Гэрет Уильямс. Тёмное, кривое зеркало.

Фаза 2: Смерть плоти, смерть мечтаний.

Цена альянсов.

Фаза 2, Глава 1, часть 4.

"A Dark, Distorted Mirror" (c) 1997-1999 by Gareth D. Williams, LWA97GDW@sheffield.ac.uk
Перевод (c) 1999, Александр Краснянский, Krasnyanski@chat.ru


      Может ли быть что-то кошмарнее, чем вдруг обнаружить нечто до боли близкое и знакомое в совершенно чуждом окружении? Такие жуткие открытия служат лишним напоминанием о том, что тобой потеряно, - быть может, уже навсегда. Это ожившая память о прошлом, пожранном неотвратимым настоящим. Это жестокий удар, наносимый реальностью.
      Ниома Конналли, пилот-лейтенант эскадрильи Альфа тяжёлого крейсера "Парменион", только что столкнулась с частицей привычного в самой что ни есть необычной обстановке. Их группа патрулировала пространство в поисках корабля стрейбов, на котором лежала ответственность за многочисленные нападения на торговые корабли с разорённой планеты Тучанк. И вышло так, что они сами подверглись нападению со стороны того самого корабля, который, по всей видимости, и был целью их поисков. Не сумев устоять перед превосходящей мощью противника, успев лишь послать сигнал бедствия, Конналли попала в руки врага. Что произошло со всеми её товарищами, она не знала.
      И вот теперь она очутилась в плену на борту этого корабля, по всей видимости, принадлежащего стрейбам, и наблюдала встречу двух необычных инопланетян, один из которых явно был стрейбом, а другой ничуть не походил на первого. Неожиданно этот разговор был прерван, - кто-то вышел с ними на связь.
      И этот "кто-то" был землянином.
      Это показалось ей чем-то чудовищным.
      - Приветствую вас, господа послы. Я крайне признателен вам за возможность этой беседы.
      Вежливо, цивилизованно, безупречно культурно. Конналли казалось, что говоривший был похож на её учителя английского языка в колледже, которого она так ненавидела до тех пор, пока не осознала, что этот человек открыл для неё целый мир. Но от слов этого человека её пробирала дрожь, - и в этом было его явное отличие от того учителя. В них отчётливо чувствовалось какое-то неземное превосходство, небрежно замаскированное деловитостью. Этот человек, кем бы он ни был, занимался своей работой, и он намеревался довести дело до конца.
      Она решила было приподняться, чтобы увидеть экран коммуникатора и разглядеть таким образом того человека. Но её ноги, увы, не двинулись с места. Она не имела понятия, что приковывало её к полу, и не хотела забивать себе голову пустыми домыслами. Возможно, это что-то наподобие устройства искусственной гравитации или магнита, предположила она. Стрейбы выглядели достаточно развитой расой, и подобная технология в их руках не казалось чем-то невозможным.
      - Приветствую, посол Сарбачер, - без малейшей запинки, со всем подобающим пришепётыванием, прищёлкиванием и выговором произнёс замысловатое имя стрейба человек. Конналли и тут признала в нём навык высокопоставленного дипломата. Ей начинало казаться, что она знает этого человека.
      - И вас также, посланник. Я весьма польщён встречей с вами.
      - Дракх... - прошипел второй инопланетянин. Конналли теперь казалось, что он как бы заключён в невидимую паутину опоясывающих его кристаллов, и его тело преломляется в их гранях. - Я дракх.
      - Итак, к какому решению вы пришли?
      - Мы хотеть, - сказал (или сказала?) в ответ Сарбачер.
      Язык инопланетянина не очень хорошо справлялся с системным английским, и это было особенно заметно по сравнению с той лёгкостью, с которой землянин произносил имя стрейба.
      - Знать... имя.
      Что-то шевельнулось в памяти Конналли. Она вспомнила некоторые детали докладов капитана Бен Зайна. Стрейбы очень щепетильно относились к именам, считая их чем-то вроде одухотворяющей сущности, которая делает каждого человека тем, кем он является. Когда они спрашивают у кого-то его имя, это является знаком большого уважения с их стороны. По всей видимости.
      Бен Зайн лично был на родной планете стрейбов, так что он, видимо, знал, о чём говорил.
      - Сэр Гаэрис, - ответил стрейбу человек. - Моё правительство уполномочило меня к проведению этих переговоров. Вы оба, уважаемые господа, также располагаете всей доступной информацией. Поэтому я намерен задать вам всего лишь один единственный вопрос. Можем ли мы рассчитывать на вашу поддержку?
      - Даааа... - прошипел дракх. - Когда будет надо... скажите наше имя... И мы придём.
      - Благодарю вас. Ваша помощь будет неоценимо важна для вас. А вы, посол Сарбачер?
      - Надо больше, вначале...
      Земной язык явно давался стрейбу с громадным трудом. У Конналли вдруг словно пелена упала с глаз. Стрейб не пользовался никаким переводящим устройством. Был ли голубой шар в руках дракха автоматическим переводчиком, она не знала, но стрейб действительно говорил по-английски самостоятельно.
      Кто их учил этому языку? Бен Зайн? Или кто-то ещё?
      - Вред... - неуклюже пытался выговорить стрейб. - Что есть хорошо мы?
      - Взамен вы получите всё пространство Лиги Неприсоединившихся Миров в своё полное, безраздельное распоряжение, - ответил ему сэр Гаэрис.
      Всё ясно, - подумала Конналли. - Это даже не имя, а какая-то условная кличка.
      - Оно не представляет интереса для нас, в то время как нам известно, что вы всегда стремились сделать из Лиги свою собственную игровую площадку. Вопрос лишь в том... сможете ли вы сделать то, что хотите, в присутствии минбарцев?
      - Нет.
      - В таком случае, окажите нам помощь, и получите то, что хотите. Дракхи согласны помочь нам в устранении минбарцев, чтобы они перестали представлять собой серьёзную силу в этой галактике. Возможно, они смогут справиться и в одиночку. Но если ещё и вы предоставите нам свою помощь, то, я уверен, мы наверняка разобьём их.
      - Надо... больше.
      - Я понимаю вас. Насколько же именно больше?
      - Минбарцы... Обещать нам, что мы... иметь минбарцы плен... Иметь их технология... Вы брать их планету. Мы брать их люди.
      - Нас не интересует их планета, и ещё меньше нас интересуют их люди. Можете забирать себе любых пленных, которые вам потребуются. Что же касается минбарских технологий... Если нам самим удастся обнаружить что-то ценное, мы с радостью поделимся этим с вами. Детали соглашения мы можем проработать в другой раз. Сейчас важно то, что мы сумели найти определённые взаимовыгодные условия.
      - Мы остерегаться... Мы помнить минбарцы.
      - Посол Сарбачер, минбарцы уничтожили нашу родину - точно так же, как они чуть было не поступили с вашей родной планетой. Они напали на нас, когда мы стремились лишь к одному - выжить. Но были остановлены. Скоро мы придём с войной в их дом, и мы не намерены оставлять в живых ни одного минбарца в радиусе миллиона световых лет. С нами наши союзники, с нами дракхи. Мы будем рады, если вы также присоединитесь к нам. Всё, к чему мы стремимся - это полное уничтожение минбарцев. Окажите нам помощь, и все ваши желания исполнятся. Ну?
