Гэрет Уильямс. Темное, кривое зеркало

Фаза 2. Смерть плоти, смерть мечтаний

Глава 5. Добрый старый «Вавилон»

Часть 1

"A Dark, Distorted Mirror" © 1997-1999 by Gareth D. Williams, LWA97GDW@sheffield.ac.uk
Перевод © 2002, Сергей Зайдуллин


* * *

      Начало положено.
      Первое испытание наших новых ресурсов несколько месяцев назад было только пристрелкой. Возвращение и усмирение колонии на Бете Дюрана было только прелюдией. Война… началась новая война.
      Конечно, официально война началась четырнадцать лет назад во время первого контакта, но та война отличается от этой. Та война – это только тщательно запланированные отступления, бесполезные мольбы к союзникам, что не хотели более знать нас, отчаянные оборонительные действия и самоубийственные задания… ни одно из которых не увенчалось успехом. Более двенадцати лет война была только такой. У нас была только одна единственная победа – «Черная Звезда». Мы совершенствовали своё искусство в представлении поражений победами – радовались, когда теряли не так много кораблей, были счастливы тем, что всё ещё живы.
      Второй Рубеж всё изменил. Впервые, мы смогли победить, и победа была большой. Последние события доказали это.
      Я – солдат. Я вступил в вооруженные силы Земли, чтобы служить Земле и Содружеству. Их больше нет, но человечество живо, и я продолжаю служить своему народу. Я делаю то, что должен делать. Я верю в то, что говорю… но впервые я говорю то, во что действительно стоит верить.
      Близится падение минбарцев. Мы собираемся отнять их родной мир, их Федерацию и всё, что для них дорого. Мы хотим стереть все следы их существования, и затем… только затем мы вновь будем в безопасности.

      Капитан Декстер Смит, борт КЗС «Вавилон».
      Личный журнал, 31 октября 2259 года.


* * *

      Бесконечность света, зеркальных отражений, сияния… казалось, она говорила с её душой, высвечивая её истинную сущность.
      Отражаясь в центре кристалла, она видела перед собой всё; прошлое, настоящее… будущее? Вот её отец, возвращавшийся каждую ночь с работы крайне истощённым, вынужденный работать по восемнадцать часов в день просто, чтобы прокормить семью. Она как-то спросила его, прямо, как могут спрашивать только дети, почему он так много работает. Он не смог ей ответить.
      Она вспомнила мать, кричащую, что однажды работа убьет его, но никто не ожидал, что её слова исполнятся так буквально.
      Она вспомнила плач матери и свою клятву, защитить всякого от пути, по которому прошёл её отец. Должен существовать лучший путь, она поклялась в этом с той же самой искренней простотой. Должен существовать лучший путь. Она поклялась, что потратит всю свою жизнь, но найдёт его.
      Исход… или минбарцы… они вошли в её путь, но не уничтожили её желание защитить тех, о ком никто и никогда не думал, или её ненависть к тем, кто так небрежно использовал и эксплуатировал людей, беспокоясь только о деньгах.
      Кристалл, что она взяла у назвавшегося Дракхом на чужом корабле несколько месяцев назад… он сиял в ней, почти разговаривал с нею. Каким-то непостижимым способом он общался с нею, обещал, предлагал то, чего она желала…
      Она предполагала, что должна передать кристалл капитану Шеридану или командору Корвину. В конце концов, это была одна из немногих найденных свидетельств о дракхах. Дракхи быстро становились опаснейшей силой в галактике, и любая информация о них будет бесценной.
      Она прекрасно все это понимала и все же… все же… она не могла решиться на это. Он… Он словно был частью её самой.
      Пилот-лейтенант Ниома Конналли всмотрелась в центр шара и подумала, что на мгновение он изменил цвет, превратившись из небесно синего в почти кроваво красный… но только на мгновение.

