, шесть поперек, но это не избавляло его от тоски, и он попытался представить себе Анну. Не нынешнюю Анну, а ту, какой она была, когда они впервые повстречались, познакомленные его сестрой Элизабет.
      Когда и это не помогло, он обратил свои мысли к дочери, которую тоже звали Элизабет, и к их встрече, когда он в последний раз видел ее. Потом она была погребена под тоннами обрушившихся скал, когда минбарцы разбомбили Орион 7. Он даже не получил возможности увидеть ее тело.
      Не только его дочь умерла в тот день. Это произошло и с его женой, по крайней мере в духовном смысле. Она замкнулась и возвела стену, ограждая себя и все, чем она когда-либо могла бы стать, от мира. Единственным ее выходом наружу стал алкоголь. Он подозревал, что и сам умер в тот же день, и у него теперь была такая же стена, но только выпивку ему заменяли сражения. Последний натиск на центавриан в секторе 14. Самоубийственное нападение на корабль Серого Совета над Марсом. Освобождение генерала Хейга с Ориона.
      В глубине своего сердца капитан Джон Джей Шеридан был мертв, но точно так же было мертво и все человечество, так что это не имело ровным счетом никакого значения.
      Он вздрогнул от звука открывающейся двери. В кратком проблеске света кто-то шагнул внутрь, и затем снова вернулась темнота. Темнота и запах. Апельсиновый цвет. Это было невозможно, но это был именно аромат цветка апельсина, точно такой же, какой источали апельсиновые деревья в саду его отца.
      Но тут включился свет, и память тридцатилетней давности померкла. Перед ним стояла минбарка. Он вспомнил, что видел ее спорящей в зале Совета.
      - Здравствуйте, - негромко сказала она по-английски. - Меня зовут...
      - Сатаи Деленн, - закончил он за нее, внимательно ее разглядывая. Она выглядела почти что... хрупкой, но в ее глазах горел слегка затаенный огонь внутренней силы.
      Казалось, она тоже изучала его.
      - Я слышал, как ваше имя произносили в Совете. Вы та, которая пожелала, чтобы меня послали сюда.
      - Вы говорите на нашем языке? - спросила она без удивления в голосе.
      - Не только вы одна выучиваете кое-что, поверхностно из языка своего врага. Кстати, а что должно помешать мне разорвать вас на куски прямо здесь и сейчас?
      - Вы можете попытаться, но у вас ничего не выйдет.
      - Вы можете убить меня лишь раз. Что я теряю?
      Она медленно склонила голову.
      - Полагаю, у вас есть что-то, ради чего вы живете?
      - Да. Есть. Надежда, что мне удастся перед своей смертью убить еще нескольких из вас, чудовищ.
      Она заметно удивилась.
      - Какая ненависть, - прошептала она на своем родном языке, и потом еще что-то о Валене. - Как же вы можете жить с такой ненавистью?
      - Очень просто, поскольку это все, что я чувствую на протяжении десяти лет. Вы забрали у меня мою жизнь, мой дом, родителей, сестру, дочь... Вы лишали меня всего, пока не осталась одна лишь ненависть.
      - А может быть, это все, чего вы заслуживаете?
      - Возможно, но для меня это уже не имеет значения.
      - В таком случае, у меня есть вопрос. Почему вы не напали на меня? Я сатаи. Я олицетворение всего, что вы ненавидите. Почему вы не попытались убить меня?
      - Потому что вы ожидали этого от меня, а я не стал бы Старкиллером, если бы делал то, чего от меня ожидают.
      - Похоже, что вы почти гордитесь этим прозвищем.
      - Заработал его в бою, меня так назвали враги. Конечно горжусь, черт возьми.
      - И я столь же горда своим титулом. Сатаи. Возможно, вы понимаете, капитан?
      - Мне все равно. Я полагаю, что вы здесь, для того, чтобы допросить меня?
      - Нет. Я просто хотела поговорить.
      - И вы полагаете, что я поверю вам?
      - Нет, - тихо сказала она. Затем она погасила свет и вышла, оставив Шеридана смотреть вслед ей, и лишь слабый след запаха цветущего апельсина напоминал о том, что она была здесь.
      - Интересная особа, не правда ли? - произнес другой голос. Женский голос. По-английски.
      - Кто здесь? Где вы?
      - Здесь, капитан. О, наверное, вам нужен свет?
      Короткая и тусклая вспышка озарила лицо женщины в углу камеры.
      - Я вошла вместе с ней и спряталась здесь. Она не видела меня. Вам не стоит беспокоиться об этом.
      - Я тоже вас не заметил. Что вы здесь делаете, и как вы сюда попали? Я бы не сказал, что Минбар - это место, где полно людей.
      - Ну, у меня есть несколько... друзей, там и тут. Не волнуйтесь, капитан, я пришла, чтобы встретиться с вами. Чтобы... поговорить. Когда мы закончим, мы вместе покинем это место.
      - И как же, интересно? Просто возьмем и выйдем через дверь?
      - Именно.
      - Ну, мне и повезло. Заперт в камере минбарской тюрьмы и разговариваю не то с сумасшедшей женщиной, не то с галлюцинацией.
      - Вряд ли я сумасшедшая, капитан, и уж точно вполне реальная. Кстати говоря, меня зовут Сьюзен Иванова, и я хочу задать вам один вопрос. Довольно-таки простой вопрос. Капитан, чего вы хотите?
 

[ Глава 1. Части 3-4. ]


Редактор: Наталья Ермакова
 
Ваши замечания по данному материалу просьба присылать в
редакцию
 
Последнее изменение: 25 мая 1999 г.