      Стрейб ещё минуту колебался, потом сказал:
      - Да.
      - Отлично. Благодарю вас, господа послы. Мои подчинённые будут поддерживать с вами контакт, и с ними вы сможете обговорить все детали. Приятно было иметь дело с вами.
      Панель померкла, и голос стих. Конналли расслабила окаменевшую от напряжения спину, пытаясь осознать всё то, что ей пришлось услышать. Двое чужаков повернулись лицами друг к другу и завели разговор на языке, который для Ниомы был совершенно непонятен.
      Даже отложив на время волнующие мысли о том, что Правительство Сопротивления на Проксиме договаривается с этими инопланетными расами о решающей атаке против минбарцев, Конналли никак не могла отделаться от одного мучительного вопроса. С какой целью ей позволили услышать этот разговор? Ведь наверняка же стрейбы заметили, что к ней вернулось сознание? Тогда зачем же они доверяют ушам своего пленника такую стратегически важную информацию?
      И почему её пробирают мурашки при мысли о том, что скоро она узнает ответ на свой вопрос?
      Какое-то время её не тревожили, и она лежала неподвижно, вслушиваясь в странные звуки беседы двух инопланетян. Поскольку ей ни разу в жизни не приходилось видеть представителей их рас, она даже не надеялась понять что-либо из того, о чём они говорили. Однако того, что она знала и видела, было вполне достаточно, чтобы вызвать у неё острую неприязнь к обоим. Особенно, к дракху. Исходивший от него запах гниющей плоти вызывал у Ниомы тошноту, а похожее на череп лицо будило в ней туманные воспоминания о страшных сказках со злыми демонами и привидениями, которые в детстве ей рассказывал дедушка. Конечно, она и тогда уже не верила в сказки, но что если старик, сам того не ведая, говорил именно о дракхах?
      Спустя несколько минут часть загадок нашла своё разрешение. Дракх повернулся к ней.
      - Землянин... - прошипел он.
      Звук его голоса... этот звук словно выполз из самых страшных кошмарных снов. Шар, который это существо держало в руке, переливался и мерцал, и было видно, как в его синей прозрачной глубине посверкивают миниатюрные молнии. Конналли невольно задумалась о том, не является ли эта штука чем-то более важным, чем простым автоматическим переводчиком.
      - Ты слышать? - обратился к ней стрейб, также шагнув в её сторону.
      Конналли молчала, подавленно глядя на стоявших перед ней инопланетян.
      - Ты слышать?
      Странным судорожным движением стрейб наклонился к ней, и мягко коснулся рукой чего-то на стене прямо над её головой. Ниома зашлась в крике, когда неожиданный взрыв боли заставил выгнуться её тело. Это было что-то наподобие электрошока, только гораздо больнее.
      - Ты слышать?
      - Да, - со стоном вдыхая воздух, ответила она. - Да, я слышала.
      - Быть ли он... искренне? Есть ли в нём ложь?
      - Да откуда мне знать?
      Двое чужаков замолчали, явно пытаясь понять, так ли эффективна была пытка в смысле повышения её собственной искренности. Секунду она ожидала, что Сарбачер повторит болевой шок, но он не стал этого делать.
      - Ты землянин, - повторил дракх.
      Он присел рядом с ней, лежавшей на полу, и его тело при этом съёжилось чуть ли не вдвое. Дракх взял её за руку. Она сжалась от острого отвращения. Его... рука - или что это такое было, - была сухой и шершавой. Она чувствовала, как что-то беспорядочно копошится под покровом его пальцев. Как будто изнутри его наполняло громадное скопище маленьких чёрных червей.
      - Ты землянин. Ты должен знать. Они обманывают нас?
      Пальцы дракха с силой сдавили промежуток между большим и указательным пальцами её руки, и она не выдержала. Это уже был не электрический шок, как до этого. Это был... первобытный ужас, пробуждение самых древних страхов, прорвавшихся сквозь тысячелетия сменявших друг друга цивилизаций. Это подобное черепу лицо вытесняло собой все мысли, все доводы разума из её головы - оно словно парило в чёрной мгле перед её внутренним взором. Она ощущала, как века истории стремительно проносятся, прошивая насквозь её существо, как древняя, тёмная сила подхватывает её тело... Это было кошмарное насильственное вторжение в самую беззащитную, самую нежную глубину её души.
      Из её груди вырвался истошный крик, а свободная рука вскинулась вверх в неосознанной попытке оттолкнуть, отодвинуть это лицо. Её пальцы наткнулись на голубой сияющий шар в руке дракха.
      Сила устремилась в её пальцы, коснувшиеся гладкой поверхности, и вдруг, ослепительно яркая вспышка света залила всё помещение. Она почувствовала, как упал навзничь дракх, она увидела размытый силуэт стрейба, который, пятясь, прикрывал рукой глаза.
      Когда Ниома Конналли вновь обрела способность видеть, она поняла, что та невидимая сила, которая удерживала её на месте, теперь исчезла, и что голубой шар лежит на полу. Дракх барахтался, до смешного похожий на черепаху, перевёрнутую на спину. Но стрейб, однако, уже вставал на ноги, устремляясь к сгустку голубого света.
      Конналли успела раньше. Подхватив шар, она вскочила на ноги. Вид дракха, корчившегося на полу, изгнал прочь переполнявший её ужас. Теперь он практически не мерцал и его вид не вызывал каких-то особенных мистических ассоциаций. Просто до крайности уродливый инопланетянин.
      Сарбачер шёл прямо на неё, и Конналли решилась. Она не знала, как следует пользоваться предметом, что был у неё в руках, и поэтому просто вытянула вперёд руку, державшую его, направив открытую ладонь навстречу врагу. На короткий миг её поле зрения словно рванулось вширь, и она ясно увидела всё, что происходило вокруг неё. Она успела запомнить это ощущение, - весь корабль открыт перед ней, как изнутри, так и снаружи. Она увидела его висящим в бесконечности космоса; она увидела вокруг россыпи звёзд и хлопья газовых туманностей, расцвечивавших чёрные бездонные небеса подобно праздничному фейерверку.
      Но это тут же прошло, и миг спустя она смотрела на дымящийся труп посла стрейбов, распластанный на полу.
      Дракху за это время удалось подняться на ноги, и теперь он был сбоку от неё. Конналли казалось, что он зовёт кого-то на помощь, но странное инстинктивное ощущение не давало ей сделать с ним то же самое, что и со стрейбом. Была ли это внутренняя убеждённость в том, что оружие не сработает против того, кто единожды владел им?
      Так или иначе, теперь ей было известно, где находится она сама, где держат командора Корвина и как добраться до этого места.
      Отыскав нужную дверь, Ниома Конналли устремилась в тёмные внутренности стрейбского корабля, унося с собой зародыш своего неотвратимого проклятия.