* * *

      Сатаи Козорр колебался, опасаясь вновь услышать звуки смеха, которые, как он знал, будут исходить из Зала Серого Совета. Некогда место официальной власти и несравненной мощности среди Серого Совета, он представлял теперь… нечто другое. До смерти Дукхата крайне редко случалось, чтобы там находились не все Девять. Сейчас же присутствовали всего лишь двое. Калейн, чей безумный смех звучал практически непрерывно все последние три дня, и Катс, по-видимому, узница этого зала, своего рода эпитимия за грехи касты мастеров.
      Девять. В Серый Совет всегда входило девять членов. Девять и лидер. Где же теперь были эти Девять… Калейн и Катс в Зале. Гизинер и Чардхей, два жалких жречишки, болтаются где-нибудь по Минбару, читая свои жалкие проповеди любому, кто стал бы слушать. Другие воины, люди Калейна, где-то… Козорр не хотел и думать, где. Синевал, их номинальный лидер, все ещё отсутствовал. Таким образом оставались двое… сам Козорр и Д оДиронба находились на борту этого корабля, выполняя обязанности, о которых Калейн казалось напрочь забыл.
      Козорр часто задавался вопросом, как его жизнь стала такой. Он был доволен своей работой в Анла-шок в качестве личного помощника и секретаря Неруна, под началом которого служил во время войны с Землянами. Он был вполне доволен на том месте, но из-за разрушения предыдущего Серого Совета и вакуума, образовавшегося в сердцевине касты воина, он оказался выжат вверх. Бранмер мертв, Нерун и Синевал исчезли, Шакат и Маток мертвы… Козорр начал работать рядом с высшими военачальниками, а затем продвинулся прямиком в Серый Совет.
      Что сказал бы типичный претенциозный жречишка? Вселенная отправляет нас туда, где мы можем принести наибольшую пользу. Козорр сомневался, что сможет здесь принести много пользы. Существовало другое высказывание, услышанное им где-то … возможно, от Неруна. В царстве слепых одноглазый – король.
      Козорр начинал верить, что он единственный зрячий в Сером Совете. Несомненно он единственный, кто кажется обеспокоенным возобновлением наступления землян. Только ещё один минбарец, кажется, в целом интересуется этим вопросом, но она почти не видит разницы между землянами и простыми животными.
      Она неожиданно возникла прямо перед ним, явно испытывая дискомфорт от смеха Калейна. Козорр с уважением поклонился. Хотя теоретически они имели равное положение, Дирон намного превосходила его по знаниям и опыту.
      – Вы видели его? – коротко спросила она.
      – Да… – ответил он, сопротивляясь настойчивому желанию склонить перед нею голову.
      – Он не слушал?
      – Нет.
      Дирон приподняла голову, прислушиваясь к смеху. Даже здесь, в приемной перед Залом Серого Совета, он был хорошо слышен. Если он оказывает такое сильное воздействие на них двоих… воинов и сатаи… то как он повлияет на других, кто, конечно, слышит его, помощников и служителей?
      – Они меняются, – сказала Дирон. – Это видно по их глазам.
      – Многое меняется.
      – Да… как он вам показался? Когда вы пошли увидеть его?
      – Он… – Козорр не знал, что сказать. Он не слишком хорошо разглядел Калейна. Лидер де-факто Серого Совета предпринимал большие меры предосторожности, чтобы оставаться в темноте между колоннами света, так что он не много смог увидеть. Его остальные чувства, однако, сказали многое. От Калейна исходило зловоние распада и гниющей плоти. Его голос был таким тихим, словно шёл из могилы.
      Козорр отвёл взгляд от Калейна и посмотрел на Катс. Она казалась узницей в своей колонне света. Её глаза были… полны отчаяния. Она безмолвно умоляла Козорра, но всё, что он мог сделать это только отвернуться.
      – Он… такой же, как и прежде.
      – Вы плохой лжец, Козорр, – медленно произнесла Дирон. – Пойдёмте… мы должны перейти в мою каюту. Я… я думаю, что так будет лучше.
      Козорр кивнул и на мгновение обернулся на вход в Зал. Смех, казалось, стал громче. Он мог бы представить Катс, застывшую почти как статуя.
      Коридоры корабля были тихи и пустынны, но все ещё слышал смех, эхом отдающийся в ушах. Это был чуждый звук… чуждый ему и этому месту. И тишина, и смех были одинаково неуместны.