* * *

      - Эй, Ващщесть, мож, я ещё вставлю словечко?
      - Нет, - отрезал Лондо Моллари. - Нельзя.
      Он уже раскаивался в принятом накануне решении. Ведь это же надо было - из всех кораблей в порту Казоми 7, на которые они могли пробраться и захватить их, выбрать именно этот! Честно говоря, само похищение корабля было провёрнуто гениально, - он всё ещё смаковал эту мысль, жутко гордясь тем, что это была не чья-нибудь, а именно его идея. Но вот в компанию к землянину, которому принадлежала эта посудина, он не пожелал бы попасть даже злейшему врагу. К счастью, они уже долетели до места назначения. Всё, что им оставалось сделать - это обшарить эту пустынную, бесплодную скалу, отыскать там этих треклятых виндризи, поймать одного и притащить на Казоми 7, техномагам.
      Элементарно.
      Лондо мог бы поклясться, что жизнь его день ото дня становится всё хуже, но и в этом, по крайней мере, были свои смягчающие обстоятельства. Начать хотя бы с того, что рядом с ним не было ни одной из его драгоценных жёнушек...
      - Мы готовы, - сказал один из его спутников.
      Шаал Ленньер - неплохой поэт, игрок и вообще парень из тех, кому не страшно доверить прикрывать спину во время драки в баре. Лондо уже выяснил это на собственном опыте.
      - Надеюсь, вы сумеете выдержать? - задал он вопрос, глядя на второго своего компаньона.
      Было очень не похоже на то, что она сумеет что-либо выдержать. Каждое движение давалось ей через силу, и каждый её вдох был ясно слышен во всём отсеке. Термоядерные взрывы, - думал Лондо, - и то бывают тише.
      - Со мной всё будет в порядке, - хрипло ответила Деленн.
      Уже не в первый раз Лондо усомнился в мудрости решения взять её с собой, но раз уж техномаги сказали, что она должна быть здесь, значит, она должна быть здесь. Это до безумия нелепый приказ, но кто осмелится спорить с техномагом?
      - И я тоже хорош, Ващщесть.
      - Заткнись! - бросил Лондо капитану. - И слушай меня. Мы запрём тебя в одном из твоих грузовых контейнеров, пока сами будем искать внизу... то, что нам надо найти. Там у тебя пропасть еды, так что никаких проблем быть не должно. Мы не знаем, сколько времени у нас займёт наша прогулка, но вбей себе в голову, что если мы не вернёмся, рано или поздно ты загнёшься от голода.
      Но если мы вернёмся, ты отвезёшь нас назад на Казоми 7, и тогда сможешь снова гулять на все четыре стороны. Всё ясно?
      - Разумеется, Ващщесть. Ясно, как слеза младенца, сэр. Звать меня, кстати, Капитан Джек.
      - О, правда? - Лондо помолчал, потом добавил: - Ну, тем лучше.
      Ах, проклятье! Меня окружают сплошные идиоты и минбарцы!
      Вряд ли бы он мог сказать, кого из них он переносит хуже.

* * *

      Недалеко от того места, где были они, другой корабль приближался к планете, где некогда Вален стоял насмерть и возжёг Свет во Тьме. Но, в отличие от корабля Лондо и его спутников, он, как всегда, проскользнул незамеченным. Охотники за душами обладали достаточным мастерством, чтобы обмануть любые следящие и защитные и системы, даже созданные Сечем Дерханом.
      Их вёл запах смерти, и они шли вперёд, с каждым новым шагом всё яснее ощущая сияние умирающей прекрасной и благородной души.

* * *

      Где-то далеко другая, не менее благородная душа тоже была на грани жизни и смерти, но Охотников за душами поблизости не было видно.
      Мускулы командора Корвина в последний момент приняли правильное решение, и он нырнул под летящий меч нарна, перекатился и вскочил на ноги. Его сильно шатало, но в данный момент его инстинкты были мобилизованы, и тело слушалось своего хозяина. Потом он отдохнёт.
      Нарн, демонстрируя потрясающую ловкость и скорость, необычные для его народа, стремительно развернулся, прыгнув на Корвина, взгляд которого метался вокруг в поисках оружия... какого-нибудь. Ну, хоть бы что-нибудь!
      Корвин метнулся вперёд, обрушившись на нарна всей тяжестью своего мускулистого тела. Острая боль пронзила руку, задетую мечом, но её вытеснило удовлетворение от того, что ему удалось сбить нарна с ног.
      Оба они грохнулись на пол и перекатились набок. Корвин был прекрасно осведомлён о могучей силе своего противника, но он провёл достаточно много времени, практикуясь в рукопашной схватке с Ко'Дат и ребятами из её Сотни на "Парменионе", так что ему были известны некоторые слабые места существ этой расы.
      Согнувшись, ему удалось не попасть в медвежьи объятия нарна. Он крутанулся на полу и пнул противника в ногу, как раз в чувствительную область над коленом. Нарн взвыл от боли и попытался подняться на ноги. Корвин отвесил ему второй пинок и увидел, как противник опять свалился на пол.
      Осторожно обойдя скрюченного нарна, он подхватил его длинный меч и встал над его бывшим хозяином.
      - Кто ты? - спросил он. - Ты работаешь на стрейбов?
      - Работаю на них!? - возмутился нарн. - Я такой же пленник здесь, как и ты, землянин.
      - Тогда почему ты напал на меня?
      Нарн хлопнул ладонью по полу и перевернулся на спину.
      - Все, кого я встречал здесь до сих пор, пытались убить меня. Я думал, ты тоже.
      - Тебе не приходило в голову, что лучше было бы попытаться выбраться отсюда вдвоём, чем в одиночку? - задал вопрос Корвин.
      Нарн рассмеялся.
      - Землянин, во время нашей последней войны против Центавра, я оказался в захваченной колонии далеко за линией фронта. Два месяца я пробивался к нашей базе. Один раз меня окружили сорок патрульных-центавриан, они искали меня. И никогда в своей жизни я не чувствовал себя более бессильным, чем тут. Отсюда нет пути, землянин.
      - Всё может быть, - уклончиво ответил Корвин. - Дэвид Корвин, командор, старший офицер корабля "Парменион".
      - Г'Дан, разведчик пятого Кар'ана флота воителя Г'Стена.
      - Ну что ж, Г'Дан, думаю, нам не стоит сдаваться. Мы выберемся отсюда.
      - И как же, позвольте спросить?
      Корвин улыбнулся и тяжело привалился к стене.
      - Перед тем, как я отправился сюда, мне имплантировали подкожный передатчик. Мои товарищи знают, где я нахожусь, и они отыщут нас.
      В ответ Г'Дан очень по-нарски хмыкнул.
      - Наверное, стрейбы догадываются о таких вещах. Они бы обнаружили передачу на любой из стандартных частот.
      - А кто говорил о стандартных частотах?
      Г'Дан покачал головой.
      - Что ж, удачи тебе, землянин. Ты настолько сумасшедший, что я даже начинаю верить в твой успех.
      - Оптимизм и безумие, - задумчиво проговорил Корвин. - Да... Кажется, я вижу тут некую связь...

* * *

      Глаза Синевала были закрыты, всё тело неподвижно, лишь еле заметные волны дыхания выдавали в нём жизнь. Любому, кто посмотрел бы на него сейчас, он показался бы умиротворённым мудрецом, достигшим единения своего духа с духом Вселенной.
      Это было отнюдь не так. Синевал ненавидел медитацию, и эта ненависть жила в нём с самого детства. Он не святоша, которому нужно столько времени для того лишь, чтобы привести свои мысли в порядок. Он Воин и вождь Воинов, он способен на мгновенную оценку ситуации и принятие единственно верного решения.
      Или, по крайней мере... он должен быть способен.
      Перед глазами у него до сих пор маячили его корабли, взрывающиеся один за другим у Проксимы.
      Безжалостный факт состоял в том, что его способность к оценке ситуации подвела его. То, что он поверил Несущей Смерть, вполне можно было оправдать. Он также не чувствовал своей вины за её вхождение в высшие эшелоны минбарской касты Воинов - это случилось ещё до его возвышения. Но то, что он не устранил её, когда у него были для этого все возможности, - вот это была его настоящая вина.
      Синевал дёрнулся и, что-то зло пробормотав, вновь замер в медитационной позе. Тоже глупость. Дерхан сказал ему, что он должен чему-то здесь учиться. Вот и хорошо, и учил бы. Проводил бы тренировки с посохом, занятия по стратегии, физические упражнения. Медитацию же оставил бы святошам.
      И всё же иногда и она давала неожиданные результаты.
      Глаза Синевала резко распахнулись, и он стал медленно подниматься, всё ещё не до конца уверенный в том, что он только что почувствовал. Он внимательно огляделся по сторонам. Помещение, в котором он медитировал, было совсем скромным. Тут не было почти ничего, если не считать наклонной кровати у дальней стены и каких-то механизмов рядом с ней. Это были личные покои Дерхана в построенном им на этой планете комплексе. Было вполне объяснимо, что Дерхан взял сюда с собой всё, что ему необходимо для изготовления оружия, принёсшего ему легендарную славу.
      - Медитация никогда не была тем искусством, которым ты владел в совершенстве, да, Синевал? - сухо заметил Дерхан.
      Он стоял рядом с Синевалом, наблюдая за ним.
      - Возможно, это моя вина. Если бы я больше уделил внимания твоему духовному очищению и меньше военному искусству...
      - Если бы поступил так, Сеч Дерхан, я бы никогда не стал тем, кто я есть. Но об этом поговорим в другой раз. Я почувствовал, что здесь кто-то появился.
      Дерхан как будто удивился.
      - Да, я знаю об этом. Моя система обороны обнаружила маленький корабль, который сел неподалёку меньше часа назад. Я не знаю, что им здесь нужно, но они не могут представлять серьёзной угрозы для нас. Один из виндризи был послан, чтобы встретить их.
      - Кого? Сеч Дерхан, где-то здесь Шаг-тоты.
      - Охотники за душами? Ты уверен?
      - Я ощущаю их присутствие рядом. Я уверен.
      Дерхан сцепил вместе пальцы рук.
      - Шаг-тот появляется только там, где смерть. Кто из нас умрёт? Кто здесь обладает такой сильной душой, что это заставило их прийти сюда?
      - Ты? Я? Эти виндризи? Почему они здесь - не важно. Важно лишь то, что они пришли. Твои системы могут обнаружить их?
      - Я уверен в этом, но виндризи не воины, Синевал. И именно поэтому они здесь. Но ты - воин. Может быть, это испытание. Найди этих Шаг-тотов, Синевал. Найди и уничтожь.
      Синевалу пришлось задавить в себе древний, глубоко укоренённый страх стать Шаг-Рать-ин - лишённым души. Он воин и он не будет бояться ничего.
      - Тебе нужно оружие? - спросил Дерхан.
      - Нет, - ответил он.
      Синевал выбросил свой посох, дарованный им самим Дерханом много циклов назад. До тех пор, пока он не будет достоин, он возьмёт себе другой. Его оружием будет только его храбрость и вера.
      Уходя, он думал о том, не есть ли это часть его кары - встреча с величайшим страхом своего народа.

* * *

      - Итак?
      - Я чувствую его, всё хорошо. Он до сих пор жив. Ему крепко досталось, но в основном с ним всё в порядке.
      - Рад слышать это.
      Капитан Шеридан так и не купился до конца на эту идею, выдвинутую Корвином и Литой, но он вынужден был признать, что уловка сработала. Он понимал, что его недовольство этим планом проистекало главным образом от нежелания использовать Дэвида или кого-либо ещё из пилотов-истребителей в качестве жертвенных барашков для привлечения стрейбов. Однако сам Корвин был согласен. По правде говоря, он сам же и выступил с этой инициативой. От Бен Зайна они узнали, что стрейбы часто берут пленных для изучения и опытов. Почему бы не использовать эту дурную привычку против них самих?
      Обломки уничтоженных Старфьюри они обнаружили без труда, - их привёл сигнал бедствия, посланный Корвином. Путь корабля стрейбов оказался примерно таким, как они и предполагали.
      Но на всякий случай...
      Идея использовать жучок для слежения за целью была не нова. Шеридану сразу вспомнилось, как Сьюзен делала то же самое с ним самим. Но этот передатчик был устроен несколько иначе.
      Он излучал телепатические волны.
      Шеридан понятия не имел, как эта штука работает, и не хотел ничего об этом знать. Важно было лишь то, что Лита теперь могла легко определить, где был Корвин - а значит, и стрейбы. Вопрос о том, мог ли проделать то же самое какой-нибудь другой телепат, был риторическим, и его беспокойный ум получил новую пищу для размышлений по поводу изменений, произошедших с Литой Александер.
      Шеридан до сих пор жаловал Литу не больше, чем она его, но, по крайней мере, свою работу она делала исправно. И хорошо. Пусть он не верит ей, но её талант всё же достоин уважения.
      Он ещё больше зауважал бы её талант, если бы мог предвидеть, с кем, кроме стрейбов, им придётся столкнуться после выхода из гиперкосмоса.