      Даже в покоях Дирон чудился этот смех. Козорр подавил дрожь и огляделся. Комнаты были… спартанскими, строгими, почти пустыми. Дирон повернулась к компьютеру. – Вот отчет. – Он передал ей инфокристалл, она вставила его в разъём, и шагнула назад.
      Козорр уже видел это, но всё равно не мог отвести взгляда от экрана. Три минбарских военных корабля… под командованием наиболее способных воинов. Все трое служили некоторое время в Рейнджерах, служили под командованием Бранмера и Синевала. Трёх должно быть достаточно, чтобы справиться практически с любой угрозой.
      Против них выступали два земных корабля, хотя оба… немного отличались от кораблей, что противостояли ему в прошлой войне. Один из них был «Вавилоном», хотя и с некоторыми модификациями. Внешне он выглядел таким же, как и прежде. Другой корабль… был немного меньше «Вавилона», и он не вращался так сильно. Фактически, некоторые секции вообще не вращались. Возможно земляне наконец раскрыли тайну искусственной гравитации… но он заметил это не сразу. Первое, что он увидел, и что отметила Дирон, – корабль имел чешуйчатую поверхность, которая казалась живой. Она пульсировала и дрожала, из неё торчали устрашающие шипы.
      – Во имя Валена, – пробормотала Дирон.
      Первый корабль – «Кисада» – двинулся вперед, стреляя прямо по второму земному кораблю. Землянин попал прямо под удар главных орудий, и… невозможно… двинулся вперёд прямо сквозь него. Луч колоссальной мощности ударил с его правого борта и разорвал «Кисада» на куски, с лёгкостью разрушая огромный военный корабль.
      Два других корабля – «Тотури» и «Байуши» – сконцентрировали огонь на «Вавилоне». Он выжидали, когда будут уничтожены носовые орудия, чтобы затем разрушить маршевые двигатели. Огонь с «Байуши», заставлял корабль дрожать, но не отступать.
      Козорр не испытывал надежды. Он знал, чем это закончилось.
      Повсюду вокруг них начали формироваться зоны перехода… из которых вылетали маленькие, извращенно красивые и изящные корабли. Они были похожи на цветы.
      – Дракхи, – прошептала Дирон. Он знал, о чём она думает. До них доходили слухи, что дракхи участвовали в захвате Беты Дюрана, но не было никаких доказательств альянса между дракхами и землянами. Теперь они были.
      Устремившись как хищник на жертву, соединяя в своём броске смертельную точность с вызывающей отвращение красотой, дракхи открыли огонь по Тотури, целый ливень лазерных лучей накрыл изящный корабль, пробил корпус, разорвал на части двигатели, окутанный пламенем корабль медленно взорвался. Последний уцелевший корабль, «Байуши», стал жертвой разрушительных ударов второго земного корабля.
      Запись закончилась.
      – Кто-нибудь выжил? – медленно спросила Дирон.
      – Несколько пилотов истребителей сумели уйти. Что касается остальных… мы должны молиться Валену, что нет. Слухи о том, что дракхи делают с нашими людьми, захваченными на Бета Дюрана… эти слухи ужасны.
      – Я верю… и Калейн видел это?
      Козорр горько усмехнулся.
      – Нет. Он отказался признать это. Он все ещё не хочет верить, что земляне могут представлять какую-либо проблему.
      Они долго смотрели друг на друга, и Козорр спросил себя, о чём она сейчас думает. Дирон служила вторым офицером Калейна на борту «Трагати». Что значит для неё, видеть, каким стал её капитан?
      – Что мы можем сделать? – спросил он.
      – Очень мало. Любая форма полной мобилизации должна быть ратифицирована Советом, а Калейн не будет его созывать. Даже отправка этих трех кораблей была на пределе наших полномочий. Возможно… мы сможем начать тихое и неспешное укрепление наших колоний… но не более.
      – Наши военные корабли явно были превзойдены, – сказал Козорр. – Если бы мы только могли реорганизовать флот «Белых Звезд»…
      – Флот «Белых Звезд» уничтожен на Втором Рубеже, и мы не можем реорганизовать его без поддержки со стороны. Более того многие из уцелевших алитов преданы лично Калейну и не будут делать ничего без его санкции.
      – И он ни на что не даст санкции?
      – Нет. – Она смотрела на него с сожалением. – Нет, не даст.
      А смех, казалось, становился всё громче.