* * *

      Ах, какая же это чудесная, непостижимая вещь, - думал Лондо (уже потом, когда он снова мог позволить себе роскошь рационального мышления) - хаос. Минуту назад ты шёл себе спокойно по своим делам, - счастливый как Пак'ма'ра в морге, - а миг спустя всё перемешивается настолько, что ты не можешь даже думать, а когда ты снова обретаешь способность думать, менять что-либо, оказывается, уже бесполезно.
      Их безмятежный поход по планете внезапно оборвался, когда он увидел, как Деленн пошатнулась и сорвалась с края оврага, тут же пропав из вида. Ленньер, впрочем, в тот момент был гораздо больше занят тем, что происходило прямо перед их носом. А происходило вот что: там внезапно, ниоткуда, появился странный инопланетянин, которого Ленньер тут же назвал Шаг-тотом. Это существо в ответ взмахнуло своим оружием, отправив Ленньера в непродолжительный полёт, а Лондо обнаружил, что смотрит на рабочий орган некоего механизма, напоминающего помесь меча-кутари, минбарского боевого посоха и приличного калибра ионной пушки.
      Следуя принципу "сражайся и беги, чтобы у тебя была возможность унести ноги и в следующий раз", Лондо попытался было как-нибудь бочком улизнуть отсюда, но пал жертвой того же самого непрочного грунта, который провалился под ногами Деленн - причём, вероятно, не без помощи со стороны этого Шаг-тотского тринклютатора.
      Он пребывал в полной уверенности, что пока он скользил вниз по склону, он прожил два самых неприятных года своей распутной жизни. Но случилось чудо, - и он всё ещё был в сознании, когда достиг дна. Поднявшись на ноги и отряхиваясь, он сразу же принялся оглядываться в поисках Деленн. Прочно обосновавшийся в желудке холодок не давал ему отогнать прочь ужасающую мысль, что она могла и не пережить этого падения.
      Повернувшись в другую сторону, он увидел... невесть откуда взявшегося незнакомого минбарца. На нём было чёрное одеяние воина, хотя одежда была сильно мятой и изношенной. Если бы у Лондо в тот момент в голове было хоть что-нибудь, кроме мучительного потрясения и беспорядочно мятущихся обрывков мыслей, он бы понял, что это необычный воин.
      - Убирайся отсюда, - скомандовал минбарец. - Ступай вон туда, - он указал пальцем вдоль оврага. - Там ты будешь в безопасности.
      Лондо не так часто приходилось общаться с членами гордой минбарской касты Воинов, и та лёгкость, с которой этот тип взял ситуацию под свой контроль, а также его обращение с Лондо как с маленьким ребёнком чуть не вывело его из себя. И всё же, это был явно тот самый случай, когда "Пусть уж лучше он, чем я..." оказывается правдой.
      - Мои друзья, - задыхаясь, выдавил из себя Лондо. - Они...
      - Я позабочусь о них. Ступай.
      Лондо достаточно было взглянуть в суровое лицо минбарца, чтобы без раздумий повернуться и пойти в указанном направлении. Пройдя несколько шагов, он обернулся и увидел, как его визави уходит в противоположную сторону - там, выше по руслу оврага, несомненно, должна была находиться упавшая Деленн. Он невольно подумал о том, знают ли этот воин и Деленн друг друга. Он сомневался, что эти обстоятельства были простым совпадением.
      Здравый смысл начал устраиваться на своём привычном месте в его голове, и уже как назойливая муха привязался было стыд за столь поспешный выход из боя... но тут он наткнулся на ещё одного незнакомого минбарца, тоже одетого в воинское облачение, только серого цвета.
      - Здравствуйте, Лондо Моллари, - сказал ему минбарец. - Добро пожаловать в наш дом.
      Наверное, именно в тот момент Лондо и утратил всякую надежду на то, что мир устроен рационально.

* * *

      - Кто, чёрт возьми, они такие?
      - Не имею понятия, сэр, - отозвался Гуэрра. - Никогда раньше не видел таких кораблей.
      Капитан Шеридан откинулся в кресле, разглядывая картинку на одном из тактических дисплеев. Стрейбы были не одни. Рядом с большим кораблём, опознанным как базовый корабль стрейбов, висели два неизвестных корабля меньшего размера.
      - Есть ли вероятность того, что это тоже корабли стрейбов?
      - Всё может быть.
      Шеридан повернулся к Лите. Её глаза были закрыты, и вся она была натянута, как струна - словно слышала какой-то звук, который ей не хотелось слышать.
      - Командор Корвин на этом корабле, сэр, - произнесла она внезапно осипшим голосом. - Там есть также и кто-то один из пилотов. Их передатчики в норме.
      - Что-нибудь ещё?
      - Я не знаю. Да... есть что-то ещё. Что-то такое... Эти корабли... они... Я не знаю, что они такое, но они... делают больно! - Лита вскинула руки, прижала их к ушам. - Простите... Я... не могу.
      - Капитан, - закричал вдруг Гуэрра. - Они приближаются!
      - Ах, дьявол. Запускайте Старфьюри. Батареи левого и правого борта нацелить на корабль стрейбов, но стрелять только по двигателям. Командор Корвин ещё на его борту.
      - А что с этими?
      Капитан Шеридан снова посмотрел на тактический дисплей, пытаясь понять, что же скрывается за данными, поступающими о незнакомых инопланетных кораблях. Он не знал, кто находится внутри них, но был уверен, что ничего подобного раньше не видел. Тем не менее, судя по данным об их энергетической эмиссии, они были достойными противниками для "Пармениона".
      Его целью был корабль стрейбов. Это было очевидно и не подлежало обсуждению. И всё же... всё же... Глядя на реакцию Литы, глядя на маленькие цифры энергетических показателей на тактическом экране, и ощущая... острое, беспокойное чувство того, что что-то тут не так, что эти корабли какие-то... нехорошие, он...
      - Передайте им сообщение на интерлаке. Скажите, что мы ничего против них не имеем, и мы не станем их атаковать, если они первыми не предпримут враждебных действий.
      Шеридан глубоко вздохнул. Он не знал, кто это такие. Но он был твёрдо уверен, что эти корабли ему не нравятся.
      - Они выходят на вектор атаки... Они открыли огонь!
      - Достаточно враждебны, - пробормотал он. - Уничтожьте их.

* * *

      Я не позволю причинять зло маленьким, здесь, в моём великом храме.
      Сколько времени прошло с тех пор, как Деленн в последний раз слышала эти слова? С тех пор, как эти слова повели её по тому пути, который она всегда считала своей единственной судьбой? Тот момент в её жизни стал событием, после которого она уверовала по-настоящему, - и не просто в Валена, но и в своё собственное предназначение следовать по указанному им пути.
      И куда привёл её этот путь? К жалкой смерти в одиночестве на безжизненной планете.
      Она почувствовала присутствие Охотника за мгновение до того, как действительно увидела его. Она не знала, что видели Лондо и Ленньер, но в тот момент она ощутила острую, рвущую боль в груди - в точности такую же мучительную, как тогда, когда она потеряла сознание на руках Джона.
      Она начала падать, её ноги подкосились, и тут она нырнула в пустоту. Она едва чувствовала тупые и саднящие удары, которыми сопровождалось падение, когда она скатывалась по осыпающемуся склону оврага, и мир померк вокруг неё, когда она ударилась о землю.
      Но она не потеряла сознание. Напротив.
      Я не позволю причинять зло маленьким.
      Она не летела, не лежала... ничто из привычных слов не подходило. Она просто была. И перед ней вставал абсолютно такой же образ Валена, как и тот, что она видела маленькой девочкой в храме.
      - Вален, - прошептала она. - Отец, спаси меня...
      Я лежал там же, где сейчас лежишь ты, - заговорил он, и голос его был столь же прекрасен, как и образ. - Я истекал кровью, я умирал, и прошло много дней, прежде чем Маррэйн пришёл ко мне. Но моя жизнь была спасена ещё до этого.
      Здесь что-то есть, Деленн. Оно всегда спасает нас. Здесь я принёс Свет во Тьму, и Тьма отступила. Я не позволю торжествовать той великой Тьме, которая наступит, если погаснет твой Свет.
      К тебе идёт помощь, Деленн. Ты не умрёшь здесь.

      Она попыталась ещё раз прошептать его имя, но непослушный голос куда-то ушёл от неё. Видение Валена таяло перед её глазами. Она хотела прикоснуться к нему, но все её мускулы, казалось, были отлиты из свинца.
      В её глазах прекрасное видение Спасителя сменилось ненавистным обликом Охотника за душами. Третий глаз, уставившийся на неё из середины его лба, пылал яростным золотым светом, и это значило, что, несмотря на слова, сказанные Валеном, её жизнь подошла к своему последнему пределу.

* * *

      Раскатистый грохот ударил по кораблю, пол коротко рванулся из-под ног, и Г'Дан поморщился от боли, стукнувшись о стену.
      - Я же говорил тебе, - сказал Корвин. - Капитан пришёл за нами.
      - Да уж, судя по звукам, это точно Старкиллер, - пробормотал себе под нос Г'Дан.
      - Ох, да брось ты переживать.
      - Я не переживаю, землянин. Я просто знаю, что быстрая смерть нам не грозит.
      Корвин смотрел, как Г'Дан оглядывается по сторонам. Он не понимал, зачем, потому что, на его взгляд, в этой камере смотреть было не на что, тут не было даже двери или...
      Двери?
      Корвин мигнул. Прямо напротив них на стене материализовалось нечто, явственно выглядящее как дверь. Зарычав: "Вот они!", Г'Дан ринулся вперёд. Корвин кинулся следом за ним.
      В следующий миг случилось что-то странное. Была яркая вспышка света и Г'Дан вскрикнул, свалившись на пол. Там, где раньше была часть стены, появилась дыра в форме двери, а в ней стояла... фигура, словно выскочившая из кошмарных снов Корвина. Это была сама Смерть.
      - Землянин... - прошипела она, и голос этот звучал как железо, скребущее по мраморному полу. - Ты знаешь... Шеридана.
      Корвин потряс головой. Откуда этот ужас знал что-то про капитана? Он потрясённо сглотнул и попытался шагнуть назад. Существо - неясное и размытое на фоне дверного проёма - вытянуло вперёд что-то вроде руки. В ней был зажат сгусток синего пламени...
      Г'Дан с диким криком кубарем вкатился под ноги инопланетянину, сбив его с ног. Две фигуры провалились сквозь дверь и исчезли из вида. Корвину удалось собраться с духом, и, выбежав за дверь, он увидел Г'Дана, схватившегося с чудовищем врукопашную. Оно всё ещё казалось ему чем-то ужасно чуждым, но теперь в нём прибавилось... вещественности.
      Корвин с силой пнул ногой в то место, где, как он предполагал, была нога инопланетянина. Тот споткнулся и Г'Дан швырнул его наземь. Синий шарик выкатился из его руки...
      Корвин отвернулся, когда Г'Дан опустил свою ногу на лицо чужака. Голова чудовища лопнула с тошнотворным треском.
      - Что это такое? - тихо проговорил он, пытаясь получше рассмотреть тело. Даже за гранью смерти это существо выглядело лишь наполовину принадлежащим этой Вселенной.
      - Демон, - бросил в ответ Г'Дан. - Они пришли на нашу планету тысячу лет назад. Они кричали в ночи и несли смерть от имени Тьмы, что поглотила наш народ. Г'Кван потом изгнал их. Эти... существа... служат величайшему злу, которое мы даже не можем себе представить.
      - Тени, - прошептал Корвин.
      Он никак не мог оторвать взгляд от мёртвого демона, но внезапно раздавшийся звук шагов заставил его с тревогой поднять голову.
      - Командор, - задыхаясь, произнесла лейтенант Конналли. - Вы не поверите в то, что я только что видела...
      - Вы тоже, - задумчиво сказал он. - Вы знаете, как выбраться отсюда?
      - Мне кажется, здесь неподалёку есть спасательные капсулы, - казалось, она не могла сосредоточиться на окружавшей её действительности. - Вот... туда. Да, это там.
      Корвин обратил внимание, что она что-то держит в левой руке, и притом старается спрятать это от него.
      - Вы уже встречались с этими существами.
      - Да. Они называют себя дракхами, и у них тут что-то вроде союзного договора со стрейбами.
      Весь корабль снова содрогнулся от мощного удара, и Корвин едва удержался на ногах. Держать равновесие было тяжело, особенно так близко от мёртвого дракха. Ему вдруг захотелось покинуть это место как можно быстрее.
      - Сэр, идите за мной. И вы тоже, прошу прощения?..
      - Его зовут Г'Дан, - подсказал ей Корвин. - Он с нами.
      Корвин посмотрел на нарна. Тот молился - яростно, с горечью, изрыгая отрывистые слова. Корвин немного понимал по-нарнски, и этого знания хватило ему на то, чтобы распознать мощный, всепоглощающий ужас с голосе и словах Г'Дана.
      Он думал о том, кто же такие эти дракхи, если они способны пробуждать такой ужас и такую неистовую ненависть.

* * *

      Охотник чуял, как Деленн истекала жизнью. Он с наслаждением ощущал этот великий отлив, и это было потрясающее, волнующее чувство. Он видел весь путь её жизни, переживал эту жизнь, глядя в её глаза.
      Да, она была более чем достойна спасения, достойна вечного бессмертного бытия в его коллекции.
      Ему не было никакого дела до причин, по которым землянин указал ему путь сюда. Он знал лишь, что Морден представляет собой тех, кто так долго помогал его собратьям. Информация, предоставленная ему Морденом, привела его сюда - к месту этого неповторимого события умирания Деленн. Взамен Морден просил лишь о небольшом одолжении. Это была вполне разумная цена.
      Охотник за душами резко взглянул вверх и тихо зарычал. Только не это. Не сейчас, когда он так близко к цели.
      Минбарцы... Бледные, бескровные, потерянные... Есть среди них те, кто достоин спасения, но их совсем немного. Одна из таких - Деленн. А этот... Охотник мог узнать, кто это такой, глядя на него сквозь глаза Деленн. Она знала его.
      Воин. Гордый и благородный. Ещё один достойный. Синевал из клана Клинков Ветра.
      Да, он и сам помнил его. Это он присутствовал при смерти Дукхата. Это Синевал помешал спасти его душу. А потом было ещё кое-что... во время Битвы на Рубеже...
      Охотник ещё раз посмотрел на Деленн. Её жизнь сейчас висела на волоске. У него ещё будет время. Члены его ордена не убивают, чтобы добыть души - они ждут, когда смерть придёт в предначертанный момент. Но им разрешено убивать ради защиты своего дела.
      Он взял своё оружие - святое оружие, которое само способно спасти душу.
      И поднялся, чтобы принять на себя бешеную атаку Синевала.