* * *

      Боже мой, боже мой…, о чем, черт возьми, ты думал? Я имею в виду, как много времени прошло с тех пор, как ты пытался сделать что-либо должным образом, если быть честным как на исповеди? Годы. Годы и годы. Я имею в виду… где шляется этот мистер Гарибальди, когда он действительно мне нужен? Ну да, он вернулся в Приют и сейчас в нескольких световых годах отсюда. Что же вернёмся к нашей маленькой глупой проблеме.
      Не слишком волнуешься Джон? Чёрт, мне не было так плохо с тех пор… как я впервые встретил Анну. Боже, это безумие. Минбарские военные корабли, Тени, дракхи, Бестер в плохом настроении… всё это для меня это не проблема, не то что обычный ужин на двоих…

      В дверь позвонили, и Джон Шеридан запаниковал ещё больше.
      – Войдите, – сказал он, глядя на расставленные светящиеся шары с Бракири, и размышляя, что свечи выглядели бы вероятно гораздо лучше, хотя они и менее практичны.
      Он замер при виде вошедшей женщины. Деленн выглядела… чудесно, просто великолепно. Она надела длинное, мягкое, всё в красных и синих искрах платье, которого он не видел прежде. Он было не совсем минбарское, но и не земное тоже, представляя завораживающий синтез обеих культур и кое-чего ещё. Тонкая золотая цепочка охватывала её стройную талию, и кончики ярко красных туфель выглядывали из-под платья. Её волосы просто ниспадали на плечи без намека на какой-либо стиль. Это было единственная часть её костюма, намекающая на обстоятельства, что привели их сюда.
      – Деленн… – начал он. – Вы… выглядите… хорошо, нет, вы выглядите просто потрясающе.
      – Спасибо, – сказала она улыбаясь. – Недавно к нам прибыло несколько торговцев. Не так много, как нам хотелось бы, по общему признанию, но это уже лучше чем ничего, и я думаю это… дало мне возможность сделать то немногое, что я могу для восстановления нашей экономики. – Она снова улыбнулась, и он подумал, что это действительно была шутка. – Лита помогла мне выбрать платье. Вы не думаете, что оно выглядит несколько… неуместным?
      – Неуме… нет… нет. Вы выглядите… великолепно. Великолепно. – Джон был одёт в повседневную униформу Вооруженных сил Земли. У него было не так много гражданской одежды.
      – Как ужин? – спросила она, очевидно неуверенная, как всё должно происходить. Он хорошо понимал, что она сейчас чувствовала.
      – Гм… почти готов. Я думаю. Боюсь, мои кулинарные способности не так хороши, как хотелось бы. Я подумывал привлечь Дэвида, но он предпочёл покомандовать на корабле. На самом деле он даже настаивал, чтобы я оставался здесь на весь вечер. Он сказал, что в последнее время я слишком много работал.
      – Вейяр и Летке сказал мне то же самое. Они всё время твердят мне, что я должна отдыхать время от времени, но мне… мне кажется это слишком сложным, когда я знаю, что ещё есть люди, нуждающиеся в моей помощи.
      Он посмотрел на неё и увидел боль в её глазах. Он спросил себя, что это было для неё… оказаться запертой здесь одной с крошечными запасами продовольствия, без лекарств… в окружении мёртвых и умирающих. – Как идут дела? – спросил он. – Я мало, что успел увидеть с тех пор, как прилетел.
      – Всё меняется к лучшему. Летке, Визак, Таан Чарок, Вейяр… и ещё кое-кто… они проявили большие способности к управлению. Особенно Летке. Он многое знает о том, как управлять тем, что он называет… экономикой. Это не мой конёк, так что я позволяю ему заниматься этим, что позволяет мне работать с больными. Там тоже становится легче. Я думаю, что большинство из них будет жить. Те, кто пережили этот длинный…
      Он кивнул.
      – Я… хотел бы помочь здесь.
      – Сейчас нет ничего, чем вы могли бы заняться.
      Печь издала мелодичную трель, и он обернулся. – Ну вот, всё и готово… но чудес я не обещаю.
      – Тогда я не и буду их ждать, – сказала она, снова улыбнувшись.
      – И никаких разговоров о магазинах во время обеда.
      – Почему мы не можем говорить о магазинах?
      Он хихикнул. – Нет… я имел в виду… никаких разговоров о делах1. Нам обоим было указано прогуляться, так что мы не портить вечер разговорами о делах… войне… или о чем-нибудь подобном.
      – Аа… говорить… о магазинах. Я поняла. Хорошо, тогда… мы будем говорить о чём-нибудь другом. Не о магазинах.
      – Хорошая мысль.
      – Спасибо.

1 to talk shop – говорить о делах, говорить на узкопрофессиональные темы во время общего разговора (в гостях и т. п.) – Прим. переводчика.