* * *

      Если даже Шеридан и был удивлён тем, насколько быстрым оказался корабль стрейбов, он ничем не выдал этого. "Парменион" был достаточно быстр для того, чтобы перехватить своего врага, и он сделает это. Там были двое членов его экипажа, и этим всё сказано.
      Два других корабля были куда опаснее - маленькие, быстрые и мощные. В данный момент истребителям удавалось удерживать их на расстоянии, но так не могло продолжаться вечно. На них было трудно навести орудия, как если бы они были не вполне материальными объектами.
      - Мы так и будем с ними балет танцевать? - рявкнул, наконец, он.
      - Они всё время ускользают от нас, - с отчаянием ответил Гуэрра. - Стойте-ка... Есть один!
      Орудия по левому борту "Пармениона" извергли огонь, и чужой корабль взорвался в яркой вспышке. Старфьюри кинулись врассыпную, чтобы не попасть под удар разлетающихся обломков. Шеридан мог бы поклясться, что слышал короткий вскрик в момент гибели, - уничтожения, мысленно поправил он себя, - этого корабля.
      - Не удаляйтесь от стрейбов. Не позволяйте им уйти.
      - А они и не пытаются, - ответил Гуэрра. - Кажется, они просто... остановились на месте.
      - Мы поразили их главные двигатели?
      - Да, но... о, Боже... второй корабль! Они атаковали стрейбов!
      - Что?
      Перед "Парменионом" уцелевший корабль дракхов повернулся и устремился к своим недавним союзникам, поливая огнём беспомощный корабль стрейбов.
      - Выслать спасательные команды! - приказал Шеридан, но ему было ясно, что ничего сделать уже нельзя. Он отчаянно смотрел, как на экране корабль стрейбов взорвался под лавиной огня дракхов.
      - Убейте их, - прошептал он, но вряд ли кто-то из тех, кто видел произошедшее, нуждался в подобном приказе.
      Корабль дракхов отвернул от останков стрейбского корабля и устремился к "Пармениону". Он мчался вперёд, прямо в лоб крейсеру, не отклоняясь ни на йоту. Шеридану казалось, что голос самой смерти тихо шепчет у него в голове.
      Один залп из передней батареи покончил с ним.
      - Есть ли признаки, что кто-то выжил? - прошептал он, садясь в командирское кресло. Он дрожал крупной дрожью. Ему ещё не приходилось видеть подобного фанатичного стремления к собственной смерти.
      Зачем? Зачем они поступили так? Чтобы уничтожить улики, чтобы расправиться со стрейбами, или с заложниками, или?..
      - Пока ничего. Слишком много обломков, чтобы можно было что-нибудь разобрать.
      Что это за новая раса? Союзники стрейбов... или враги... или?.. Так много вопросов. Опять так много вопросов.
      Он повернулся и посмотрел на Литу. Её лицо было покрыто явной бледностью, глаза закрыты. Выжатая усталостью слеза скатилась по её щеке.
      - Он жив, - тихо сказала она.
      Лита почти полностью бездействовала во время боя. То, что коснулось её ещё в самом начале, не отпускало всё это время, и она провела долгие минуты в состоянии, близком к кататонии.
      - Они оба живы.
      - Мы засекли спасательную капсулу, - с восторгом воскликнул Гуэрра. - Три жизненных формы на борту. Она слегка повреждена, но вроде...
      - Затаскивайте их на борт.
      - Капитан, - еле слышно обратилась к нему Лита. - Что теперь?
      - Теперь возвращаемся к тучанк, чтобы дать им знать о том, что мы обезопасили их судоходство, а после этого идём в Приют.
      - А как быть с этой новой расой?
      Шеридан повернулся к ней и увидел в её глазах ужас - точнее, странную смесь ужаса и ещё чего-то неуловимого. Это был не гнев, нет... скорее, потрясение от встречи со старым врагом, которого считали разбитым раз и навсегда.
      - Нас это не касается, - ответил он. - По крайней мере, пока. Я буду очень, очень удивлён, если окажется, что это был первый и последний раз, когда мы имели дело с ними.
      Кем бы они ни были.

* * *

      Синевал привык к телесной боли. Даже когда он был совсем мальчишкой, он не считал её чем-то особенным. Во время битвы при Ганимеде он сломал свой головной гребень, когда его истребитель врезался в астероид. Позже ему сказали, что он был на грани жизни и смерти - он бы умер, если бы тонкая внутричерепная оболочка мозга порвалась в тот момент. Боль тогда была неописуемой, но он оставался в сознании достаточно долго, чтобы вывести то, что осталось от истребителя, из зоны гравитационного влияния астероида и удалиться от сражавшегося корабля Теней. На его гребне до сих пор был виден шрам в том месте, где он был сломан.
      В сравнении с тем случаем, нынешняя боль от ран в боку, руке и ноге была просто смехотворна.
      Охотник слегка отступил, смущённый стойкостью своего противника. Синевал перешагнул через тело Деленн и встал так, чтобы защищать её. Она была ещё жива - её дыхание, сбивчивое и частое, придавало ему уверенность в этом.
      - Исил-за вени, - сурово промолвил он, наступая на врага. Сам Вален стоял здесь, на этих скалах, и не сдался, не погиб. Выстоит и он.
      - Вален, - прошептал Охотник. - Да-да, Единственный, вождь вашего народа, который скончался девять веков назад. Но что ты знаешь, минбарец, о своём Спасителе? Что ты знаешь?
      Ответа не последовало. В нём не было нужды.
      - Минбарец, не рождённый от минбарца. Так написано в ваших древних хрониках? Так или нет!? Так начинается сказание о Валене. Минбарец, не рождённый от минбарца. Минбарец, рождённый от землянина.
      Выслушай меня! Вален был землянином!
      Синевал хотел что-то сказать, но не смог. Подходящих слов просто не было. Он ринулся вперёд. Охотник за душами поднял своё оружие. Это не имеет значения. Всё равно он не сможет ничего противопоставить его праведному гневу.
      Минуту спустя, когда Синевал стоял над распластанным телом своего поверженного врага, он нашёл в себе силы заговорить.
      - Откуда ты знаешь? - спросил он. - Отвечай, откуда ты знаешь?!
      Охотник из последних сил усмехнулся.
      - Разве ты не знаешь, минбарец? Душа Валена у нас...
      Сказав это, он умер.
      Синевал отступил от безжизненного тела, чувствуя одновременно боль и торжество. Теперь он знал, где находится Вален. Он может освободить Валена, вернуть его своему народу. Он может...
      Его душа, так долго томящаяся в плену у этих... чудовищ.
      Внезапно он вспомнил о Деленн. Опустившись на колени рядом с ней, он понял, что она умирает. Её глаза были открыты, но закатились под лоб. Кровь сочилась из уголка её глаза, стекала, оставляя след на щеке, и капала на землю - ту самую землю, что была когда-то окроплена кровью Валена.
      Он с брезгливостью глядел на её полуземные черты, но всё-таки протянул руку, чтобы прикоснуться к её голове. Эти её... волосы... были грязными, выпачканными кровью и потом. Немногим лучше, чем у какого-нибудь животного. Её гребень треснул и выглядел опасно хрупким. Всё её тело сотрясала мелкая дрожь. Кисти рук были судорожно сжаты в кулаки и ногти её до белизны вонзились в кожу ладоней.
      Лучше пусть она умрёт здесь, чем будет жить с таким... уродством. Пожалуй, я должен подарить ей быструю смерть. Может быть, без неё Минбар сумеет встать на путь великой судьбы... Может быть, даже, его поведу я.
      Пусть она умрёт здесь. Её душа теперь принадлежит лишь ей. Это не так уж мало.