* * *

      – Скажите мне, майор Кранц, что для вас означают слова „не прерывать ни при каких обстоятельствах“?
      – Я знаю ваш приказ, командор Корвин, но мистер Бестер был очень настойчив. Он хочет говорить с капитаном Шеридан, и он хочет сделать это немедленно.
      – Это первый вечер за многие месяцы, когда он не работает. Мы фактически вынудили его взять выходной. Разве грянуло вторжение Теней? Может быть дракхи стучат нам в дверь? Или минбарцы? Нет… тогда это может подождать и до утра!
      – Мистер Бестер не привык ждать до утра.
      – Тогда скажите ему, что капитана в коме. Перенаправьте Бестреа на порноканал! Сделайте что-нибудь, чтобы дать капитану несколько часов отдыха. Кроме того, если мы прервём его свидание, он просто убьёт нас.
      – А мистер Бестер не сделает тоже самое?
      – Не быстрее, чем капитан. Поверьте мне, майор Кранц. Я сам буду расхлёбывать эту кашу.

* * *

      Еда оказалась на удивление не так плоха, как он ожидал. Компания была божественна. Его шутки… были такие же несмешные, как и обычно, тем не менее, она смеялась над ними. Эти несколько часов они не были больше Старкиллером или изгнанным гибридом, не были больше солдатами на никому не нужной войне… они были просто людьми, наслаждающимися обедом.
      Это не могло продолжаться долго.
      Неизбежно, каким им этого не хотелось, беседа возвращалась к недавним событиям, к войне, к Бете Дюрана, к…
      – Хотел бы я знать, чего добивается Бестер, – грустно сказал Джон. – Он отозвал меня с патрулирования, слежения за атаками дракхов, стрейбов и им подобных, а тут ещё Бен Зайн… делает кое-что. Г'Кар собрал множество кораблей ради какого-то большого строительства около Эпсилона Три. Мы только… топчемся вокруг небольших проблем, в то время как большие проблемы – всё ещё где-то там.
      – Иногда нужно завершить маленькие дела прежде, чем браться за большие.
      – Да, я знаю, но все же… нет ни одной цели, на которой Кларк собирается остановиться, пока не примется за Минбар. Очевидно, что он строит в большом количестве военные корабли и не сегодня-завтра начнёт марш прямо на Минбар, сметая всё на своём пути. Я не знаю, почему он не встречает почти никакого сопротивления, но… я хочу знать, каковы планы Бестера. Я не люблю просто сидеть и ничего не делать, но…
      – Но что?
      – Но я не буду стрелять в моих соотечественников. Я слышал, что они творили на Бете Дюрана, и… в других местах, но я все ещё не могу прекратить думать, что рано или поздно окажусь перед необходимостью выступить против них. Я… не думаю, что смогу приказать любому кораблю, которым буду командовать, открыть по ним огонь.
      – Джон… Я знаю, что ты чувствуешь, но я видела, что может сделать захватчик. Если они делают с моими людьми то же, что дракхи делали здесь, то их нужно остановить.
      – Они не такие как дракхи, Деленн. Они зашли не так далеко. Они испуганы, и они разгневаны, и они думают, что, став такими же плохими, как вы были тогда, мы сможем сделать так, словно последних четырнадцать лет не было вовсе…
      – Такими же плохими, как мы?
      – Я… не это имел в виду, Деленн, но это своего рода… искупление. Они хотят сделать с вами то, что вы сделали с нами. Так же как нарны и центавриане, это было позаимствовано у них.
      – Мы не центавриане.
      – И мы не нарны. Нет, всё будет гораздо хуже. Я… я понимаю, почему они делают это. Я только хочу, чтобы мы не стали такими же.
      – Я тоже стараюсь, чтобы этого не случилось.
      – В любом случае… чем вы собираетесь заняться теперь? Если война достигнет Минбара… вы вернётесь туда?
      – Я не могу. Синевал уничтожил всякую надежду на возвращение. Я – За-вален, и это нельзя изменить. Мое появление гарантирует встретить вполне определённый приём. В данный момент я нужна здесь. Позже… я не знаю. Раньше я всегда была настолько уверенна в своей судьбе… словно каждый шаг моей жизни был предопределён, и всё что я должна была делать, это шагать. Теперь… возможно моя судьба теперь принадлежит кому-то ещё. Возможно моя судьба не была никогда такой, какой я её себе представляла.