      Неожиданно Синевал заметил, как голубое сияние окутывает её тело. Он отшатнулся назад, уже догадываясь, что происходит перед ним, зная, что он прав в своей догадке, но надеясь - молясь - на то, чтобы оказаться неправым.
      - Вален, - прошептал он, с ужасом глядя на то, как очертания призрака Валена вздымаются вверх, растворяясь в бескрайнем небе. Через несколько секунд всё прошло.
      Нет.
      НЕТ!

      Вален был здесь. Он только что был тут. И он пришёл не к нему. Он явился ей. Почему ей? Неужели его видение в Грёзах было всего лишь шуткой?
      ЗАЧЕМ?
      Ответа не было, и изменилось во всей округе лишь одно: Деленн дышала спокойнее. Её глаза закрылись, руки расслабились. Она спала.
      Синевал глядел на неё, и кровавая, дурманящая злоба кипела в нём. Она, а не он. Почему не я? Я не достоин? Неужели я не достоин?!
      Он осторожно поднял Деленн на руки и прижал к груди. Было удивительно ощущать, какая она маленькая и лёгкая.
      - Ты не умрёшь, - тихо прошептал он ей.
      Вряд ли, впрочем, она слышала его.
      - Ты не умрёшь здесь.
      И никто не посмеет причинить ей зла. Здесь, в его великом храме.

* * *

      - Так, значит, вы просто... позволите одному из этих... виндризи отправиться вместе с нами?
      Дерхан раздражённо вздохнул.
      - Если это ваша обычная манера ведения беседы, министр Моллари, то я просто поражаюсь, как вам удалось добиться такого высокого поста в вашем правительстве. Я сказал, что я не возражаю, если вы попросите кого-нибудь из них. Вот они все, здесь. Говорите.
      Лондо огляделся вокруг. Это был просто сумасшедший день. Минбарец, с которым он повстречался в овраге, вернулся и принёс с собой Деленн. Он положил его на некое подобие постели в этом богами забытом планетарном комплексе, после чего куда-то исчез. Ленньер уже успел вернуться, и его раны оказались далеко не так опасны, как Лондо подумал с первого взгляда. Таинственный инопланетянин, напавший на них, был убит. А эти виндризи действительно хотели по собственной воле пойти вместе с ним.
      - Говорите, - повторил Дерхан.
      - Э... тут... кто-нибудь... в общем, пойдёт?
      - Я, - сказал один из них, шагнув вперёд. - Раньше мы были единым целым с техномагами. Если мы воссоединимся с ними снова, это будет справедливо.
      - А, - ответил Лондо. - Хорошо.
      Сказал он только это. Но подумать успел гораздо больше: Вот так. Нарн с каким-то там непонятным инопланетянином в своих потрохах собирается вместе с нами отправиться к техномагам. Великие боги, ну неужели вся Вселенная сошла с ума, или так было всегда, а я просто не замечал этого раньше?
      Немного помолчав, он спросил:
      - И... как же вас зовут?
      - Виндризи.
      - У вас что, нет другого имени?
      Нарн улыбнулся, - и это было одно из самых жутких зрелищ, которые Лондо когда-либо доводилось видеть.
      - Больше нет.
      - А-а... Ну что ж, жаль.
      Великий Создатель, Вселенная ненавидит меня!

* * *

      Морден улыбнулся.
      - Неплохо. Я доволен вами.
      Лежащее перед ним тело до последнего момента принадлежало бракири. Теперь это был просто мёртвый бракири. Шок, вызванный изъятием инопланетного паразита из его тела, оказался фатальным. Жаль, конечно, но что поделаешь. Надо - значит надо.
      Виндризи уже поместили в надёжную ёмкость для транспортировки, и вся накопленная им за долгую жизнь информация была в безопасности.
      - Нам не удалось забрать её душу.
      Морден посмотрел на Охотника за душами. Это был один из двоих, посланных добывать виндризи. Пока он был занят удовлетворением просьбы Мордена, другой должен был отыскать Деленн и поместить её душу в свою коллекцию - информация о её местонахождении была платой Мордена за живого виндризи.
      - Да, насколько мне известно, она всё ещё жива. Часто бывает, что минбарцы оказываются чрезвычайно живучи. С вашей точки зрения, как я понимаю, это так досадно. Но всё же, это не такая уж страшная потеря. Теперь мы у вас в долгу.
      Кстати, вы уже подумали над моим предложением?
      - Мы ещё не решили.
      - Ну, хорошо. Ничего страшного, у вас есть время. Нам некуда спешить.
      Да, - думал Морден чуть позже, после того, как получил официальное подтверждение того, что его предложение принято. - В последние дни всё идёт просто великолепно.

* * *

      - Я видел его здесь. Я видел Валена.
      - Значит, тебе повезло больше, чем мне, Синевал.
      - Он ничего не сказал мне. Он даже не заметил моего присутствия. Может быть, я не... Может быть, я никогда не был избран им.
      - А может быть, ты просто не тот, кого он избрал сегодня. Но завтра наступит обязательно.
      - Ты так сказал, Сеч Дерхан. Но что, если я не прав?
      - Поживём - увидим. Боюсь, что у нас появились иные заботы. Хорошо это или плохо, но наш скромный приют здесь перестал быть тайным. Один из нас пропал, - просто исчез куда-то.
      - Шаг-тоты?
      - Возможно. Моя оборона крепка, но и она не лишена недостатков. У нас нет ни времени, ни ресурсов, чтобы сделать её безупречной. А он никуда не пошёл бы один. Я сильно беспокоюсь, Синевал.
      - Это только начало.
      - Да, увы. Увы.

* * *

      На другой планете тоже разговаривали двое. Но это был разговор между властителем и слугой.
      - Значит, им это удалось, Элрик. Они возвращаются.
      Элрик кивнул.
      - Кажется, что так, повелитель.
      - Что произошло с ней? Видела ли она то, что должна была увидеть?
      - Не могу сказать с полной уверенностью, повелитель. Мы... не можем быть до конца уверены в этом. Всё, что касается её, теперь лежит за гранью однозначности.
      - Теперь нам придётся исцелить её. Мы дали обещание.
      - Но что, если мы были не правы, повелитель? Что тогда?
      - К добру или нет, но если им удастся вернуть нам потерянное знание, мы должны будем исцелить её. Скоро мы покинем это место. Что будет потом, нас не касается.
      - Но как же мир, который мы оставляем, повелитель?
      - Этому миру, как и всем остальным, придётся обходиться без нас. По крайней мере, какое-то время.
      Элрик вдруг замолчал и поднял глаза вверх. Обычный человек не увидел бы там ничего, кроме темноты, в которой утопал потолок маленького святилища. Элрик же видел куда больше этого.
      - Они идут, - скрипучим голосом произнёс Джемис, Тот, Кто Превыше Всех.
      - Зачем? Они хотят уничтожить нас?
      - А может быть, её?
      Над их головами небо Казоми 7 расцветилось вспыхивающими точками перехода огромной армады дракхов. Меньше чем через час началась бойня.


Редактор: Наталья Ермакова
 
Ваши замечания по данному материалу просьба присылать в
редакцию
 
Последнее изменение: 22 марта 2000 г.