      – Я понимаю, что ты имеешь в виду. Пока ты… тебя не было… я размышлял о своих приоритетах… об Анне, о вас, о том, что мы делали… обо всём. Я не знаю, куда ведёт меня судьба, и не знаю, куда я иду, и мне всё ещё не хватает Анны, и всегда будет… я знаю, однако… всю свою оставшуюся жизнь, я хочу провести с тобой… если смогу.
      Она улыбнулась, мягко и печально. – И я с тобой… но я не уверена, где пройдёт моя жизнь. Я… должна убедиться сначала, прежде чем смогу решать. Я хочу быть с тобой, но… но я не… готова ещё. Я не чувствую, я лишь предполагаю.
      – Нет… я понимаю. Ты через многое прошла в последнее время. Я… – Джон что-то пробормотал про себя, когда просигналил его коммуникатор. Он продемонстрировал Деленн гримасу извинения и активизировал его. – Да? – буркнул он раздраженно.
      – Капитан, я извиняюсь. – Это был Дэвид. – Я удерживал его сколько смог. Бестер на линии один.
      – А… чёрт! Мне очень жаль, Деленн.
      – Не надо… я всё понимаю. Я… видимо должна уйти. Я… спасибо. Еда была прекрасной.
      – Скажите мне, когда снова займетесь кулинарией.
      Она излишне широко улыбнулась и слегка покраснела, её платье вскружилось вокруг ног, когда она направилась к выходу. Мягко вздохнув, Шеридан подошёл к экрану связи. На нём возникло лицо Бестера.
      – А, капитан, – сказал он. – Могу вас поздравить с самой быстрым выходом из комы в истории медицины. Кроме того я должен поблагодарить вас за Сверкающее гнёздышко любви Люри Литзи. Очень познавательно.
      – О чём вы мистер Бестер? Я не в том настроении, чтобы…
      – Правительство Сопротивления собирается атаковать минбарскую колонию на Рокугане. Это самый большой и самый населённый центр вне их родного мира. Если он падёт, то они будут значительно ослаблены. Это будет удар, от которого они не смогут оправиться. По разным причинам они не кажутся способными защитить Рокуган, так что это предстоит сделать нам, нужно предоставить им… любую помощь, какую сможем.
      – Основной центр снабжения на Бете Девять. Я хочу, чтобы вы…
      – Мистер Бестер, вы знаете, что я не буду стрелять по моим соотечественникам. Разве вы не можете послать капитана Бен Зайна вместо меня?
      – Капитан Шеридан, я не закончил. Я знаю о вашем… вполне понятном нежелании, и всегда принимал его во внимание. На Бете Девять нет ни одного земного корабля. Имеется, однако, большое число грузящихся кораблей дракхов, возможно они переправляют тех… Стражей на Рокуган. Основываясь на предыдущей деятельности дракхов, нельзя исключить, что они намереваются внедрить выживших минбарцев со Стражами. Уничтожение этих кораблей не только нарушит эти планы, но и даст минбарцам некоторое время, чтобы организовать оборону.
      – А капитан Бен Зайн?..
      – Он сейчас в другом месте. Стрейбы нападают на изолированные минбарские колонии, и он пытается их отбросить.
      Шеридан вздохнул.
      – Я отбуду в течение нескольких часов. Я должен отзывать часть экипажа с поверхности.
      – Конечно, капитан. Я всецело доверяю вам и вашим людям. Желаю удачи… Между прочим, Люри Литзи была очень занимательна. Я рекомендовал бы вам испытать её. – Изображение постепенно угасло, и Шеридан разразился проклятиями.
      Затем он начал подготовку к отлёту на Бету 9.

* * *

      Бестер откинулся на спинку кресла и медленно улыбнулся. Около него, укоризненно мерцало голографическое изображение Г'Кара.
      – Он будет не слишком доволен, когда всё выяснит, – предупредил нарн.
      – Конечно нет, но к тому времени его руки будут связаны. Я вполне понимаю его нежелание открывать огонь по своим соотечественникам, но сейчас идёт война, а на войне, подобные желания стоят на пути победы.
      – Кроме того, мы должны только узнать, как был доработан «Вавилон» за это время. Я уверен, что капитан Шеридан не позволить нам проиграть.

* * *

      У Беты 9, почти сутки спустя в безмолвном космическом пространстве сформировалась зона перехода, из которой вылетел Парменион. Его прибытие было обнаружено выполнявшим орбитальное патрулирование колонии кораблём Земного Содружества «Вавилон».

[Часть 2]


Редактор: Витек
 
Ваши замечания по данному материалу просьба присылать в
редакцию
 
Последнее изменение: 1 августа 2002 г.
Rambler's Top100